Набросок Сангиной

Ингвар рассматривал рисунок на дорогой серой бумаге.

То была книжная страница с мастерски исполненным рисунком.

Но на иллюстрацию рисунок не походил. Такие картины вставляли в рамки, вешали на стену, ставили на стол или на каминную полку.

В доступных Нинсону библиотеках ничего подобного не было.

Обнажённая женщина сидела в странном кресле-лепестке. Позу нельзя было назвать расслабленной, но было понятно, что она уже

долго так сидит. Задумалась. Перебирает волосы.

Смотрит на читателя.

Шкура крупного белого медведя с чудовищным черепом лежала под ногами женщины, плавающей в вихре дымного круговорота. Вуаль сползала по бёдрам, ничего не прикрывая, а только притягивая взгляд, утягивая его под колени, вниз по голени, спускаясь в ворох вещей. В основном, библиотечных богатств: документов и карт. И ещё

свитки и чёрные книги. Кроме одной книги в красном переплёте.

Свеча из воска и благовонного масла чадила шлейфом плотного аромата. Женщина, задумчиво перебиравшая пряди, была прекрасна и знакома. Дым укутывал её с одной стороны, а волны собственных волос с другой.

Нинсон подумал, что лучше смолчать.

Потом подумал ещё и решил не скромничать понапрасну.

Наконец, раздражённый спором с самим собой, он всё же спросил у Тульпы:

— Это ты?

Она, затаив дыхание, изучала женщину на рисунке и поглядывала на Великана, стараясь угадать его мысли.

С заминкой ответила:

— Вроде бы.

234
18+

0 комментариев, по

46K 5 253
Наверх Вниз