Пираты галактических окраин. Глава 1 / Константин Костин

Пираты галактических окраин. Глава 1

Автор: Константин Костин

Еще один заброшенный роман, этот остановился на 5-й главе, по замыслу должен был стать продолжением Последнего полета "Прогресса"

Но тут еще может и продолжу - есть в планах развивать серию после того, как закончу серию Скагаран.


  Земля... крошечный шарик, вращающийся вокруг Солнца - и всего-то! Планета, каких в галактике много... ну, хорошо, пусть не много, пусть полтора десятка. Всего полтора десятка миров, пригодных для проживания на них человечества! Из миллионов! Это чудовищно мало. Но они есть! Я всегда, еще с дошкольного возраста знал, что она - не единственная планета во вселенной, что есть и другие, где живут, работают люди, влюбляются и умирают. Равно как и знал, что не просижу всю жизнь на Земле, как запечный таракан. Так оно и случилось - поступив на службу в Комиссариат, я, лично я, ответственен за смерть миллиардов разумных живых существ, населявших миры Андрадора и Лентиса-2 (сегодня - Андрия). И никогда, ни единой секунды, я не задумывался, и не подозревал, что буду так скучать по Земле, по Родине, по дому... наверно, потому, что я знал, что могу вернуться сюда в любой момент. Когда что-то есть - мало ценишь. Ведь лишь ощутив, что дорога домой закрыта, я понял, что для меня значил этот крошечный шарик, покоящийся в мерцающей звездами черноте космоса...

  И потому я смотрел на голубую планету, неподвижно висящую по центру обзорного экрана флагманского крейсера Андрадорской Имперской Гвардейской десантной дивизии 'Восход', таким завороженным взглядом, вцепившись побелевшими от напряжения пальцами в подлокотники кресла, борясь с грозящими выступить на глазах слезами.

  - Слышь, полковник, - тронул меня за плечо Винсент. - Прилетели.

  - Вижу, дружище, - сглотнул я. - Не слепой.

  Полковник... снова рейд-полковник. А ведь каких-то две недели назад я, как и мой дядя, был Императором. Конечно, не Солнечной Системы и Развитых Миров, а всего лишь трети Андрии - Империи Жаклинии. Что поделать? Так мы договорились с племянницей последнего президента Федерации: планета в честь меня, Империя - в ее честь. И правил своей страной, как мне кажется, вполне разумно, и, даже, где-то, справедливо. Но без лишнего либерализма. Тогда, две недели назад я лежал на шезлонге своей летней резиденции...

  Ярко светило солнце. Светило Андрии, если уж на то пошло, называется Лентис, но... солнце, и солнце - так привычнее. Я лежал на краю бассейна, и пытался вспомнить, куда же я задевал последние отчеты своего премьер-министра, которым, как это несложно догадаться, после моего воцарения, стал Марк Стоун. И не мог вспомнить. В последнее время у меня появилась поганая привычка - положить что-то подальше, чтобы взять поближе. Положить на самое видное, на самое невероятное для постороннего человека место, чтобы кому-то кроме меня пришлось попыхтеть, прежде чем найти это что-то. И эта привычка уже в который раз играла со мной злую шутку. Я и сам не мог найти то, что спрятал. Сегодня это были отчеты. Конечно, не Бог весть какой важности документы, к тому же всегда можно попросить Марка принести копию. Но найти их было делом принципа.

  В бассейне плескались три девушки - Жаклин, Анжела и Сабрина. Мои жены. Да, многоженство в моей Империи совершенно законно. Потому что... терпеть не могу лицемерия. Или у человека есть жена и любовница, которые прекрасно знают друг о друге, есть не потому, что он такой злостный маньяк, или еще что-то, а потому, что он может себе позволить содержать не одну женщину. Потому что у него достаточно мозгов, чтобы не спиться, или тупо валяться на диване все вечера после работы. Так какого черта? Зачем делать вид, что это как-то противоестественно? Мужчина - вообще существо полигамное. И я мог себе позволить содержать всех трех. В конце концов, я Император, или где? Захотят - каждой по дворцу построю. И не потому что я 'под каблуком', или чтобы мозг не взрывали, последнее женщины особо любят. А потому что деньги даны мужчине, чтобы он мог красиво 'кинуть понты' перед девушкой, построить тот же дворец, и, небрежно махнув рукой, бросить 'дарю, детка'. Красиво кинуть понт - это целое искусство. Купцы, например, две тысячи лет назад, заматывали портянки со сторублевой купюрой, чтобы, раздеваясь, удивлять девочек. Чуть позже высшим классом считалось записать номер своего телефона (это такая штука типа голофона) на банкноте побольше, и вручить ее девушке - 'позвони мне, малышка'.

  А власть... власть - игрушка исключительно мужская. Только равными можно повелевать с удовольствием... черт! Вспомнил! Я даже лежа подскочил. Я вспомнил, куда задевал эти отчеты! Положил под трон в зале! Послав девочкам воздушный поцелуй, я направился в прохладу поместья.

  Замечательный, все же, у меня дворец! Я ступал по ковру с ворсом, заглушающим звук шагов, настолько длинным, что, казалось, он доходил до середины щиколотки. Если и соврал - то не намного. Солнечный свет, приникая под крышу, падал на пол ровными параллелограммами, словно разрезанный ножами мраморных колонн. Невысокие местные растения, с крупными, мясистыми листьями, темно-зелеными, в салатовую крапинку, насыщали воздух неповторимым ароматом. Красота! И какой идиот сказал, что счастье за деньги не купишь? У него денег, чтобы купить счастье, явно не хватило!

  Перед высокими, тяжелыми двустворчатыми дверями, ведущими в тронный зал, я задумчиво остановился. Забавно. Здесь должны стоять двое стражей из моей личной гвардии. Уйти, просто взять и уйти, только потому что им это в голову ударило, они не могли. Несмотря на вынужденную отставку, я оставался военным человеком, большую часть жизни прослужившим в Комиссариате, и здесь, в своей Империи, порядки я навел соответствующие. Охранники не могли уйти сами, пока их не сменит другой караул. Это Устав. С дезертирами у меня разговор короткий - голова на плаху, и рыб кормить. Это тоже Устав. Следовательно, их ушли. Я впервые за все время, что живу в летней резиденции, пожалел, что не ношу с собой оружия. Пусть и не бластер - для успокоения нервов хватило бы сабельки. Только вот нет ее.

  Украдкой оглянувшись, я решительно толкнул дверь, беззвучно открывшуюся на отлично смазанных петлях, приготовившись, в случае опасности, моментально отскочить в сторону. Но и в тронном зале было пусто - ни души. Хотя и здесь должны были стоять четверо гвардейцев. Черт, но кто? Кто из этих примитивных ублюдков, населявших Андрию, смог убрать сразу шестерых воинов без шума? Стараясь выглядеть как можно более непринужденно, на случай, если недоброжелатель наблюдает за мной из-за колонны, или скрывшись в тени ниши, я обогнул фонтан в центре зала, и подошел к трону. Планшетник с отчетом Марка, как и следовало ожидать, нашелся под массивным креслом из кости на небольшом постаменте.

  Подняв пластину, я сел на свое место, нащупывая тайник в рукоятке, где хранился позаимствованный в свое время у одного агента Секретной Службы БСМ. Пистолета на месте не оказалось! Это могло означать только одно - тот, кто так технично убрал стражников, прекрасно знал, что это такое. То есть был точно не коренным жителем Андрии. Неужели, кто-то из моей прошлой жизни, кто-то с Земли, нашел меня!? Усиленно делая вид, что доклад донельзя увлек меня, я исподлобья внимательно осматривал зал, цепляя глазами каждую, казалось бы, незаметную, деталь.

  Что это? Показалось? Нет, есть! Блеклая, едва различимая на залитом солнечным светом полу, тень человека в антиоптическом костюме, отделившись от полумрака ниши, приближалась ко мне. Не пошевелив ни единым членом, я напрягся, приготовившись к прыжку.

  Тень замерла. Почуял что-то? Постояв с секунду на месте, она продолжила движение, заходя мне за спину. Ближе, гнида, еще ближе... и вот, когда тень почти поравнялась со мной, я резко выпрямился, рассекая кулаком воздух снизу вверх. Противник такого хода явно не ожидал, а потому и не успел среагировать. Кулак встретил сопротивление как раз на высоте моей челюсти. Лязгнули зубы, послышался сдавленный стон, и пришелец отлетел на несколько шагов назад. Не давая ему опомниться, в один прыжок, я оказался рядом, и, приперев невидимое тело к полу коленом, начал наносить беспорядочные удары, иногда попадая по человеку, и порой и промахиваясь, сбивая костяшки кулака об мраморный пол. Наверно ужасно смешно смотрюсь со стороны, сражаясь с пустотой! Только мне отчего то смешно не было.

  - Эй! Чтоб... - раздался голос незваного гостя. - Полковник, стой! Подожди!

  Голос показался мне до боли знакомым. Саданув еще пару раз, для верности, я нащупал застежку комбинезона и рванул ее вниз. Из недр вывернувшейся наизнанку пустоты на меня смотрел, опасливо щурясь, Винсент - мой многоюроный брат, если верить его отцу, моему двоюродному дяде, и, по совместительству, Императору Солнечной Системы и Развитых Миров. Из покрасневшего, опухшего носа ван Ванкелена стекала струйка крови.

  - Оружие? - спросил я.

  - Да забирай, - просипел эсэсовец, бросая Бластер Специальный Малогабаритный, у него же мною и отобранный несколько лет назад при побеге с 'Восхода'.

  - Нет, дружище, - кровожадно усмехнулся я. - Давай все. Что там у тебя еще? Пистолет? Парализатор? Давай все.

  Загремев по мрамору, на пол упал еще один БСМ и парализатор.

  - Доволен? - поинтересовался Винс.

  - Не совсем, - ответил я, подбирая пистолет, и наводя его на шпиона. - Снимай костюм.

  Вздохнув, агент до конца расстегнул комбинезон, долго прыгал на одной ноге, извлекая вторую из штанины, и, наконец, остался в пятнистой форме с погонами штабс-майора и наградными планками на левой стороне груди. Я покачал стволом бластера. Правильно истолковав это жест, Винсент, скрипнув липучками куртки, распахнул полы, демонстрируя, что больше оружия при нем нету.

  - Это ты что же, до сих пор штабс-майор? - усмехнулся я. - Что, Император не особо жалует своего внебрачного сына?

  - Ты бы не сбежал - я б уже полковником был, - процедил сквозь зубы ван Ванкелен.

  - А что это у тебя там за награды? - поинтересовался я, указывая на планки лучом целеуказателя. - Ты поглянь, а! 'За мужество', 'За отвагу'... А 'За тупость' нету? Посмертно? Или этот орден будет учрежден после того, как я в тебе дырок наделаю?

  - Слышь, Андреевских, хорош стебаться, - взмолился марсианин. - Я к тебе по делу государственной важности.

  - По делу? - протянул я. - Меня, что ли, шлепнуть? Так это, дружище, у тебя как-то хреновасто получается.

  - Не шлепнуть, - покачал головой Винс. - Император Солнечной Системы и Развитых Миров Виктор Первый просит тебя о небольшом, я бы даже сказал, совсем маленьком, одолжении... Империя рушится.

  - Подумать только! - картинно всплеснул я руками. - Похоже, дядя Витя не слышал старую поговорку: бери ношу по себе, чтоб не падать при ходьбе.

  - Ой ли... можно подумать, у тебя все идеально...

  - Что? - я непроизвольно, в приступе внезапного бешенства, ткнул стволом БСМа в грудь майора. - Ты посмотри на этот мир, какой он сейчас. И постарайся вспомнить, каким он был раньше! Ах, да, откуда тебе... тебя же здесь не было пять лет назад... что у них было до меня? Катапульта как пик технического прогресса? Горсть ржавых мечей? Несколько десятков галер? Читал сказку 'Три поросенка'? Да? Молодец! Вот и дома у них такие же были - дунул, и развалился. Одежда - и одеждой-то назвать смешно.

  И сейчас! Пушки и порох! Ружья и сабли! Самые настоящие фрегаты, гигантские крепости, паровые машины, ткацкие фабрики... и это - сейчас! Представь, что будет, когда я открою для них новые тайны металлургии, бездымный порох, двигатели внутреннего сгорания... сегодня во всей Империи вряд ли найдется город без храма, посвященного мне...

  - Ну, да, - с готовностью кивнул майор. - Легко стать для дикарей богом, явившись из высокоразвитого мира...

  - Легко? А ты сам попробуй. И, знаешь, я не уверен на счет простых людей, но верхушка, по меньшей мере, догадывается что я далеко не бог. Но им на это насрать. Потому что при мне их влияние увеличилось в десятки раз, потому что при мне Империя увеличилась в размерах в сотни раз, потому что при мне...

  - Потому что при тебе смертных казней в тысячу раз больше, чем до тебя, - продолжил за меня ван Ванкелен. - Мне вот интересно стало - у твоих палачей зарплата почасовая, или сдельная? И с твоей-то Империей все понятно, а соседям каково? Тебе наверно, спится плохо, если пару деревень не спалишь, и город какой-нибудь не захватишь?

  - А ты как хотел? - развел я руками. - Не бывает, чтобы каждый был доволен властью, бывает, что недовольных плохо ищут. А если недовольных меньше, чем по плану, то можно и нескольких невиновных зацепить. Власть, сильная власть, держится на страхе. Через два-три поколения у людей будет страх остаться без власти, а пока... пока пусть он будет перед властью. Ты же знаешь, я никогда не колебался, прежде чем убить пару-тройку миллиардов человек за то, во что я верю. Особенно, если они со мной не согласны...

  И соседи - не моя проблема. Им предлагали сдаться, они отказались. Они сделали свой выбор. И я сделал свой выбор - потомкам моих подданных, моим потомкам, достанется сильная, могущественная Империя, при одном упоминании о которой вся оставшаяся часть Андрии будет дрожать в страхе. Смогут они сохранить наследство и преумножить его, или просрут - снова не моя проблема. Я сделал все, что от меня зависит.

  - Да, я вижу, - усмехнулся эсэсовец. - Ты немало сил вложил в свою Империю... столько трупов, невинных жертв! Убивать легко... а самому умирать приходилось? Нет? А то и орден 'За тупость' посмертно уже почти учрежден! Мы, хоть и троюродные, но братья. Но воспитывали, похоже, нас по-разному. Я верю, что за дело, за которое борешься, можно не только убить, но и умереть самому. Я готов умереть, а ты?

  Я взвесил в руке бластер. Свалился же этот марсианин на мою голову! Нет, я не питал каких-то совершенно утопических надежд, что дядя Витя меня никогда не найдет... просто надеялся, что случится это не сейчас, не сегодня. Через несколько десятилетий, а, лучше, века через полтора, но не сейчас! Умирать - это, наверно чертовски неприятно. Есть, правда, слабое утешение, что умру я с чистой совестью - всю жизнь я делал то, что считал правильным. Забавно! Меня почему-то не особо беспокоила моя жизнь, или своих девочек, или, даже Стоуна с Подорожным... впервые в жизни мне стало жалко аборигенов, которые жили, никого особо не трогали, но тут пришли люди, и их беззаботной жизни настал конец. Причем, не только беззаботной, а вообще всякой.

  - Что там у тебя? - злобно выкрикнул я. - Крейсер я планетарными разрушителями в паре миллионов километров от Андрии? Так давай, стреляй. Мне все равно. Но знай - ты подохнешь, не сходя с этого места.

  - Да зачем так грубо? - всплеснул руками агент. - Почему, обязательно, планетарные разрушители? Замочить всех? Нет, дружище, это не наш метод. Слишком легко для тебя. Ты так переживаешь за свою Империю... почему бы Виктору Первому не снабдить твоих врагов здесь, на Лентисе-2, оружием? Не огнестрельным, нет. А лучевым. И десантировать сюда инструкторов из Академии. Как думаешь, сколько продержится твоя Жаклиния под натиском отлично вооруженных и подготовленных варваров? Неделю? Ну, хорошо - две. Поверь - они разрушат до основания все, что ты строил эти годы. Вот из этого поместья, например, мне так кажется, получатся весьма живописные руины. А там уж твой черед придет...

  - Сука! - прошипел я.

  В глазах потемнело. Да и в мозгу, наверно, тоже. Иначе с чего бы мне кинуться на Винсента с кулаками, забыв про БСМ, вцепившись руками в его горло адамантиевой хваткой? Какое-то время я ничего не видел, не слышал, и, наверно, не чувствовал. Понимал лишь одно - бывший генерал Андреевских и этот ублюдок с Марса выиграли. Обеспечит варваров оружием - это не просто угроза, Виктор Павлович претворить ее в жизнь не только с легкостью, но и с удовольствием. И мне абсолютно нечего противопоставить им! Я сам выбрал путь полной изоляции, отказавшись от торговли и от любых отношений вообще с колониями, не поддерживавшими новый режим. Как бы мне сейчас пригодился хотя бы полк плазменных танков! Еще лучше - косминец. Повесить над Андрией несколько миллиардов гравидеструкторных мин - и хрен какой десант близко подберется. Поздно, слишком поздно... о чем я думал?

  В себя я начал приходить лишь когда почувствовал руки Марка, оттаскивающего меня от хрипящего штабс-майора, с раскрасневшимся лицом, выпученными, вылезшими из орбит глазами. Вокруг стояли мои девочки, держа ван Ванкелена на прицелах трех БУК-74. Несмотря на напряженность момента, я не мог не отметить, что Жаклин, Анжела и Сабрина, покрытые ровным бронзовым загаром, с штурмовыми бластерами наперевес, в одних лишь полупрозрачных парео, повязанных на бедрах, выглядят совершенно бесподобно!

  - Товарищ Император, успокойтесь, - уговаривал Стоун, крепко обхватив меня сзади за плечи.

  Где уж там!

  - Я порву тебя, гнида! - пообещал я Винсу, попытавшись дотянуться до шпиона ногой.

  Жадно хватая воздух, словно рыба, беззвучно открывая и закрывая рот, забарахтав по мраморному полу рукам и ногами, секретный агент поспешил спрятаться за Обахой.

  - Лейтенант, объясни ты своему хахалю... - просипел эсэсовец. - Объясни, что ему достаточно оказать крошечную услугу Виктору Первому, и он забудет и про тебя, и про него, и про Лентис вообще!

  - Я сейчас дырок в тебе понаделаю, и сам про тебя забуду, - мрачно произнес я, изворачиваясь, и выхватывая из кобуры бывшего комиссар-капитана КОЗ-971.

  - Постой! - воскликнула Жаклин, заслоняя марсианина своим телом. - Я, конечно, не весь разговор слышала, но подумай - кому легче станет от того, что ты его пристрелишь?

  - Мне, - ответил я. - Этого достаточно.

  - Я не позволю! - категорично заявила она. - Я не позволю тебе просрать все, что ты, я, что все мы строили здесь, на Андрии. У меня гораздо больше причин ненавидеть генерала Андреевских - он убил моего дядю, моих братьев, моих родителей, но я не хочу потерять то, что у меня есть. Я только здесь была счастлива, ты понимаешь это? Живи, и дай жить другим - не это ли ты говорил, когда привез меня на эту планету? Может, лучше сделать, что он просит, и отвязаться навсегда?

  - Командир, - похлопал меня по плечу Стоун. - Девчонка дело говорит. Вы знаете, я не против экшена, но бороться с Империей Солнечной Системы - нифига не айс.

  - Хрен с тобой, - прорычал я, возвращая пистолет премьер-министру. - Может ты и прав... так чего там дядя Витя хочет?

  - Хочет поговорить с тобой лично, - проинформировал меня Винсент, мужественно выходя из-за спины Обахи.

  - И где же он?

  - На Земле, естественно. Но на орбите Лентиса-2 находится 'Восход', так что будем там через пару недель.

  Я только покачал головой. Надо же! Гнать через всю галактику целый крейсер! Словно обычного десантного звездолета недостаточно. Это так Андреевских заботится о своем сыне, или хочет мне напомнить о силе флота, принадлежавшего когда-то Федерации?

  - Ладно, дружище, - кивнул я. - Сгоняю с тобой туда-обратно.

+2
154

0 комментариев, по

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

Написать комментарий
49K 293 210
Наверх Вниз