"Три плюс одна", в процессе / Петр Ингвин

"Три плюс одна", в процессе

Автор: Петр Ингвин

            – Никому не двигаться. Мирон, входи один и закрой за собой дверь.

– Это мои друзья. – Мирон остался на месте. – Мы голодные.

            – Друзья? – со снисходительной насмешкой донеслось из коридора. – И те?

            Ствол пистолета качнулся чуть вправо, на Аскера и Ибрашку.

            Мирон на миг поджал губы.

            – Я не делю людей на тех и этих.

            – Как знаешь. Вообще-то, и я не делю, но только тех, кто разделяет мою точку зрения или хотя бы может понять, что другие точки зрения существуют. Встать на чужую позицию и принять, что другие могут думать не так, как ты – для многих непосильное дело.

            – Вот именно! – ухватился за мысль Мирон. – Почему же отказываешь в этом другим? Почему не хочешь понять их? У них тоже свои точки зрения, и обоснованы они не хуже твоей.

            Из коридора хмыкнули:

            – Кажется, ты боишься своих «друзей». А-а, понял, ты перед девчонкой рисуешься. Запомни: свои убеждения нужно отстаивать всегда, что бы ни случилось. Только так можно вернуть утраченную славу своего народа.

            Ник почувствовал плечо прижавшейся к нему Луизы.

            – Дядя Кастусь, ты захватил институт? – прямо спросил Мирон. – Зачем?

            После короткой паузы раздалось:

            – Войди и поговорим.

            – Поговорим здесь.

            – Здесь не место для разговоров.

            – Место, – с несвойственным ему упрямством заявил Мирон. – Открытие, которое совершили в этом институте, может изменить мир. Ты хочешь изменить мир сам, в одиночку? Хочешь владеть Вселенной, стать богом-императором? Уверен, что справишься?

            – Вспомни, кто ты на самом деле, Мирон. Сейчас ты живешь в другой стране, но у твоего народа собственная великая история!

            Нехорошее предчувствие укололо Ника. Дядя Мирона давил на больную мозоль. Именно на эту тему постоянно твердил Мирон в любых спорах, всегда тянул одеяло истории на себя, и переубедить его было невозможно. Он принимал многовариантность истории, но истинной назло остальным фактам считал только свою версию.

            И вдруг…

– Да, у моей малой родины великое прошлое, но сейчас я часть большого народа, который победил фашизм и покорил космос, – с пылом заговорил Мирон. – Этот народ непобедим только пока все нации, которые его составляют, хотят одного – чтобы никто не отнял их родную землю. Я не отказываюсь от корней, но я хочу в великое будущее, пусть даже как составная часть чего-то большего, а не в великое прошлое. Великое прошлое было у большинства наций. Но. Нынешние итальянцы – далеко не римляне времен Империи. Греки – не эллины. Турки – не Блистательная Порта при султане Сулеймане. У литвинов было великое прошлое, но оно кануло в Леиу. Все вокруг доказывают, чья нация круче, играют словами, чтобы возвысить своих, а это – к слову о чужих точках зрения – унижает других. Странно, но именно сегодня я понял одну истину. Глупо гордиться великими предками. Если сейчас дела твоего народа плохи, значит, потомки профукали достижения великих предков и недостойны их. Но это никак не значит, что не надо ничего делать. Надо, и еще как. Жизнь надо прожить так, чтоб наши потомки гордились великими предками в нашем лице.

– Гляжу, тебе хорошо промыли мозги. Выходит, теперь ты с ними – вечными рабами и косорукими алкашами?

            – Говоря «они», ты плюешь в зеркало. Народы веками жили своим умом, и чтобы понять, у кого получалось хорошо, а у кого плохо, достаточно посмотреть на глобус. Криворукие пьяницы? Еще раз посмотри на глобус. А теперь посмотри на тех, кто «освободился от кровавых тиранов», от всего, что связывало с «ними». Прости, но эти «борцы за свободу и независимость» кладут жизни за свободу – от кого? Я так понимаю, что за свободу воровать, врать и стравливать, чтобы воровать дальше. Все, что было построено нашими предками, ими разграблено и присвоено. А ведь рядом был наглядный пример. Россия – имею в виду не русских, как нацию, а Большую Россию – прошла все это в девяностые. Как можно что-то созидать и строить, расковыривая себе болячки и во всем обвиняя соседей? Представь: а что будет, если свои болячки начнет расковыривать Россия? Не русские, а россияне, все вместе? Аляска и запад Америки вплоть до Калифорнии принадлежали России, и срок аренды за Аляску – да-да, она не подана, а сдана в аренду на девяносто девять лет – истек совсем недавно. Но Россия молчит. Гавайи год жили под российским флагом, пока их король не сменил его на американский. Россия на них претендует? А если вспомнить вот такое: когда открывалась некая новая земля, она доставалась государству, чьи представители ее открыли. Огромная Гренландия, например, принадлежит маленькой Дании, Австралия до обретения независимости – очень странной, надо сказать, поскольку сохранена власть английской королевы с военной присягой именно ей, а не родной стране – принадлежала Великобритании. Почему же открытая Россией Антарктида не принадлежит первооткрывательнице? А теперь скажи: если объединение народов, победившее Наполеона и Гитлера, все же расковыряет эти болячки «великого прошлого», что сможет противопоставить мир?

            – Говоришь прямо как дед-пенсионер, но спасибо за удачный пример. России просто необходимо что-то противопоставить, именно поэтому я сделал то, что сделал. Давай поговорим без свидетелей. Как бы ты меня ни убеждал, впустить могу только тебя. Потом, если хочешь, можешь вынести друзьям еды, но внутрь они не зайдут.


https://author.today/work/23769

191

0 комментариев, по

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

Написать комментарий
21K 328 67
Наверх Вниз