О бедном сюжете замолвлю я слово... / Sheldon Lee

О бедном сюжете замолвлю я слово...

Автор: Sheldon Lee

Ах, сюжет, сюжет! И всем-то он должен, чёртов забулдыга. Должен развиваться. Должен быть интересным, оригинальным, без шаблонов и избитостей, должен соответствовать "завязка-развяка-кульминация". Ему, впрочем, тоже должны. На него должны работать герои, события. Но не факт, что баланс окажется в пользу сюжета. Банкрот чёртов.

Мы всё же испорчены компьютерными играми и блок-бастерами. Нет, нет, я трепетно люблю и то, и другое. Но. Компьютерные и блок-бастерные представления о сюжете идут в худлит. Уже практически пришли. И у несчастного сюжета, который и без того банкрот, появилось ещё множество долгов. Он таперича должон быть динамичным. Без соплежуйства и рефлексий. Герои должны совершать действия, интересные и понятные читателю. Заниматься сексом, стрелять, убивать, попадать. Нет, негативная окраска не обязательна, это я так. Можно спасать мир, совершать подвиги на благо отчизны. А вот так, чтобы, скажем, как в чеховской "Степи"... Ну едут люди. Разговаривают, чай пьют, раков варят, кашу трескают. Никто никого не убил, даже не поимел. Ехали-ехали и приехали! Добро бы хоть квесты какие выполняли, так и того нету! Ну что это за сюжет? Вообще не блок-бастер.

Гениально про сюжет у Джека Лондона. Я извиняюсь за цитирование множества букфф, на протяжении которых никто не был убит...


– Картина – частица жизни, – сказал я. – Мы изображаем жизнь так, как мы ее видим. Скажем, ты, Чарли, идешь по тропе. Ночь. Перед тобой хижина. В окне свет. Одну-две секунды ты смотришь в окно. Увидел что-то и пошел дальше. Допустим, там человек, он пишет письмо. Ты увидел что-то без начала и конца. Ничего не происходило. А все-таки ты видел кусочек жизни. И вспомнишь его потом. У тебя в памяти осталась картина. Картина в раме окна.

Он явно был заинтересован: я знал, что, слушая меня, он как бы уже смотрел в окно и видел человека, который пишет письмо.

– Ты нарисовал одну картину, которая мне понятна, – сказал он. – Правдивая. С большим толком. Собрались у тебя в хижине в Доусоне люди. Сидят за столом, играют в фараон. По крупной. Не ограничивают ставок.

– Почем ты знаешь, что не ограничивают? – спросил я взволнованно, так как речь шла об оценке моего творчества беспристрастным судьей, который знает только жизнь, не знаком с искусством, а в области реального чувствует себя как рыба в воде. Надо сказать, что именно этой картиной я особенно дорожил. Я назвал ее "Последний кон" и считал одним из лучших своих созданий.

– На столе нету денег, – объяснил Ситка Чарли. – Играют на фишки. Значит – на все, что в банке. У одного желтые фишки – каждая, может, по тысяче, может, по две тысячи долларов. У другого красные – может, по пятьсот долларов, может, по тысяче. Очень крупная игра. Все ставки высокие, играют на весь банк. Почем я знаю? У твоего банкомета краска в лице. (Я был в восторге.) Тот, кому сдают, сидит у тебя на стуле, наклонившись вперед. Отчего он наклонился? Отчего у него такое застывшее лицо? А глаза горят. Отчего у банкомета краска в лице? Отчего все точно окаменели? И тот, что с желтыми фишками. И тот, что с белыми. И тот, что с красными. Отчего все молчат? Оттого, что очень крупная игра. Оттого, что последний кон.

– Почем ты знаешь, что последний? – спросил я.

– Банк на короле, семерка открыта, – ответил он. – На свои карты никто не ставит. Свои карты – в сторону. У всех одно на уме. Все ставят на семерку. Может, банк потеряет тысяч двадцать, может, выиграет. Да, эту картину я понимаю!

– А все-таки ты не знаешь конца! – победоносно воскликнул я. – Это последний кон, но карты еще не открыты. На картине они так и не будут открыты. Так и останется неизвестным, кто выиграл и кто проиграл.

– И они так и будут сидеть и молчать? – промолвил он с удивлением и ужасом во взгляде. – И тот, кому сдают, так и будет сидеть, наклонившись вперед? И краска не сойдет со щек банкомета? Как странно! Они будут сидеть там всегда, всегда. И карты так и не будут открыты.

– Это картина, – сказал я. – Это жизнь. Ты сам видал такие вещи.

Он поглядел на меня, подумал, потом медленно произнес:

– Да, ты правильно говоришь. Тут нет конца. Никто его не узнает. Но это верно. Я видел. Это жизнь.




Джек Лондон ниспровргает кульминации и развязки. Прямо какой-то Малевич от литературы. Сарказм, конечно. Мне видится так, что высказанное о картине можно спроецировать и на текст. Текст - часть жизни. Мы изображаем жизнь так, как мы ее видим. Хорошо, если получается правдиво и с большим толком. Текст - не обязательно интересная история, вовсе нет. Жизнь и правда. Пусть в тексте автор рассказывает о хоббитах или инопланетянах, это не имеет значения. Ведь всё равно пишем про себя.  Если говорить об интересных историях... "Дядя Ваня" - интересная история? Всего разок выстрелили. А "Скучная история"? Тут сам автор признаёт... Или вот "Обломов"? Просто куски жизни разной длины. Сколько в нашей жизни происходит событий скучных и неинтересных? 99%, не меньше. А тот 1% нескучного, он так нескучен, что ну его к нехорошей матери.

Единственная претензия, которая у меня может возникнуть к сюжету - это когда авторское "хочу" больше чем жизнь. Если автор создаёт не жизнь, а квази-жизнь - химер и гомункулов,  пусть даже делает это по всем канонам, то остаётся только пожать плечами и закрыть текст со словами "ну не бывает так!" А бог из машины, провисание или слитая концовка - это не грехи. Как в жизни. Что, мало богов из машины бывает в жизни-то? Или слитых концовок?))))

+9
309

8 комментариев, по

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

Сэм Сэлли
#

Сюжет, сюжет... А я вот модернистов люблю. Вирджинию Вулф, к примеру. Боготворю писательницу, а что там, в ее книгах? Там и сюжета-то в привычном понимании этого смысла нет. Или вот Маркеса, к примеру (о, "Сто лет одиночества"! Готова перечитывать снова и снова). Или вот еще -  Германа Гессе с его "Игрой в бисер" или "Степным волком". 

А одна моя знакомая "экшн" любит. ЛитРПГ и прочее. Нет "экшена" - бессмысленного и беспощадного зачастую - книга не удалась. "Каждому свое", как было написано, кажется, в Освенциме.
А писать можно пробовать в любых жанрах и техниках. Поиски своей ниши, себя и все такое. Да и зачем себя ограничивать? К чему тянет, как говорится. Только тут тоже с оговоркой: от души писать, иначе не выйдет. Если хочешь ты писать, как Вулф, но модно быть, как Маханенко (весьма популярный автор, работающий в жанре ЛитРПГ), и ты подстраиваешься под "модно", то не выйдет ни черта. Или очень плохо, корявенько и натянуто. (Про грамотность, наличие чугунной задницы и желания учиться писать я не говорю, ибо это must have.)

 раскрыть ветвь  1
Sheldon Lee автор
#

Каждому своё, это да)

 раскрыть ветвь  0
Mad Architect
#

Ну, прямо скажем, "блокбастеры" и их приёмы начали приходить в литературу ещё в 19-ом веке. И, прямо скажем, привносится тем же Чеховым, который и драматург, и писатель. И писал согласно драматургическим приёмам - всем этим завязкам-кульминациям-развязкам. Бессюжетных текстов и фильмов - в достатке. Правда, читателей-зрителей у них "чуть" меньше, чем у тех, у которых сильный сюжет. Тут с одной стороны на вкус/на цвет - фломастеры разные, но на бессюжетные фломастеры как-то не очень клюют. Или я не прав? Так то никто не мешает творить автору так, как он хочет, ради тех зрителей/читателей, которых он имеет.

А про "сюжет должен" - почитайте, скажем, нашего Томашевского. Или ихнего Воглера. Или ихнего же Кэмпбела. Они, в общем, довольно доходчиво объясняют - что, кому и почему он должен.

 раскрыть ветвь  1
Sheldon Lee автор
#

Чехова, кстати, многократно пинали критики, что пьесы его невозможно играть, что это вообще не для сцены, неформат и т. д. И Чехов после каждой премьеры говорил - всё, больше никогда)

 раскрыть ветвь  0
Дин Лейпек
#

ИМХО, литература – пока еще – искусство. То есть работает на уровне чувственного восприятия в том числе. Как можно в принципе определить, что подействует на другого человека, а что нет? Сюжет может быть. А может вообще отсутствовать. По-моему, есть два критерия – грамотный язык (не только более менее без ошибок, но еще и стилистически выверенный) и желание автора что-то сказать другим. Настолько сильное, что он а) начинает писать, б) публикует написанное. А уже что он пишет, как все выстраивает – это его дело. Есть вещи, которые цепляют многих. Есть вещи, которые цепляют лишь некоторых. Но это же не значит, что второе хуже.

 раскрыть ветвь  1
Sheldon Lee автор
#

 По-моему, есть два критерия – грамотный язык (не только более менее без ошибок, но еще и стилистически выверенный) и желание автора что-то сказать другим. Настолько сильное, что он а) начинает писать, б) публикует написанное.

Подписываюсь)

 раскрыть ветвь  0
Stochastic
#

По большому счёту согласна, но есть ещё маленькая закавыка. Так как книга не жизнь, хотя бы в том, что касается протяженности во времени, то хотелось бы, чтобы внутренняя логика, причинно-следственные связи в ней просматривались яснее, чем в жизни. 

А так да, любые заезды в стиле "книга должна/сюжет должен" тлен)

 раскрыть ветвь  0
Marika Stanovoi
#

а всё просто: Интересно - читаем. Не интересно -  не читаем.
но так как каждому интересно СВОЁ, то увы, общего рецепта нет и не будет)))

 раскрыть ветвь  0
Написать комментарий
Наверх Вниз