Рецензия на роман Елены Ершовой "Рубедо". Книга 1. Нигредо / Яся Белая

Рецензия на роман Елены Ершовой "Рубедо". Книга 1. Нигредо

Автор: Яся Белая

Чужим огнем озарена,

Чужих печалей отраженье,

Природа, ты одним дана

Как жизнь, другим - как погребенье!

Шарль Бодлер

«Алхимия горя»


С романом Елены РУБЕДО– вернее, с его первой частью, НИГРЕДО, я знакома давно. Наверное, ещё в прошлой жизни – на другом сайте, с другим названием. Поэтому сейчас не перечитывала – доставала из памяти бережно хранимые воспоминания, перебирала, как цветные лоскуты, которые на глазах складывались в цельное полотно текста, увлекая вновь и очаровывая узнаванием. Знаете, есть такие книги – в них возвращаешься, как домой после долгих странствий. Так было с «Нигредо».

И снова, как в первый раз, меня потрясала достоверность описываемых событий – автор, безусловно, жил в Авьене, бродил по его улочкам, похожим на игрушечные, лично знал Маргариту и Генриха. Во всяком случае, когда читаешь, возникает ощущение, что ты причастен к исторической хронике – настолько всё зримо и реалистично, настолько достоверно в каждой строке.

Поэтому, так же как и в первый раз, меня немного смущало «фэнтези» в жанрах. Ну не фэнтези это ни разу в моём понимании. Потому что магия здесь уже больно научная, пусть даже она – алхимия. Я перебирала статьи литературоведов, чтобы подобрать этому роману более подходящий жанр. И нашла, как мне кажется, наиболее близкий – мэннерпанк. Вот какое определение жанра даётся в той статье – итак, мэннерпанк: «изображает быт и нравы светского общества, строго подчиняющегося социальной иерархии, следящей за соблюдением классовой принадлежности человека, и прекрасно владеющего риторикой и красноречием». Вот это удовлетворило меня больше, чем историческое фэнтези. 

За что я люблю книги Лены – это за образность, аллюзивность. Её тексты буквально пересыпаны всегда интересными необычными образами-намёками, которые обязательно переплетаются, возникают вновь и вновь, дополняясь, становясь ещё обширнее, ярче. Это по-настоящему завораживает.

Здесь два ключевых образа – Огонь (принц, высекающий огонь пальцами, Холь-птица, пожар, случившийся в детстве героини) и Бабочка (мотыльки, которые стучатся в окно, коллекция бабочек у Генриха, бражник на стелете Маргариты). Он – Огонь, она – Бабочка. Или наоборот?

В первой части автор не даёт на это ответа, но намекает – Марго для принца тоже свет, на который он готов лететь со всех крыльев.

Они оба должны сгореть, чтобы выжить. Сгореть, чтобы родиться вновь. Как птица Феникс.

Только так можно обрести себя и любовь.

Для меня «Нигредо» – это книга о не-любви: матери – к детям, мужа – к жене. И о любви, самом её зачатке, зарождении во тьме и мраке старого разлагающегося мира, с отжившими и, порой, даже вредными традициями. Книга о поиске – истины и себя (ищут и Родин, и Генрих, и Маргарита). И кажется, к концу первой части, будто находят, будто уже видят во мраке первый проблеск Альбедо…

Но… алхимический процесс только запущен, только начат, ингредиенты-герои лишь загружены в перегонный куб сюжета,  и совсем скоро начнётся великое делание, плодом которого станет эликсир жизни, панацея…

А пока – пока мотыльки бьются в окно, сгорают в огне, мчатся в неизвестности и мраке. Но тьма нигредо уже рассыпается прахом, как человек, поражённый неизвестным вирусом.

Скоро рухнет и старый мир – вспыхнет и сгорит в огне революции, которой не чужд и сам принц. Он, Спаситель и Демиург одновременно, и поэтому должен довести процесс до конца. Но революция в романе не пугающа, а желанна – как глоток свежего воздуха в затхлой комнате. Недаром же Генрих задыхается и в тугих воротничках и от навязанных правил этикета.

Задыхается и Маргарита – её держат за горло и собственный, пусть и умерший муж, и тайная ложа «Рубедо», давит и жмёт корсет общественных норм и приличий. 

Только нарушив их, став аморальными, упав в бездну страсти, почти на самое её дно, герои могут по-настоящему дышать, жить и лететь. Но уже – не боясь опалить крылья.

Мне всегда мораль – та самая общественная, религиозная - казалась мертвой, ибо она ненастоящая, придуманная людьми. Недаром же столь созвучна с латинским словом (а именно на латыни говорят всегда закостенелые моралисты) more, смерть. Поэтому живые люди – деятели, мечтатели, творцы, революционеры – всегда аморальны. С точки зрения зашоренного  моралью общества.  Не потому ли в этом ненормальном мире, что зиждется на придуманных и выгодных кому-то законах, мёртвых и убивающих, слово «аморальный» так созвучно другому латинскому слову amore, любовь? Так уж получается, что всё по-настоящему живое, яркое, пульсирующее числится аморальным.

Аморален Генрих с точки зрения отца, аморальна Маргарита, занимающаяся частным сыском.

Мастер и его Маргарита всегда аморальны, в пространстве какого текста они бы не были. Потому что они всегда носители главного гена – гена любви.

И вот поэтому, если бы меня спросили, о чём этот роман?

Я бы ответила однозначно: Нигредо – это великий роман о любви…

+9
115

5 комментариев, по

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

Елена Ершова
#

Спасибо за отклик на первую часть! очень интересный жанр, только я его не выговорю)) Будем считать, что часть его тоже здесь есть. А в Авьене я действительно была 😅 Видела дворцовые комнаты и анфилады, смотрела на собор с высоты колеса обозрения, не трогала руками сокровища монархов, включая часть креста, на котором распяли Иисуса, и наконечник копья, которым нанесли ему рану, и если в нашем мире оттуда текла кровь, то в моей альтернативе - огонь. И он, действительно, главный герой романа.

Холь-птица - это, кстати, и есть Феникс. 

(Берешит 3:6)  И взяла она <Хава> от его плодов и ела, и дала она также мужу своему при ней, и он ел. Из слова "также" учим, что дала животным и  птицам. Все послушались ее, кроме птицы под названием "холь", как сказано: "... и как холь будет множество дней моих". Ученики р. Янная сказали: она живёт тысячу  лет, и в конце тысячи лет из гнезда выходит пламя и сжигает ее, и  остается подобие яйца, и снова вырастает из него всё тело, и снова  живет. Р. Йудан сын р. Шимона сказал: она живёт тысячу лет, и в конце  тысячи лет кончается ее тело и отсыхают крылья, и остается подобие яйца,  и снова вырастает из него всё тело, и снова живет.

Так что я поиграла не только с топонимами)

Насчет революции и спасения через нее - жду отзыва по следующим частям. Иногда юношеские идеалы оказываются не такими... идеальными.

Спасибо за размышления, предложенные словообразования, за аналогию с Булгаковым (хотя имя Марго я взяла совершенно рандомно, но на первую букву имени прототипа),  за искренность и за огонь.

Я бросил огонь в мир, и вот я охраняю его, пока он не запылает

 раскрыть ветвь  4
Елена Ваниосова
#

Клевый чибик, с орденом и в сапожках, как у Ивашки - дурашки. И перчаточки🤗 

Рецка норм. Вобще первая часть самая убойная и забористая. Как молодое,  забродившее шампанское😆 

 раскрыть ветвь  2
Яся Белая автор
#

я знаю, что Холь - это феникс, рада, что тебе понравились мои размышления

 раскрыть ветвь  0
Написать комментарий
2 830 29 24
Наверх Вниз