Рецензия на роман «Смерть экзекутора» / Горешнев Александр

Рецензия на роман «Смерть экзекутора»

Размер: 809 579 зн., 20,24 а.л.
весь текст
Цена 250 р.

Я подумал, что имеет смысл взяться за оценку второй части трилогии без полного прочтения первой и третьей с условием, что она может выступать как самостоятельное произведение. Я учел объем материала и довольно внимательно  изучил синопсис, предоставленный автором, бегло ознакомился с многочисленными отзывами и рецензиями, где произведены уже попытки анализа текста на уровне произведения и ниже.  На всякий случай, «по косой» пробежал первую часть. Все это дает право объективно оценить второй фрагмент произведения и более-менее толково высказать уже свое личное суждение по тексту, авторская аватара которого тоже чудесным образом раскрылась.

В основном, в тексте использован традиционный набор фантприбамбасов, и автор не церемонится: ну и что с того, что «портал» встречается у иных прочих? Это же относится к «крилодам», сохраняющим бестелесный образ, духовную суть человека. Автор сохранил «метаморфов», хотя мог бы придумать и свой дженерик, к примеру, «полимегахамелеонт», но, к счастью, этого не сделал. «Сканы», «силовые поля», «флаеры» ни в коем случае не обедняют фантазию автора. «Стазис» - в тексте приспособа, останавливающая время, но общепринятое значение - состояние полной остановки любых физиологических процессов в организмах живых существ. Иногда желательно помучиться и выдумать свое. 

Соединенные законами единоличной власти планеты, населенные людьми, вольно или невольно получают всеобщий мир, счастье, процветание и, как бы, равенство абсолютно во всем. Император, он же Бог живой – носитель своеобразной идеологии с ее регулярными исповедями, открытой и скрытой слежкой за всеми. Тотальное вмешательство в личную жизнь человека любого ранга во имя всеобщего блага. Знакомо. Всем ли это нравится? Ответ на этот вопрос есть основная линия сюжета – и автор держит внимание читателя в напряжении, не терзает его душу изобилием «лирических отступлений». Страсти в этой книге просто кипят. ГГ определены четко: те же пороки и благодетели, те же проблемы, что и у людей любого другого образца. У Императора есть слуга – экзекутор, вокруг которого, по сути, и развивается все действо. Автор интуитивно выбрал для поименования его должности самое подходящее слово, означавшее когда-то «палач». Величая экзекутора «ажлисс» (сноваживущий, перерожденный), автор приоткрывает еще одну из многих тайн задуманного фантастического сказа. А хороший автор имеет право и на создание своего мира. 

Каков же он, этот мир, получился?

Конфликты (традиционные и оригинальные) и их последствия, мотивы, обоснования тех или иных процессов не просты, но, в-общем, понятны. Текст эмоционален, но читается довольно легко. Технические проблемы не замечаю (пропущенные запятые и пр.), но для масштабного произведения необходим хороший русский язык. Здесь, к сожалению, все же встречаются «блошиные засады». Но никто не акцентирует на них особого внимания, и это может значить только одно: сюжет заворожил, не позволил критикам распускать руки и ноги. Меж тем, стилистика – беда данного произведения. Для примера взял кое-что из 1-й главы:

«… помочь сестре, не видящей продыху с матерью»

«…на огороде…»  (в огороде бузина)

 «… вернула остаткам семьи свою девичью фамилию».

 «… но был безупречно приятен каждым жестом и словом». 

«… Сергей выпечатал странноватую бронь…»

«Сергей взял сумку и оглянулся по квартире».

«Вычленил одинокого парня…»

«…  отпутывал зацепившуюся за ступеньку погрузчика сумку».

Увы, стало понятно, что и в дальнейшем неизбежен локальный сумбур с корявыми фразами. Вообще-то, идея сказа, ее воплощение, как и стиль письма очень своеобразны. Поэтому решил не собирать и сортировать плюсы и минусы, чтобы выдать свои заметки озаглавленными порциями, а пройтись по наиболее выпуклым точкам по ходу глав, в порядке вычитки. Пришлось пройтись дважды. Опять же, вывод можно будет сделать короче, а потому ясней. 

  Где-то мне не хватало логики в описании, в развитии сюжета:

«Моторчик гудел, шлифовальный круг с визгом отъедал кости, ломкие как намокший в крови мел..» - мел в таком случае превращается в кровавые сопли.

«Уникальное экзекуторское биополе будет снова заперто ошейником в границах тела…» - но как Стив во время пытки «…считывал мысли, пытаясь поймать что-нибудь, что можно будет использовать против регента»? 

 В разговоре с экзекутором Джи путает, кто перед ним: он или она. Так хочет автор? Понятно. 

Почему автор помещает искалеченного экзекутора в инкубатор? - ему бы в регенератор надо.

«Линбаон, у которого были зачатки экзекуторских способностей, внушал маленькому Крису основы истинной мужской любви.» Верно ли поймет читатель, что есть истинная мужская любовь? Как она связана с экзек-ми способностями, т. е., педерастия – основа этих способностей? Как тогда понимать: «Комиссия проверила Линбаона и приговорила его за нарушение принципов общечеловеческого добра к смерти»? 

(((Ри увез останки Стива в мешке. А почему регент не довел дело до логического конца? Я бы еще повесил жертве «албанский галстук» и отдал ее на съедение голодным псам. Через сутки пригласил бы андроида с мешком))). 

А вот настоящая загадка: «Стив Марк, пятнадцать стандартных лет, сотрудник лаборатории морфологии Императорской базы Лакстора. Фыркнул: пятнадцать! Уже двадцать лет как пятнадцать. Привычно пересчитал. На родной планете год в полтора раза короче и на Сэмле стандартные пятнадцать — это двадцать два...»  Сколько ж ему на Сэмле? 22 + 20х1.5 = 52. А экзекутор-то совсем не молод… 

«Небольшой торг и производство наркотиков вел полулегальное существование» – черт-ти куда заносит иной раз. Легче написать: производство нарк-в и их распространение не поощрялось законом.

«Поближе к мусору и легкому способу заработать бонусы» -  вообще-то, существуют сложноподчинные предложения для передачи глубоких мыслей. (((К тому ж, здесь вам не трэшовая литература, и не кампания либеральных кандидатов))).

Есть любопытное, с т. зрения логики, фантдопущение: «Забавно, что страх, вынуждающий бежать прочь, можно генерировать автоматически, а вот радость, надежду, любовь, к источнику которых человек пойдет сам, а не растечется благостным киселем — такой стимул может сгенерировать только экзекутор, то есть другой человек...». Что в данном случае значит «можно генерировать автоматически»? Это есть правильная, но неверно высказанная, мысль. Вот опять лезет: «А если это подменённый дублёр?». Одно слово явно лишнее.

(((Непонятна иерархия ажлисс: экзекутору отдают приказы все, кому не лень: пусть попробуют наши губернаторы и прокуроры приказывать премьеру. Совсем чужие.)))  

Очень ярко, пронзительно, отражены чувство отчаяния и тоска Стива после пыток и утешительной беседы с императором, когда холодный клинок и боль остаются его единственными собеседниками. Цитировать можно. Кража и уничтожение крилода? Последующее самоубийство? Слишком сложно. А если просто… -  безвыходность подчеркнута непозволительно противоречивым сочетанием: «успокаивающая и в то же время раздражающая благость регенерации». 

Следующий сюжетный ход – правка сбившегося духовного стержня экзекутора – сознательно рискованный, он не рассчитан на спасительные беседы с императорами, кураторами или с самим собой. Сильно. Но он выходит на грань: в сцене соития с донором много физиологии, а не хватает острой внутренней борьбы, м.б., даже сарказма, небольшого намека на своеобразный инсест,  – это ж готовый отдельный псих(олог)ический триллер. Драма, по крайней мере, для одного из партнеров. (((А так, воображение ползет дальше и не в ту степь: грязный, обдолбленный, равнодушный донор и чистюля ажлисс, сканирующая его испражнения в поиске нематод.)))

«За углом бойлерной…» (бойлерные, по-моему, в отличие от котельных, устраивают в подвалах?), «…рисковать встречей с возможным патрулем…» (противоречие: риск = возможность потерять, упустить), «…мотор его ниссана прогрохотал…» (ладно «Ниссан» - мелочь техническая, но сама фраза очень неуклюжая). - (((Сначала не понял, почему в начале гл. 7 столько мусора. Но как там бухать начали, и текст выправился.)))

«Вай-фай в одночасье стал везде и всюду безпаролевым,» - может, лучше: Вай-фай в одночасье появился везде и не требовал пароля. (или я совсем не понял смысл предложения?)

«…телефон умер как класс» - если это реминисценция, то там другой глагол. А мысль образная – в тексте, вообще, много качественных и мощных речевых фигур, тропов.

«…работоспособное и плодное ядро» (репродуктивное типа?)

Что-то не вяжется. В Бразилии куча интернета, а в Европе отключили. Кредитки там работают, в Германии – нет. Зачем эти искусственные неудобства для землян (задержки рейсов, отмена турпоездок, регистраторша издевается: то будет самолет, то не будет)? Не так уж хитер и предусмотрителен Джи. 

Кто-то врет: сначала нам говорят, что Земля откололась от Империи в результате бунта, а потом Ньёс заявляет, что она выпала во время очередного технологического скачка. В конце узнаем о какой-то тысячелетней войне. 

Вот тут с семантикой не все в порядке: «Присутствие в кадре внеземной природы или технологии вполне можно было объяснить компьютерной графикой» – технология точно не может присутствовать в кадре, техника – может.

«Со всех сторон лезло в глаза исчезновение рекламы» - ну, никак нельзя. Хотя… весело.

А вот сильная метафора: «Группа немцев, прилетевшая с Сергеем, уже давно растворилась в постапокалиптически тихих переходах».

Прикалывают синие стрелки, указывающие дорогу к пастырю, капли поминального настоя, капсуляция какашек. Выдумки оживляют речь, стимулируют любознательность читателя. Класс.

Непонятки остаются: где-то на Востоке Глашатай надевает ошейники на «бойцов сопротивления» - сопротивления кому? Пришельцам? Местному шейху? Но сказано, что они воевали друг с другом. (((Кстати, какие планирующие прозрачные гробы, когда детей и животных можно телепатией собирать равноуспешно, да и какие на Востоке гробы? Неаутентично – в кувшины, тогда уж. )))

«Дергало нервы» - часто для соседних абзацев. 

«Никем не остановленный, Сергей выскочил из Москвы в юго-западном направлении и свернул на окрестную дорогу: объедет столицу окольными путями» - тяжеловатое, растянутое предл-е, и что есть «окрестная дорога»? 

Как-то так получилось, что каноны требуют от писателя показать борьбу светлых сил с темными, заставить читателя сопереживать добру (или злу) в борьбе со злом (или с добром), при этом ГГ должен преследовать какую-то нетривиальную, ярко выраженную цель (напр., Буратино, полено, хотел учиться). Пока не видно особо светлых персонажей с вечными гуманистическими помыслами. Но вот объявился Сергей. Потом Ристел. Очень симпатичные молодые люди, но мне показалось, стоят как-то сбоку чуть не до конца повествования, когда выясняется, что именно из-за стрелка произошла вся буча. А так Серж выписан очень здорово, со знанием психологии спецназовца, да и вся военная фактология на удивление точна. Кстати, действовал С. очень профессионально. Когда не удалось закрепиться в организованной оппозиции, решил работать сам: оборвал возможности слежки (упорно отмазывался от скана), вышел на берлогу объекта («там, где он спит»), устроил засидку, дождался (долго ждал), и не промахнулся. Не его вина, что смертельно раненый объект избежал смерти. В его действиях один недостаток – он мстил. Значит, была ошибка, торопился, чего-то не понял, не обеспечил отход. Многим, а мне в особенности, супермены-патриоты, как бальзам. Приемчик, конечно, американский. Остальным остается переживать за Крошку-экзекутора. Симпатии обычного читателя (с выкрученными руками), таким образом, могут оставаться на стороне меньшего из зол. 

Арны. Тоже отличная задумка. Нужны в тексте не только для поддержания атмосферы разнородных миров. Эта искусственная стая, несомненно, играет в развитии сюжета важную роль. Но:

«Арны… разошлись — жизнь на природе требовала постоянной работы даже зимой». Так нельзя – игра смыслов. «Жизнь на природе» - это жизнь на даче. Мы говорим «жизнь на земле». Психолингвистика, социолингвистика, в качель ее, в бездну. Да и крестьяне зимой, как правило, отдыхают. 

Осталось неясным, почему Вроаррист так убежден, что Стив был Хакисс, его женой. Осталось в 1-й книге? И уж очень долго и нудно упрекает его (ее) в отсутствии той химии, что была между ними когда-то. 

Во второй половине романа открывается линия Сопротивления – это радует, - мы будем переживать за представителей оппозиции, хотя начали они скверно и были быстро нейтрализованы, ибо людишки неумелые не могли «экранировать свое биополе с помощью имитатора». 

Есть ярко описанные сцены, динамика, психологические эксперименты, есть информационно-интеллектуальная составляющая. А еще ритм: читая книгу, я узнавал бложный натиск, вернее, автора нескольких ранее прочитанных блогов. (((Непоседа. Вредина. Лейтенант.))) 

(((Встречаются просто неприятные вещи; без этого, видимо, никуда: если ажлисс имеют жало под языком, то у одной из ГГ романа С. Лукьяненко такая же мерзость отросла в еще более интимном месте.)))

Оригинальны трюки с «подарками». Они разнонаправленны, вследствие чего иной раз можно угодить на регенерацию. 

Имеется штуковина в виде «инкубатора», где вылупляется что-то новое из старого биоматериала (из трупов, чтоб ясно было). Однако, позже выяснится, что раненых и покалеченных тоже помещают в инкубатор. Почему бы не в регенератор? 

«Империи была чужда политика всеобщей любви и всеобщего блага. Несмотря на провозглашаемые и устанавливаемые законы всеобщего равенства и умеренности, на самом деле всеобщее равенство не подразумевалось». – Слишком откровенно. К этому надо подвести читателя, а не бить его по голове примитивной кувалдой.

Я считаю, самое большое достоинство эпопеи в том, чего в ней нет. Нет вездесущих японцев, захлебательской описательности (когда она бьет через край, ее почему-то называют «художественной») и розовых любовных мегасцен с сюсюкающими персонажами.

Фантдопы и характеры отражены крупным планом, а их взаимодействие - качественный скачок в сторону от общепринятых догм. Выбранные социумы и их психология вполне подходят для реализации авторской задачи – шок, провокация. И хотя я так и не встретил, к примеру, описания внешности большинства персонажей, довольно было интриг, действия, даже философических фантомов. Вот очень достойная мысль, тут не бла-бла-бла: « Каждый умрёт, чтобы отдать свою силу Вселенной. Если не умирать, то всё перестанет жить!». 

Анатомия, связанные с ней, к-хм, различные манипуляции, все же несут некую толику просвещения. Просто развлекательным трэшем не могут быть нелогичные, на первый взгляд, сюжетные повороты, иные поступки людей. (Напр., многие сами просят ошейники покорности, и никого это не удивляет; цепочка куратор – дознаватель – судья решает привычные нам проблемы совсем непривычным образом, и опять же, никто не против, - сознание уже коммунистическое, но вот архаичные инстинкты вылазят). Тема сканирования и управления человеком звучит очень сильно. А скукоту автор оставляет современной прозе, которую я обожаю, и атрибутов которой мне не хватило. 

Мне приходилось лично знакомиться с порядками, заведенными в изоляторах разного рода. Еще раз удивлен осведомленностью автора. 

Не оцениваю этические нормы и эстетические стандарты как ГГ-ев, так и их сообществ в целом: что у автора, что у каждого читателя они свои – об этом говорить полезно в другом формате. Но поведенческие стереотипы персонажей явно сдвинуты. Экзекутор «больной на голову», странный до невозможности человек.  Двуполый душой и телом, он – бесхребетный слюнтяй, кисель при всех своих огромных возможностях. Истерик. Хотя, думаю, автор хотел вылепить на его месте жестокого, отъявленного  садомазо. А вдруг просто маленькую беззащитную девочку? Пусть каждый решает сам. В 1-й книге Император, падло, переусердствовал, опуская своего слугу. Что выросло - то выросло. 

Те, которые должны были явить силу и убеждения, тоже обломались. Ристел окончательно ошалел от раздвоенности. Психическая ломка Сергея выписана сильно, а потому убедительно – не отомстить, не уйти, не вывернуться! 

Соприкосновение тел, последующая эмпатия – очень много места отдано этой психологической составляющей. По сути, именно этот момент в отношениях людей распакован наиболее тщательно и реалистично. 

В отношении Стива к Сергею я вижу неразделимые любовь и насилие. Что это? Замещение игр с Императором, сублимация? Необходимо время, чтобы понять.

Нормально: сколько дырок за минуту спецназовец может нафехтовать в кукле? «Сергей дрался с муляжом…». (Вот здесь нужен биомуляж, спарринг-андроид – тогда получится серьезная драка).

Зачем Кайла дала убить себя – понятно, жалости хотела, интересный ход. Но мне все казалось, автор подводил к тому, что С. возьмет ее образ в качестве игрока. Куда круче.

…черных многосуставчатых крабов… - тады уж членистоногих.

«Убить женщину, которая была использована Кином, как живая кукла. Как вещь. Как экзекутор». – Что-то здесь немного запутано.

Как Ристелу, получеловеку, удалось превратить регента Криса в механоида, да еще заставить рыть бессмысленный тоннель? 

В конце концов, все линии и ходы сошлись в точку, сюжет остроумно завязан и с грохотом развязан. Книжку, с учетом аннотации, вполне возможно рассматривать как самостоятельную читабельную единицу. Но лучше присовокупить небольшой пролог.

П. С. Хватит, пожалуй. Удовлетворен. Если б не моя щепетильность, получился бы полный кайф. Хотя вопросов остается много – не хватает места, чтобы поковырять:

- Крошка? Почему не Забавка? Имя-то говорящее,

- синтаксис – беда, порядок слов – ненормальный, не путать с релевантной инверсией, 

- возвратные глаголы – часто оканчиваются на -тся, где надо –ться,

 - чересчур много ум.-ласкательных и просторечий,

- не объясняются переходы и некоторые вещи,

- пастушок (кочевник) слишком по-взрослому все делает и объясняет, старик перерожденный,

- мои необоснованные хотелки: почему волшебники-ажлисс долго не могли обуздать Натальванну и Сергея?

+8
691

64 комментария, по

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

Дора Штрамм
#

- Крошка? Почему не Забавка? Имя-то говорящее,

Только вчера читала статью о том, что заставляет людей использовать уменьшительно-ласкательные по отношению к другим взрослым людям. делается вывод, что это преуменьшение проблемы/ее значимости/либо намеренное - человека, который пугает. Элиз/тив потенциально сильнее Джи, поэтому - Крошка. Уже не так страшно :))

 раскрыть ветвь  24
Горешнев Александр автор
#

а с другой стороны - крошка экзекутор (оксюморон) - еще страшнее.

 раскрыть ветвь  23
Дмитрий Владимиров
#

Становится много понятней)

 раскрыть ветвь  30
Marika Stanovoi
#

*умиляется многозначительности туманного комментария*

 раскрыть ветвь  29
Marika Stanovoi
#

1.

А скукоту автор оставляет современной прозе, которую я обожаю, и атрибутов которой мне не хватило. 

вот это не поняла. Нет дефиниции "атрибутов современной прозы", поэтому как мне понять, чего не хватило? 

2.

В основном, в тексте использован традиционный набор фантприбамбасов, и автор не церемонится: ну и что с того, что «портал» встречается у иных прочих? .... ни в коем случае не обедняют фантазию автора. 

но

Иногда желательно помучиться и выдумать свое.

то есть всё-таки вывод какой? Надо всё переназвать или хорошо, что всё знакомо, но немного не так?

3.

Здесь, к сожалению, все же встречаются «блошиные засады». Но никто не акцентирует на них особого внимания, и это может значить только одно: сюжет заворожил, не позволил критикам распускать руки и ноги. Меж тем, стилистика – беда данного произведения.

хы-хы-хы)) Но кроме шуток, да, я выражаюсь иногда так, что некоторые редакторы полностью теряют мозг) Но тут корректуры уже пришли, сейчас начинаю их вносить.  Хотя вон, вроде вычищенное Рождения и ляпы там тоже нашли. Это такой перпетуум мобиль. Причём, у каждой книги.

4

В разговоре с экзекутором Джи путает, кто перед ним: он или она. Так хочет автор? Понятно. 

Вообще-то это элемент подачи обоснуя. Экзекутор на самом деле "она" и Джи это знает. Же. ПОэтому и обращается к ней в момент "близости", а не к теломорфе "Стива")

 Но в целом я рада очень и весьма. Очень здорово, многое пригодиться прям щяз, ибо начинаю редактуры.

Ещё раз СПАСИБИЩЕ!

 раскрыть ветвь  6
Горешнев Александр автор
#

1. современная проза отличается близостью к реалиям совр. мира, аналогиям, размышлениям. короче, побольше философии, интеллектуальной нагрузки.  автор не обязан, конечно, сам выдавать определения - он должен спрашивать, намекать и подводить к этому читателя.

2. я сказал: иногда. и даже упомянул некоторые ваши находки.

3. а тут вы совершенно правы. именно поэтому я сам у себя никогда не делаю вычиток - типа, останавливаюсь на черновиках. когда надо - тады другое дело...

4. а я бы остановился на "она". нет там никакого обоснуя, кроме одного: джи считает ее своей рабой. другое дело, она оказалась гораздо сложнее.

 раскрыть ветвь  5
Marika Stanovoi
#

фигасе - подарище принесли агромадного размера! Спасибище!

 раскрыть ветвь  0
Написать комментарий
3 801 11 77
Наверх Вниз