Рецензия на роман «Flamma» / Владислав Афонин

Рецензия на роман «Flamma»

Размер: 490 455 зн., 12,26 а.л.
Бесплатно

– …не кажется ли вам, что у сказки 

должен быть хороший конец?

– Нет, Люциус, – ответил епископ, –

иначе содержащаяся в ней мораль будет 

потеряна.

Из произведения.


Наиболее суеверные эпохи 

были всегда эпохами 

самых ужасных преступлений.

Вольтер.


Большинство людей по своей сути привыкли верить в лучшее. Каждый человек желает для себя и своих близких счастья, добра и процветания. И стремление к благу и хорошей жизни всегда имеет некий первичный базис, установку. Одним из этих базисов является религия, первые зачатки которой возникли ещё в доисторическую эпоху. 

Но что делать, если человек религиозен, а религия больше не может отвечать на его вопросы? Что если казавшиеся непоколебимыми и прочно доказанными догматы и постулаты безжалостно разрушаются бессердечной реальностью? Что делать, если верить пока хочется, но когнитивный диссонанс не даёт покоя ни голове, ни сердцу? В этом случае нужно найти новое толкование старым канонам. Или обратиться к тому, кто сможет их по-другому растолковать с поправкой на новые обстоятельства. Человек обращается к секте, что в оппозиции традиционному верованию. Ему хочется думать, что он не одинок в своём горе, и homo sapiens идёт туда, где будут «свои», где будет братство, порядок и никто не бросит более его на произвол жестокой судьбы.

Роман «Flamma» бросает нас в Лондон XVII века, «промежуток между Великой чумой и Великим пожаром». Казалось, отступило страшнейшее заболевание. Но болезнь оставила сомнения в головах английского народа. Смута проникла в людские души, и в надежде избавиться от лишений и несправедливости многие из них обращаются в сектантские организации.

Люциус Флам, священник, архидьякон англиканской церкви и одновременно чумной врач, занимается своим делом и убеждён в правильности и идеальности церкви и христианства. Он занимается своим родом деятельности, пока в одночасье не оказывается подло подставлен кровожадными сектантами. На свой страх и риск, обвинённый в убийстве королевского подданного, Люциус решается вступить в опасное противостояние с сектой «Отверженных», мечтающей завербовать в свои ряды молодого, умного и честного священника. На протяжении всей книги с сознанием Флама произойдут многочисленные метаморфозы. Его вера и собственные убеждения будут повергнуты огромным испытаниям, в которых колебания и сомнения не раз будут пытаться выжечь и пожрать душу служителя храма Господня. 

Повествование идёт незначительное время от первого, а всё оставшееся произведение – от третьего лица.

Произведение читается на одном дыхании. Автор умело сочетает основное действие и исторические ремарки. Так, например, пролог эффективно водит в курс дела, рассказывая об основных исторических событиях, предшествовавших началу книги. Сам стиль романа не сложный, тут не встретишь историзмов, герои разговаривают современным языком. Описания пейзажей и архитектуры тут, конечно, не настолько монументальные, как у Гюго или Дюма-отца, однако они по-своему красочные, бархатные, чувствующиеся. Рассмотрим, например, как собор из светлого дома Божьего превращается в мрачный, полутёмный склеп (глава III):

«Из всех храмов Лондона, Собор святого Павла традиционно самый посещаемый. Ежедневно сотни прихожан спешат присутствовать на отправляемых здесь богослужениях, множество заблудших являются на здешние проповеди, десятки смущенных душ приходят сюда исповедоваться. Здесь всегда можно видеть молодую пару клянущуюся друг другу в вечной любви и верности или стоящего в сторонке человека, в гордом одиночестве воссылающего богу свою молитву. Редкий день обходится здесь без молебна, свадьбы или крещения. Атмосфера света, надежды, любви и благости царит в этих стенах, будто каждый из этих людей приносит сюда частичку своего внутреннего, духовного света, заставляя и сам храм сиять изнутри.

Но в этот день все было иначе. Полное отсутствие прихожан, явилось для меня неожиданностью и удивительным образом сказалось на всем соборе. Не знаю, сон и письмо ли так повлияли на мое восприятие, или так оно и было на самом деле, но я чувствовал, как гнетущая пустота поглощает его. Казалось, без людей, без их надежд, чувств, веры, храм покидает некий дух света, он теряет тепло и, уступая мраку и унынию, божья обитель превращается в простое строение из холодного камня, способное защитить от ветра и дождя, но не от огня внутренних тревог и терзаний.

Весь день я ждал и надеялся, что вот сейчас появятся люди, хотя бы один человек, который своей верой возвратит собору то его неуловимое свойство даровать спокойствие и изгонять горести, которое было мне так необходимо. Но время шло, а ощущение того, что священность храма также обманчива, как манящее спокойствие небес из моего сна, все возрастало. Скоро это место, ранее вызывавшее во мне лишь благоговение и восторг, стало мне отвратительно. Немногочисленные причетники (в своих темных длиннополых одеяниях похожие на привидений), снующие между тонущими в тенях арками собора, и слабо блестящие в полумраке кресты святых распятий напоминали больше гигантский склеп, нежели храм, и уже трудно было поверить, что это место, оставленное теплом, светом и самой жизнью, может посетить, что-то чистое».

Или читаем описание Великого пожара 1666 года:

«4 сентября 1666 года город превратился в земное подобие ада: ежечасно падали башни, рушились церкви, горели дома. Третьи сутки огонь освещал все вокруг, даже ночью, на многие мили, тогда как небо над Лондоном, с коего подобно хлопьям снега низвергался серый пепел, было затянуто плотной завесой угольно черного дыма. Не находившие себе больше пристанища на объятой пламенем земле, стаи птиц кружили в раскаленном воздухе над городом и, в конце концов, не выдерживая жара, с опаленными крылами замертво падали вниз. Пустые кареты, облизываемые огненными языками, словно адовы колесницы, мчались по превратившимся в руины улицам Лондона, ведомые лошадьми с обезумевшими от боли глазами, пылающими хвостами и гривами. А огонь, тем временем, и не думал утихать».

А чего только стоит представление в бродячем театре, куда приехал Люциус вместе со своим другом епископом? Там прозаическое повествование перейдёт в красивую поэтичную балладу, и неслучайно на этом моменте нам вспомнится творчество Вальтера Скотта.

Книга богата не только на разнообразные описания, но и на философию, которая у каждого героя своя. Рассмотрим, к примеру, спор главного героя с лидером «Отверженных» Мортимером:

«Архидьякон встал и некоторое время молча прохаживался по комнате.

– Да, у меня есть, что вам сказать, – наконец произнес он. – И начну я, пожалуй, с того, что укажу вам на маленькую, но весьма значимую неточность в девизе "Отверженных": вместо "отверженные небом, пожалуйте на грешную землю", следовало бы употребить "отвергнувшие небо..", ибо выбор у людей все-таки есть.

Мортимер неопределенно хмыкнул. Действительно, сектант и священник уже не раз беседовали на эту тему и, как это часто бывает в спорах, каждый оставался при своем мнении, а несогласие оппонента считал простым упрямством. Люциус тоже понимал это, но, тем не менее, продолжил:

– Да выбор есть, просто... возможны ошибки, – сказал он. – Однако порой случается и так, что даже после допущенного промаха мы получаем второй шанс. И вот еще одна неточность в воззрениях вашего общества: мир, в котором есть добро и зло, и есть выбор; мир который предоставляет нам шанс – это уже не ад, а только чистилище.

– Постойте, – прервал его Мортимер. – Что вы хотите всем этим сказать: что "Отверженные" – это ошибка.

– Хуже, – ответил архидьякон. – Вы помеха. Искушение и соблазн, обман и угрозы, коими вы совращаете людей, заставляют их совершать ошибки и мешают использовать второй шанс тем, кто уже ошибся: шанс что-то исправить, шанс начать все с чистого листа».

В рукописи можно встретить незначительные опечатки, тем не менее грубых помарок в ней нет. Больше всего заметны неправильно поставленные запятые, однако сей факт не мешает должным образом воспринимать данное творение.

Итог: «Flamma» – это добротная историческая беллетристика, написанная автором, хорошо знающим историю и любящим Англию XVII века. В произведении в правильных пропорциях ему удалось соединить исторические приключения, детектив и мистику, сочетая доступность и качественность текста. Книга затрагивает множество «больных» и неудобных вопросов, связанных с религией, фанатизмом, любовью, властолюбием, честностью, преданностью и… пусть же читатель сам откроет «Flamma» и дополнит этот список!

+2
418

6 комментариев, по

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

Рене Маори
#

"священность храма также обманчива," Слова "священность" нет, есть "святость". Нужно много чистить.

 раскрыть ветвь  0
Вадим Скумбриев
#

Произведение читается на одном дыхании.

Выпилить из стиля канцеляриты, пассивные залоги, сделать предложения менее громоздкими и тогда, наверное будет. А так я попытался, и хотя время действия мне отнюдь не противно, далеко не продвинулся. Тот случай, когда автор вроде бы пишет о чём-то интересном, но так, что засыпать хочется.

 раскрыть ветвь  3
 раскрыть ветвь  0
Владислав Афонин автор
#

Тот случай, когда автор вроде бы пишет о чём-то интересном, но так, что засыпать хочется.

Ох, не знаю, я, напротив, не засыпал. У меня какая-то особая теплота к подобным историческим произведениям. 

сделать предложения менее громоздкими

Вот помню тот же Гюго Собор Парижской Богоматери такими громоздкими предложениями описывал. И сочно, и достоверно, и ярко — а в голове самостоятельно этот Собор всё равно не представишь, всё слишком намешано, нужна его картина или изображение. А тут нет — не считаю предложения автора слишком растянутыми. Мир Лондона 1666 года цепко в голове держится. 

 раскрыть ветвь  1
Леха
#

Эх еще бы скачивание было открыто...

 раскрыть ветвь  0
Написать комментарий
1 293 13 10
Наверх Вниз