Чужой берег - Рагимов Михаил - читать книгу в онлайн-библиотеке

Чужой берег

в процессе 130 325 зн., 3,26 а.л.
Цикл: Кордон #2
3 252 18+
Эльфы и гномы, гоблины и орки, летающие корабли и паровые бронеходы, револьверные винтовки и стеклянные гранаты, пограничники и анархисты, бокору и социалисты. Кровь, грязь, сажа, дым... И никакой магии!

Примечания автора:

Вторая часть "Кордона".
Пишется вдвоем, соавтор - https://author.today/u/id89951134 предпочел имя пока не раскрывать
Впервые опубликовано
Добавили в библиотеку
112
Читают сейчас
91
Прочитали
3
Скачали
16

Начало и конец дня на графике считаются по московскому времени (UTC +03:00)

Иллюстрации

Сортировать по

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

Рагимов Михаил автор
#

Уважаемые читатели! К сожалению, по независящим от нас причинам, книга временно замораживается.
 Соавтор вынужден пока от литературы отойти, а у меня руки дойдут не раньше лета-осени - нужно заканчивать начатое раньше.
Все, кто приобрел, могут или подождать, или получить деньги обратно, или же, получить любую из моих платных книг на выбор. Пишите в л/с.
Прошу прощения, но как сложилось, так сложилось. "Капыталызм!" (С)

 раскрыть ветвь  0
Денис Лобко
#

Что-то совсем давно не было проды 😢 

 раскрыть ветвь  1
Рагимов Михаил автор
#

Мы не специально, честное слово!
Работа обоих прижала и дышит в затылок, падла этакая...
Приносим извинения!

 раскрыть ветвь  0
Александр Gambit
#

а когда будет прода?

 раскрыть ветвь  1
Рагимов Михаил автор
#

Надеюсь, на следующей неделе

 раскрыть ветвь  0
 раскрыть ветвь  0
Вольница
#

И еще черновик будущих глав.

"Анджей вышел за ворота генераловой конспиративной квартиры. Вечерний ветерок приятно охладил разгоряченное лицо. Что за чудесный день, что за счастливый вечер! Бунт подавлен, генерал Диас мертв, мертва гвардия генерала. И половину гвардии он убил своими руками. На глазах у своих бойцов — и сколько гордости и восхищения плескалось в глазах у его мальчишек!

Сердце с каждым толчком разгоняло по венам удовольствие.

За спиной хлопнуло, Анджей обернулся. Абель, наоборот, вышел за ворота уютного домика Диаса чернее тучи. И с видом больного старика — опущенные плечи, поникшая голова, шарканье ног на каждом шагу.

Над головой звонко щелкнуло, Анджей с Абелем присели. Винтовочная пуля срикошетила от глазурированной керамики дома, с визгом унеслась в небеса.

Переглянулись, не сговариваясь перемахнули через низенкьий заборчик Герерова дома. Заборчик может и низенький, но в четыре кирпича толщиной, от пуль поможет укрыться. Также не сговариваясь вытащили револьверы, перекинули рычаги шомпола, достали из карманов запасные барабаны. Или барабан. Анджей прицокнул языком: один запасной, четыре пули в замененном — вот и весь запас. Негусто. Затянись бой — придется возвращаться к кастрированной чучеле генерала, подбирать винтовки и рыскать по дому, искать, чем отбиваться.

Над головой часто защелкало. Анджей краем глаза посмотрел на Абеля. Того как подменили — гоблин раздулся, к лицу прилила дурная кровь, острые уши встали торчком. Абель шевелил губами на каждом выстреле по ним, словно считал патроны напавших.

Взаправду считал — когда на пару секунд воцарилась тишина, Абель… Наплевал на всё, чему сам учил бойцов, перемахнул обратно через забор и бросился в сторону врага.

Анджей зашипел от злости. Высунулся над забором, взглядом поискал врага. Двухэтажная хибара, у одного из углов и в окнах второго этажа расплываются дымные облачка. Абель, неподстреленным зайцем скачущий к дому. Анджей высадил три пули в сторону угла, три выстрела дал в сторону окон. Снова скрылся за забором, перезарядить револьвер. Заметил, как вокруг плеча Абеля цветком расцвели брызги крови.

Выстрелы прекратились на несколько секунд, затем снова зачастили, приглушенные, изнутри дома. К басовитому рокоту винтовок добавились мягкие хлопки Абелева револьвера. И вопли. Дикие истошные вопли убиваемых людей. Анджей улыбнулся, приподнялся над заборчиком. Никто не выцеливает, напротив — какой-то дурак в шляпе высунулся из-за угла. Анджей прицелился, двумя выстрелами уложил врага, высадил оставшиеся пули также в сторону угла. Всё. Дальше только обратно к трупу Гереры и его любовничкам. Кстати, где они? Уж полковничек-воробушек на шум должен был среагировать?

Выстрелы звучали всё реже. Прекратились вовсе. Последний истошный крик, снаружи, не из дома. И тишина. Ревущая тишина местной сельвы, с цикадами, чириканьем неведомых птиц, звоном мошкары. Но больше никаких выстрелов.

Громкий треск, злобный рёв на языке тускарора. Анджей выглянул. К нему, пошатываясь возвращался Абель, держащийся за плечо. Гоблина забрызгало кровью по самую лысую маковку, на клыке застрял кусок вражеской плоти.

Анджей поднялся навстречу другу. Вблизи гоблин выглядел еще страшнее — перекошенное лицо, в брызгах серо-зелено-красного, зрачки с игольную булавку, трясущиеся мелкой дрожью плечи.

Анджей потянулся обнять товарища, взять за плечи. Абель отбил его руки в сторону, сам вцепился в плечи пограничника, заорал в лицо. Дикий, первобытный рёв, крик без тени разума, одна ненависть и боль.

Гоблин оттолкнул Анджея, плюхнулся на задницу,в дорожную пыль. Вцепился руками в лысую голову, закачался на месте, что-то проговаривая-подвывая себе под нос.

Анджей прислушался.

“Боги людские и истинные, как я устал… Как же я устал… Мы просыпаемся и убиваем, мы ложимся спать и убиваем… Мы тонем в трупах врагов… Мы только и делаем, что убиваем… Я ведь умер… Я умер, Боже?.. Одна смерть кругом, мы несем одну только смерть… Мы дышим злом, мы источаем зло, мы взятые… Нас больше нет, наших душ нет… Боже… Как я вернусь домой!.. Как я вернусь к семье… Я ведь могу теперь только убивать…”

Абель завалился на спину, закрыл глаза руками. Затрясся в рыданиях.

Вокруг стало очень светло. Подбежали бойцы из группы прикрытия, наконец выглянул полковник. Свет факелов, щелканье взводимых курков, недоумевающий взгляд бойцов, смотрящих на своих командиров. Один из которых, в крови с ног до головы, свернулся клубком на земле и подвывал, закрыв глаза лапой.

Анджей жестами показал бойцам, что командира надо тащить в штаб. Закутывать в одеяло, оставлять в покое. Анджей постучал пальцами по левой стороне шеи — и напоить командира желательно. До свинского визга и полного беспамятства".



 раскрыть ветвь  0
doctor64
#

Спасибо за главу. Единственный вопрос - аскорбиновая кислота же разлагается при нагреве, они что, картошку сырой ели? Я в курсе что в картошке витамин С есть. Квашеная капуста как источник витамина С куда надежнее, имхо.

 раскрыть ветвь  3
Вольница
#

И спасибо вам, что читаете.

 раскрыть ветвь  0
Вольница
#

Квашеная капуста, безусловно, надежнее. И Sauerkraut у йормландцев - а йормландцы во многом списаны с немцев - в кухне и рационе присутствует. Но, как и у английских или американских рабочих начала двадцатого века -- не столь значимо, из-за культурных предпочтений ("закуска не еда").


Если же вы про ужасающую смертность в семь на тысячу -- то тут прошу не стрелять в пианиста. Имелось ввиду семь смертей на десять тысяч, кровавая опечатка по Фрейду получилась. Поправим, обязательно, и снизим до 5, а то и 3, поди.


"Ну и вообще", что дальше попробуем расписать -- тот мир от нашего в пищевом поведении несколько отличается. Потребление белка, за счет доступности молока и сыворотки выше, выше потребление мяса (опять же, как у американских рабочих начала двадцатого века), а вот потребление зелени "не особо". Эхо войны и культурные особенности.

 раскрыть ветвь  1
Вольница
#

И немного за расы, или ответ на вопрос, как гномы людишек не истребили, с форой в сотню тысяч лет.


Поскольку далеко не все отечественные антропологи хорошо разбираются в теории игр и статистике (микроскопом лучше всего гвозди забивать, кто ж спорит) -- сошлюсь здесь на перевод статьи Боулза и Чо, когда-то выложенной нашим товарищем, Владимиром Фридманом:
http://www.socialcompas.com/2020/06/05/koevolyutsiya-parohialnogo-altruizma-i-vojny/

Почитайте статью, пожалуйста. Она крутая. Если же вам лень, то вот в чем соль статьи. Если пытаться моделировать поведение человеческих племен на заре нашей цивилизации - и не использовать всякую анти-математическую хуйню, вроде эгоистичного гена - то, при некоторых оговорках, в долгосрочной перспективе, племена склонны к двум доминирующим типам поведения: парохиальному альтруизму и толерантному эгоизму, не-альтруизму. Первый тип поведения -- любим своих и постоянно воюем с чужими. Второй -- не любим вообще никого, но и ни с кем не воюем, предпочитаем обмен и единоличничество.


Можно представить, что для гномов второй тип поведения преобладал чуть чаще, по совокупности каких-то причин. Да хотя бы и "случайно так получилось", теорвер, как проявление воли Господа нашего, всемогущ, в конце концов.


Остается открытым вопрос об эльфах и троллях (и гоблинах, и орках, и кобольдах...), но мы над ним тоже подумаем. Как только, так сразу.

 раскрыть ветвь  1
Vogulich0477
#

Весьма интересно. Спасибо!

 раскрыть ветвь  0
Вольница
#

А для будущих похождений Анджея с Абелем на земле войны взята реальная история Мексики, до воцарения диктатора и сволочи Порфирио Диаса. Процитирую прекрасную книгу Каломириса и Хабера "Непрочные по конструкции" (книга, кстати, взаправду прекрасная, почитайте, пожалуйста, как будет возможность; на русском вообще мало столь прекрасных работ по экономической истории финансов):

"Но это не значит, что убеждения мексиканских элит изменились. Скорее они объявили независимость, поскольку пришли к выводу, что испанская армия —та же сама организация, что породила Франсиско Франко веком позже, — была чересчур либеральной. Событием, которое привело к восстанию, стало принятие испанской конституции 1812 года королем Фердинандом VII — он был вынужден принять ее из-за мятежа армейских офицеров в 1820 году. Мексиканские колониальные элиты сочли эту конституцию, которая давала всем мужчинам право голоса и устанавливала конституционную монархию, опасной и объявили независимость от Испании. Понятия равенства и свободы, которые разожгли Американскую революцию, не присутствовали в мексиканском реакционном, антиреспубликанском движении за независимость. Этот контраст ярко иллюстрируется сравнением первых руководителей этих стран. В Соединенных Штатах Джордж Вашингтон, военный лидер революции против Великобритании, стал первым президентом, а в Мексике Агустин де Итурбиде, роялист-генерал, который боролся против движения за независимость в 1810 году, сам провозгласил себя императором.

Итурбиде продержался у власти всего восемь месяцев, но даже когда он был смещен, политическая власть в стране осталась сконцентрированной в руках узкой элиты. Одна подгруппа этой элиты, консерваторы, пыталась сохранить все политические и экономические институты колониальной эпохи, включая централизацию политической власти и освобождение от разбирательств в гражданских судах для армии и духовенства. Вторая группа, либералы, хотела создать федеральную республику, в которой штаты бы получили значительную автономию, а политика и экономика страны основывались бы на принципах невмешательства. Обе стороны сходились во мнении относительно одного вопроса: право голоса должно быть ограничено, а править страной должны европеизированные элиты. Право голоса в начале XIX века в Мексике, таким образом, было ограничено имущественным и образовательным цензом, в связи с чем им обладала лишь небольшая прослойка населения.

Мексиканские консерваторы и либералы сходились на лишении права голоса большинства населения, но не могли сойтись на других вопросах. Их конфликты стимулировали бесконечные перевороты и гражданские войны с момента получения независимости и до 1876 года. С 1821 по 1876 год в Мексике сменилось 75 президентов. На каждого президента, избранного в соответствии с конституцией, приходилось четыре временно исполняющих обязанности президента. Один военный лидер, Антонио Лопес де Санта Ана, занимал пост президента 11 раз. Все стороны этой бесконечной чехарды власти претендовали на права собственности своих оппонентов. Каждое правительство, которое приходило к власти, также наследовало истощенную казну и не имело готового источника дохода. Для удовлетворения своих потребностей в государственных финансах правительства Мексики в XIX веке занимали деньги у богатых купцов-финансистов, которые имели частные банки. Многие такие кредиты были практически вымогательством. Когда правительства менялись или когда действующие правительства сталкивались с серьезными угрозами, они отказывались от своих долгов, часто разоряя этим самым купцов-финансистов.

На фоне этой политической нестабильности и банкротств мексиканское государство распадалось на части, оставалось слабым, разрозненным и проблемным. Провинции отделялись практически по своей воле: первыми — штаты Центральной Америки в 1822-1823 годах, затем Техас—в 1836 году, а потом (временно) Юкатан — в 1841 году. Оставшиеся провинции управлялись как независимые территории своими губернаторами, некоторые из которых были больше военными, чем политиками. Мексику завоевывали и иностранные державы: Соединенные Штаты отобрали половину национальной территории в 1846-1848 годах, а Франция вторглась в страну в 1862-1863 годах и навязала ей марионеточное правительство, возглавляемое императором Максимилианом, который правил до своего свержения в 1867 году".

 раскрыть ветвь  0
Вольница
#

Поскольку поступило некоторое количество вопросов по цинге, картофелю и будущей войсковой операции — попробуем ответить.


Показатель смертности в 7 человек на тысячу, конечно, преувеличен и стал опечаткой по Фрейду. На десять тысяч, в следующей редакции поправим. В Российской Империи конца девятнадцатого и начала двадцатого века в не самые плохие годы этот показатель держался в интервале 3-7 смертей на десять тысяч населения, см., например, “Отчет о состоянии народного здравия и организации врачебной помощи в России за 1913 год” (при всем качестве сбора тогдашней статистики).


Вместе с тем, про цингу надо сделать пару замечаний. 


Первое замечание — цинга для Европы, даже с распространением картофеля, была в том числе и “культурной” болезнью. Если у рабочих был выбор — они, зачастую, выбирали более привычные, статусные или “вкусные” продукты, вроде мяса и хлеба. Для подтверждения см. скриншоты с потреблением, позаимствованные из статьи Невелла и Газелея “Urban working-class food consumption and nutrition in Britain in 19041”. Для семей квалифицированных рабочих еженедельное потребление картошки - и витамина C, в пересчете - на голову, удовлетворяет физиологическим потребностям детей и женщин, а вот на взрослых, тяжело трудящихся мужчин, хватает с трудом. И это потребление семей квалифицированных рабочих, рабочей аристократии и нижней прослойки синих воротничков. Пожалуй, если взять все продукты, то, в пересчете на витамины, для квалифицированных рабочих проблема цинги уже ушла в прошлое. Но у "трудящихся масс" потребление было куда как более скудным.

И это для Европы, а в мире "Никакой магии" Андрея Уланова Америк почитай что и нет, города колонистов не далече трехсот километров от океана забрались, поэтому распространение потаты, относительно нашего мира, предположительно, шло куда как более медленными темпами.


Второе замечание — цинга, в конце девятнадцатого века, была болезнью бедняков и отдаленных северных районов, вроде нашей Архангельской губернии. И если с губернией ничего сделать не получится, то вот бедняки, точно также, при наличии выбора, предпочитали более калорийную и богатую белком пищу. Пренебрегая витаминами, что в долгосрочной перспективе ни к чему хорошему не вело.

 раскрыть ветвь  1
 раскрыть ветвь  0
Рагимов Михаил автор
#

Новая глава!

 раскрыть ветвь  4
Vogulich0477
#

Отлично! Ввел т.с. в курс дела. Джаггетальнс какой-то. Супер!

 раскрыть ветвь  2
 раскрыть ветвь  0
Вольница
#

Разговоров много не бывает!


Завтра будет много разговоров а также объяснение, зачем, куда и почему двинется наш герой, на пару с Абелем.

 раскрыть ветвь  0
Vogulich0477
#

Отлично. Кроваво. Душевно. Спасибо!

 раскрыть ветвь  0
 раскрыть ветвь  0
 раскрыть ветвь  0
 раскрыть ветвь  0
Вольница
#

"ПРОДА БУДЕТ!"


Но попозже. Или, если точнее, в понедельник-вторник будет чуть более короткая версия, половинка главы. Извините, ребят, кровавый энтерпрайз и Жаба требуют жертв.



https://docs.google.com/document/d/1XLLNJAMNbg0Cws_sWQSUrScHHCNdUfmGyIDd25_wQwg/edit?usp=sharing
(чтобы скрасить ожидание; что может быть интереснее, чем экономическая история двадцатых с регрессиями?)

 раскрыть ветвь  0
Константин Ананич
#

А критика теории трудовой стоимости - авторская пощиция или принадлежит персонажу?

 раскрыть ветвь  2
Вольница
#

"Обои". Плюс-минус лапоть. И автор (в моем лице) не марксист, хотя и социалист, и Анджей, как юноша с сугубо кастовым профессиональным мировоззрением - а также типичным для многих юношей нарциссизмом - пока бедам рабочих только эмпатирует.


Но марксистом также не станет. Будет, как и антагонист, периодически цитировать людей, вроде Мински, Таунсенда или любимого мною Раджана.

 раскрыть ветвь  1
Александр
#

Хорошая глава, большая)

Получается здесь эмиграция была скорее из Америк в Европу?

Гоблины хорошие. Что западные, что восточные. Полагаю при встрече с "шестью нациями" очень сильно удивились местным обычаям. "Оказывается, это неправильные гоблины. И они дают неправильные кредиты".

И спрашивал в ЖЖ Михаила, спрошу тут - а что такое даровала орочья кровь девушкам, что гномы аж приплачивать готовы?

 раскрыть ветвь  15
Вольница
#

Насчет орков -- в следующей редакции я подумаю, как явственнее передать трансгендерность барышень и наличие у них мужских вторичных половых принципов. Проще говоря, lady-boy они, как некоторые барышни в Юго-Восточной Азии.

 раскрыть ветвь  10
Вольница
#

Спасибо на добром слове.

Касаемо миграции... Предположим, что да. Буквально предположим: в оригинальном романе Андрея Уланова индейцы (их аналоги, орки и гоблины) свою войну против колонистов почти выиграли. Людей в Америке мало, люди живут в состоянии постоянной войны, большую часть тамошнего девятнадцатого века.


Что рождает такое количество долгосрочных макроэкономических шоков, что впору хвататься за голову. Чуть ниже, если посмотрите, есть всякие клиометрические рассуждения, как мы пытались на кривой козе объехать подобное положение дел.


А у конкретно "закатных" гоблинов, начисто слизанных с ходеносауни-ирокезов, просто есть привилегия от человеческих наций. В "нашей" версии истории психопатам-социалистам ходеносауни везло на союзников. И когда случилась великая замятня, которую мы в отдельном романе опишем, у некоторых гоблинов появилась возможность мигрировать.

 раскрыть ветвь  3
 раскрыть ветвь  0
Vogulich0477
#

Спасибо! Отличная глава. Мрачно, но тут, видно, по-другому и нельзя.:) Евреи-индейцы-гоблины отлично выходят. Неожиданно. И еще удивился. Читал "Кордон", читал  Уланова. Был стойко уверен, что это скорее 20-30-е "на наши деньги", только альтернативные. А оказывается 19 век.

 раскрыть ветвь  20
 раскрыть ветвь  0
Вольница
#

До двадцатых годов мы вряд ли "дотянем" (или это будут какие-нибудь совсем отдельные романы), но до нулевых, с революциями и погромами -- вполне. 


И арранийские элиты, глядя на восставшие массы, обязательно скажут, что "все мы сегодня социалисты". А то и кейнсианцы. Ну, если до двадцатых дотянем.

 раскрыть ветвь  3
Рагимов Михаил автор
#

Мы старались!)

Ну нет... В "Кордоне" выходило к чему не привяжись, максимум 1890-е, но никак не 20-й век)

 раскрыть ветвь  1
Вольница
#

Это не совсем девятнадцатый век. И не совсем двадцатые. 


"Что-то с чем-то". С одной стороны, еще по "Никакой магии" заметно, что прогресс относительно нашего там сильно ускорен. С другой, мы себе изрядно голову поломали, за счет чего он ускорен. И как бы мирное сосуществование рас обеспечить.

 раскрыть ветвь  12
Написать комментарий
76K 32 490
  1. «Жду продолжения!» от MakLar
  2. «Мне очень нравится!» от Eugene Rozin
  3. «Потрясающе и интригующе» от Булат Шайхелисламов
  4. «Жду продолжения!» от САНТА
  5. «На высоте, как и всегда :)» от Гоблин
Наверх Вниз