Рецензия на роман «Рождение волшебницы. Побег» — Лев Вишня

Размер: 732 697 зн., 18,32 а.л.
весь текст
Цена 100 ₽

Рецензия на роман «Рождение волшебницы. Погоня», автор Валентин Маслюков, жанр фэнтези, славянское фэнтези.


Пятая книга серии. Это самая брутальная и мрачная часть всей эпопеи. Наверное, так и нужно: сначала показать полную победу антагониста, а затем прихлопнуть его в финале. Эта часть соответствует примерно шестой книге «Гарри Поттера».


Итак, в предыдущей части эпопеи мир,— точнее, пока только княжество Славия,— перешёл под контроль Рукосила. Зимка — его супруга и Великая княгиня при «официально покойном Юлии» (тот погиб в противостоянии с армией Рукосила, потерпев поражение в бою под Медни). Он воцарился под именем Великого Могута. Этакого наследника великих тёмных сил прошлого, реинкарнации Рабана Могута.


Из третьего романа:


«С детских лет ещё запали Юлию в память суровые строки повести о злодейском убийстве Рабана Могута своим сводным братом Шереметом».


Судя по всему, Рукосил имел прямое родство с покойным прародителем и теперь претендовал на абсолютную власть в стране как наследник «великого предка». Вероятно, Могут отличался от Шеремета не только характером, но и способностями (они были напрямую связаны с тёмной магией и всем чёрным в душе человека). Когда-то это убийство привело к установлению покоя и порядка в стране. А сейчас, когда некто Рукосил воцарился от «имени того», страна погрузилась в хаос и ужас.


Новая реальность выглядит страшно и брутально. Рукосил контролирует всю Слованию, и любое сопротивление уничтожается силами его ратников и едулопов. Этих последних уже выращивают сотнями тысяч (как бы не миллионами), и в ближайшее время они должны будут атаковать Республику пигаликов и уничтожить сами остатки любого сопротивления, а затем пойти завоевывать другие страны. Люди напуганы, подавлены, многие спасаются в странных «блуждающих дворцах», которые внезапно появляются в чистом поле. Эти «дворцы» становятся временными прибежищами спасающихся от Рукосила людей. Но в этих самых «прибежищах» люди потом и гибнут. Дворцы разрушает посланник Рукосила — медный истукан Порывай,— эдакий демонический робот.


Наши герои переживают катастрофу по-разному:

  1. Зимка Чепугова в образе «княгини Золотинки» преданно служит своему наставнику Рукосилу, но при этом его же и ненавидит. Ищет и помогает спасающимся, а также мечтает увидеть однажды Юлия, которого любит незабвенно. Вообще, Зимка быстро прогрессирует в классическую народную «барыню-государыню». При этом Рукосила она по-прежнему ненавидит и скорее вынужденно ему служит как раба.
  2. Нута превратилась в кабацкого мальчика и скрывается в этом облике как от людей Рукосила, так и от возможного появления Юлия.
  3. Сам Юлий действительно выжил в сражении при Медни, но снова оглох и теперь изображает из себя умалишённого пастушка. Скрывается вместе с группой преданных ему людей.
  4. Золотинка после вынесения ей приговора пигаликами по делу о «невежестве» блуждает по стране в виде оборотня-пигалика. К слову, Республика, с одной стороны, приговорила её к смерти по статье 211, части третьей, а с другой — дала возможность бежать, чтобы спасти мир.
  5. Поплева скрывается в родном Коложбеге.
  6. Сам Рукосил едва не издыхает в образе старика Видохина и окружает себя охраной из едулопов и демонических псов. Этакий одряхлевший и теряющий разум демон. Впрочем, физическое состояние не мешает ему мечтать о захвате всего мира и уничтожении любого противника его власти, а также о возвращении прежнего облика.


Мир под властью дьявола.

Мне в этой части понравились многие ассоциации и сами темы. Понравилось, как автор подал своих положительных и отрицательных персонажей, и об этом будет данный обзор.


Наиболее характерные моменты:


«В Могута верили. Ограбленные, лишенные крова и средств к существованию люди должны же были во что-то верить. Они верили в справедливость, то есть в некое равновесие добра и зла. Они полагали, что самый размах Могутовых преступлений предполагает искупление: когда уж Могут столько порушил, надо дать ему время чего-нибудь и создать. Безгласные жертвы чужого преступления, люди чувствовали себя соучастниками преступника».


Это интересный факт: почему люди готовы терпеть даже самого страшного тирана? Частично из-за страха, но больше — как раз из-за надежды. Все верят в то, что тиран даст-таки людям больше пользы, чем принёс зла. Надежда на будущее при страшном настоящем.


«Все поменялось при Могуте. Никто не брал на себя смелость сказать, что видел Великого князя воочию, и оттого народные чувства, лишённые опоры в наглядности, приобретали довольно-таки умозрительный, чтобы не сказать воображаемый характер».


Если общество запугано, то, конечно, отдельные выступления всегда кажутся бессмысленными. Отсюда слабость каждого вырастает в ком общего повиновения. Что позволяет такому тирану господствовать почти вечно. Кстати, в «Игре престолов» в подобной ситуации оказалась Серсея Ланнистер. Все знали, что она злодейка, но никто и мыслить не думал выступить против неё. Многие наперекор здравому смыслу продолжали ей служить, считая её меньшим злом, чем вторгнувшуюся в страну Дейнерис.

А вот следующее у автора особенно мощно получилось:


«В сущности, он давно уже мёртв и правит из могилы. Мёртвая рука передвигает полки, посылает на казнь смутьянов и приводит в трепет придворных. Мёртвая рука тянет из народа жилы и наводит ужас на соседей. Могут пережил самого себя, много раз умер и много раз воскрес, но никто этого не заметил».


И правда: настоящий тиран обретает среди граждан своего рода бессмертие через коллективный страх. И конечно люди оправдывают такого тирана, перекладывая всю ответственность на его невидимых слуг:


«Уже сейчас по всей стране ходят слухи, за которые людям рвут языки (а надо бы — уши!), что Могута нет, и правят, прикрываясь именем, немногие люди».


Касательно других дел: Руксоил готовит армию для войны с непокорной республикой Пигаликов и с остальными соседями нашей Словании, в том числе и с родиной Нуты — Мессалоникой.


«То было одно из насаждений, которые Рукосил-Лжевидохин заложил по всей стране прошлой осенью. Посеянные на крови, по местам сражений, убийств и казней, едулопы дали обильные всходы.

Только на межибожских посадках,— на тех, что открывались глазу с сосны, через три года, когда едулопы созреют и окончательно задубеют, сойдут с корней не менее пятисот тысяч послушных Рукосилу тварей. По всей стране по разным оценкам — от трёх до пяти миллионов».


А вот как интересно переданы ощущения самого нашего тирана:


В роковой час люди зовут на помощь, но в расцвете сил заколдовавший себя в полумёртвого Видохина Рукосил не был уже человеком в полном смысле слова, потому что принадлежал и жизни, и смерти в равной мере. В трудный миг он отталкивал людей, торопился оградиться от них, когда станет невмоготу».


Одиночество, страдание от собственной власти, постоянного её удушающего гнёта. Неверие никому и в то же время и нежелание отказаться от этой власти. Постоянный страх и борьба с этим страхом — вот две составляющие жизни тирана. Вообще, Могут-Рукосил показан вполне прочувствованно, буквально как настоящий исторический персонаж.

Но, к счастью, не только он есть в пятой части эпопеи.

Маленькая принцесса Нута очень мужественно ведет себя при встрече с Рукосилом:


«— Да...— сказала она вместо того,— я зову людей во дворцы, хотя для большинства это непосильное испытание. Люди идут за мной...

— Понятно, я могу представить тебя послам и в оковах. Ты мутила народ. За такие вещи тебя не приветят ни здесь, ни там...

— Где Взметень? — перебила Нута.— Я никого не видела, с тех пор как ваши люди нас разлучили. Взметень и все остальные... Я увлекла их за собой...».


Вообще Нута — одно из самых светлых пятен всей эпопеи. Она очень сильно притягивает внимание читателя.

Золотинка бродит в тылу врага, ища блуждающий дворец. Тут она демонстрирует новые магические навыки: подчиняет себе животных.


«Настороженный слух уловил мягкие шаги... Померещилось или нет, Золотинка раздвинула тьму внутренним зрением — волки, захваченные врасплох, шарахнулись — поздно! Полыхнул Эфремон, высвечивая, словно сжигая, каждую травинку и кустик, камешек на дороге, застывших в столбняке зверей, их вспыхнувшие безумным ужасом глаза и вздыбленную шерсть. Поздно, голубчики! Сюда!».


А среди напуганного народа то и дело выступают новоявленные пророки. Вот один из них:


«— Нельзя не преклоняться перед праведной, полной нечеловеческих лишений жизнью! — сказал он ещё и, встретив нахмуренный взгляд оборванца, опять сбился.— Не советую обольщаться: подвиг принадлежит человечеству! Именно так. Я настаиваю! Подвиг пустынножительства, как всякий другой подвиг духовного совершенствования, не может иметь узкую, ограниченную цель личного спасения! По завету Рода Вседержителя лишь высшее благо есть достойная человека цель и дорога спасения. „Спасая душу, погубишь её“ — смотри Родословец, начало Второе, стих шестнадцатый. Я верю, почтенный отшельник: поселившись на этом почтенном столбе девять лет назад... помысел ваш воспарил к спасению человечества, к спасению каждого из нас, грешных».


А вот как описаны посадки едулопов:


«…Вокруг дворца хищно колыхались заросли едулопов.

То было одно из насаждений, которые Рукосил-Лжевидохин заложил по всей стране прошлой осенью. Посеянные на крови, по местам сражений, убийств и казней, едулопы дали обильные всходы.

Со ста шагов невозможно было отличить одну растительную особь от другой, они сплетались, словно боролись между собой, голыми корявыми ветвями, на которых ядовито рдели огромные, как голова, махровые цветы. Их одуряющий потный запах убивал вокруг всё живое».


И ещё как описывается мечта людей Словании — Блуждающий дворец (куда все хотят сбежать):


«Насмешливый дворец приготовил ей рядом, за первой же дверью, возле которой, прикорнув на холсте, коротала она ночь, роскошную спальню с умопомрачительной, похожей на храм кроватью в середине его ковровых просторов. Обойдя кругом необъятное и необозримое ложе, на котором можно было бы, наверное, без затруднений нравственного порядка уложить десять пар молодожёнов, Золотинка догадалась вдруг, что найдёт в смежном покое накрытый к завтраку стол. Эту мысль подсказал ей занывший спозаранку желудок.

И точно, раздвинув тяжелые занавеси, Золотинка вступила в роскошный пиршественный покой, где тянулись уставленные яствами столы. Рассчитанные скорее уж не на молодожёнов, а на целые орды счастливых своей многочисленностью семейств».


Вообще, тема мечты в условиях тиранического правления — это тема тем. Тут сходится очень многое, и надо заметить, что во всех этих миражах (навроде Блуждающих дворцов), люди видят именно то «светлое будущее», которое и обещают им тираны. Поначалу я думал, что Блуждающие дворцы появлялись в Словании как результат совместной психокинетической атаки его жителей, материализацией их мечтаний и грёз. Но потом выяснилось, что они увязаны с прилетевшим в страну древним драконом Смоком.


«То был объятый дымным пламенем Смок, древний морской змей, который не давал о себе знать почитай что лет пять. Засевшие на крышах Толпеня горожане различали редко машущие крылья, откинутые ноги, большую голову на вытянутой струной шее и даже как будто почерневшую от огня чешую».


Трудно объяснить, почему именно прилетел древний Змий, но он является своего рода пастырем этого мира и этой фантазийной реальности. Ему 7000 лет, и он много раз восстанавливал равновесие в данной Вселенной.


В финале Золотинка встречается с весьма любопытным персонажем:


«Глуховатый, несколько шамкающий, но не менее оттого высокомерный и брезгливый голос кота поразил её. Несомненно, кот не был оборотнем — оборотни не говорят. Вочеловеченный зверь. А это уж волшебство высшего порядка. Где, в чьих руках побывал этот котяра? Верно, он знал лучшие времена и могучих хозяев.

— Какого лысого, трах-тарарах, тебе от меня надо? — выругался кот.— И вообще: где табак, водка? Девочки? Что за базар? Водка, табак, баня, девочки. Потом базар».


Кот (его обозвали «Почтеннейший») в целом оказался весьма полезным информатором, а по повадкам и поведению сильно напомнил мне кота Бегемота из Булгакова. Вот как наша героиня его отблагодарила за весьма полезные сведения:


«— Этому? — переспросила Золотинка.— Поджарьте пару мышей. Потом стопарик водки, табака, трубку. И девочек после бани.

— Каких девочек? — вытаращила глаза служанка».


В целом, эти трагикомичные и сатирические моменты снижают уровень брутальности всей пятой части и делают текст весьма увлекательным и лёгким в чтении.

В остальном после завершения чтения была только одна мысль: узнать, чем всё-таки это закончится. Свергнут тирана или нет? Вернётся ли Золотинка к Юлию и выживет ли гордая Нута? Сюжет сохраняет увлекательность и плавно идет к развязке.

+70
178

0 комментариев, по

138K 827 2 048
Наверх Вниз