Рецензия на роман «Алаймент»

Размер: 862 604 зн., 21,57 а.л.
весь текст
Бесплатно

Творчество авторского дуэта Седрика и Ракота издали является почти филигранным «составьте своё мнение». С одной стороны, разбирающиеся в культуре люди относятся к этому творчеству весьма прохладно, с другой – обычные читатели их обожают. Молва утверждает мэрисьюшных героев и полное отсутствие конфликта, однако никто не удосужился создать хоть сколько-то полноценный разбор их произведений, оставляя эти утверждения исключительно голословными. 

За исключением Кота Гомеля. Но и про него, и про Седрика с Ракотом всегда можно сказать, что это было давно и неправда. 

Поэтому я планировал прочитать хотя бы одно их произведение и постараться написать на него рецензию, выразив исключительно собственное мнение, однако и руки не доходили, и сложно было выбрать цель. Но тут дуэт авторов пришёл на АТ и принёс с собой «Алаймент» - их последнее на данный момент произведение, законченное (точнее, закончен первый том и второй обещается нескоро), по более-менее знакомому мне сеттингу. 

Почему бы и не «Алаймент». 


***


Автор высказывает исключительно собственное субъективное мнение, может ошибаться, не так понять текст, пропустить важное примечание или не распознать элемент канона. 

Также в тексте рецензии присутствуют спойлеры. 


***


Скажу сразу – если вы всего лишь хотите прочитать фанфик по «Оверлорду» или даже просто фанфик, то читайте. «Алаймент» написан легко, читается просто, проблем с пониманием не вызывает. В тексте попадаются редкие конструкции типа: «- Хорошо, - «семь строк текста». – Спасибо», но это практически не влияет на восприятие. Элементы «Оверлорда» соблюдены – Альбедо и Шалти текут в том числе слюнями и ревнуют, все подчиняются Момонге-Зеллосу, тот колдует мощнейшие заклинания и не встречает сопротивления, девушки собираются в гарем, бандитов убивают, нежить старательно отсвечивает крипотой. Если большего вам не надо, то можете прекращать читать рецензию и идти читать фанфик – вам зайдёт. 

Но если литературные достоинства вас всё-таки интересуют, то продолжим. 


***


Одним из девизов произведения как от авторов, так и от главного героя является отрицание «японщины», под которой понимается весь засунутый в «Оверлорд» склад фетишей, извращений и идиотизма. И хотя в процессе отрицания «японщины» авторы и герой доходят вплоть до расизма (собственно, аннотация прекрасно демонстрирует), я поддерживаю такое начинание. Сам анимешник и прекрасно знаю, как подобное может раздражать. 

Вот только отрицанием на словах дело и заканчивается. Герой морщится от своих подчинённых, но не предпринимает ни одной серьёзной попытки их перевоспитать, даже когда получает все необходимые инструменты вплоть до возможности исполнять желания. Магическая система не балансируется, у персонажей по-прежнему непомерная куча сил, бафов и преимущества над противниками, каждый артефакт неимоверно могуч, а заклинания всеми своими названиями прямо кричат о своей анимешности. Мир всё ещё стандартная средневековая фэнтези, не демонстрирующая ни одной действительно уникальной фишки и никак не прописанная – ну деревенька, ну город, ну короли с дворянами. Дворцовые интриги имеют место, но практически сразу тают. Отношения с девушками вместо выбора одной и собственно отношений остаются анимешным гаремником даже после получения живого тела – причём гаремником самого низкого пошиба, где девицы вешаются на парня гроздьями, а он их не трахает, потому что. Пусть даже это подсвечивается в тексте – но зачем подсвечивать, если цель в изменении?

А ведь возможностей для улучшения просто море. Пусть, скажем, Назарик перенесёт в какой-то другой мир, где их сверхсила уже не будет чем-то выдающимся. К тем же тиранидам, от которых придётся держать бесконечную осаду с менеджментом ресурсов, указанных как многочисленные, но не бесконечные. Или в мир Магического Индекса, который щёлкал по носу Магических Богов, что Момонг едят на завтрак, там вполне можно развернуться на полную катушку и устроить России коммунизм, а Штатам зомби-апокалипсис. Или в Средиземье, где Эру грозным пальчиком низводит до состояния обычного некроманта и вынуждает выживать, прячась в лесах от эльфов с орками и накапливая силу обратно. Всё это уже выходит за пределы «японщины». 

И даже если остаться в изначальном, игровом мире – как насчёт магической школы? Сначала искать брошенных детей (или забирать из приюта), затем по мере роста известности приглашать остальных, вплоть до дворянства. Сидеть на уроках под предлогом контроля и изучать магию с азов, с чем у героя были проблемы. Раскрывать мир и его составляющие. Собирать личную преданную армию живых для «чтобы было». Установить такой уровень образования, чтобы никакого «люди под моим правлением обленились и ничего не могут» не возникало. Воспитывать дурных подчинённых преподавательской дисциплиной. Потенциал невероятен – и да, это может вылиться в «сеттинг старшей школы», но много где вы видели взгляд на этот сеттинг со стороны директора? 

Самое обидное – всё вышеперечисленное я не взял из ниоткуда, опасения о попадании в другой мир и мысли о взятии учеников посещают и героя «Алаймента». Посещают – но никуда не ведут, и тем более не ведут в сторону от «японщины». 


***


Думаю, следующий абзац по большей части относится к самому «Оверлорду», и тем не менее: у произведения практически нет лица. Сеттинг, как я уже говорил, полностью стандартен и не раскрыт. Магия сводится к «ща набафаемся и жахнем»: авторы пытаются ввести её научную природу, разделить заклинания между классами и показать, что у людей и нежити разные подходы к магии, но всё это только в теории (и буквально одной сценой). На практике всё равно «набафаемся и жахнем», а баланса между участниками нет в принципе. Игровая механика не представляет из себя что-то уникальное. Единственное светлое пятно – игра на стороне нежити, которую надо постоянно контролировать, дабы не перевыполнила приказ в сторону жертв с разрушениями. Но и здесь ложка дёгтя в том, что этот контроль не представляет из себя большой проблемы, ибо у героя он всегда получается, а нежить не перевыполняет приказ. За исключением пленников в пыточной, но тут имеются заклинания воскрешения, да и особой роли это не играет. 

И да, нежить как персонажи представляют из себя безумцев с мотивацией «служить господину», не имеющих собственного мнения. Их характеры яркие и эмоциональные, но абсолютно простые. У людей с этим несколько лучше, но среди людей нет какого-то чёткого персонажа-ориентира, все они появляются на одну сцену и затем либо пропадают из повествования, либо остаются где-то на краю и не проявляют себя. 


***


Но хорошо, всё это лирика. Игровой мир не реальный и здесь нечего раскрывать, с магией мы имеем дело на уровне прокачавшихся задротов, персонажи вообще наполовину неписи. Основной упор здесь сделан на главном герое, именно герой тащит на себе всё произведение, и ведь по причине: тело лича, в котором он очутился, отсекает эмоции и уничтожает человечность, борьба с этим становится главным конфликтом и…

Начнём с начала, простите за тавтологию. Главный герой в самом начале – пустышка. Точнее, он представлен как инженер, смотрящий аниме, позже его характеризуют как мизантропа – и всё. Как он стал инженером? Почему определил себя как мизантропа? Почему любит аниме? Чем ему понравилась манга «Оверлорда» так, что он решил после посмотреть аниме? Можно сказать, что всё это не имеет значения, и это действительно не имело бы значения во многих других ситуациях – но не здесь. 

Конфликт борьбы человечности живого с холодным рационализмом нежити здесь главный, и рационализм изначально на главенствующих условиях, он тут агрессор. Соответственно, надо показать, за что именно герой сражается и что стоит на кону. Показать его эмоции, привязанности, эмпатию, тёплые моменты, которые нельзя просто выкинуть. И выбор асоциального мизантропа для данной цели невероятно интересен. Показать всю глубину такой личности, что не очень-то любит людей, но всё равно старается держаться на их стороне, хотя именно эта нелюбовь его самое уязвимое место в борьбе с мышлением нежити. Герой изначально имеет тенденцию проиграть бой самому себе, и он будет проигрывать, допуская серьёзные или даже непоправимые ошибки в отношениях с окружающими, с миром, с самим собой. Ошибки, что не исправить никакой магией – или, ещё лучше, исправление магией лишь усугубит ситуацию, сделает призывающий пойти лёгким путём шёпот более различимым. Герою нужно что-то из прошлой жизни, за что он может цепляться, какие-то воспоминания и якоря, даже простые, вроде улыбки мамы или далёкой детской дружбы, что скрылись за серостью будней, затуманились неприятием других людей, но сейчас могут стать сильнейшим оружием…

Его якорями становятся «Правила Тёмного Властелина». У него нет никаких привязанностей и эмоций, у него нет прошлого, у него нет имени. Он даже вне облика лича искренне желает уничтожить целую страну из-за встречи с последствиями деяний её худших обитателей. У него изначально нет человечности, и потому непонятно, за что он борется. Он не допускает непоправимых ошибок, а то, что есть, спокойно компенсируется магией и не приводит к серьёзным последствиям. Вся его «борьба» сводится к «сторона лича нашёптывает мне это, значит, фу», причём «фу» достигается достаточно легко. Единственное исключение – эпизоды с Шалти, Альбедо и Демиургусом, которым он помогает с личностными проблемами. Здесь человечность в Зеллосе всё же проскальзывает, но и то слабо – к Демиургусу он вообще не пошёл, попросил другого передать его слова, а мотивацией становится не сострадание к страдающему… демону, да, а необходимость в нём как в полезном работнике. 

И ведь здесь невероятно легко можно раскрутиться, всего лишь в ответ на очередную просьбу подчинённого наказать этих непочтительных людишек сказать «да» и понаблюдать за этим с удовольствием. Притом что «людишки» были важные, необходимые тебе люди, что уже показали себя твоими союзниками и потеря которых приведёт к последствиям – алхимик тот же самый, например, или жители таверны. Всё пришлось бы начинать заново, убеждение людей в твоём миролюбии мгновенно разрушается, а самое главное – Зеллос понимает, что не чувствовал себя неправильно в процессе и сейчас не чувствует. Подготавливать реролл в живое создание в спешке, с неудачами, держаться за себя последними каплями сохранившейся человечности, с напряжением и ощущением, что герой действительно может проиграть – не кому-то, а самому себе, при этом снаружи скорее выиграв… 

Увы, ничего этого нет. Он всегда говорить подчинённым не нападать, и подчинённые не нападают, угроза их выхода из-под контроля остаётся лишь угрозой. Все нужные люди продолжают жить, не догадываться и чествовать. 

К слову о реролле. Здесь опять-таки могло выйти очень интересно. Превратиться в живое существо, получить обратно не только человечность, но и все недостатки живого существа (есть, пить, спать, хотя куча проблем ещё не решена). Почувствовать настоящее омерзение от окружающей нежити, влияющее на принятие решений. Лишиться бонусов этой самой нежити, помогавших управлять Назариком, и срочно искать альтернативы. Да пресловутое непослушание подчинённых, которым пугают всю книгу и для которого никогда не имелось ни малейшего повода. Тем более что и внутри произведения звучат мысли о подобном, о сложности реролла, о его риске. 

Но нет. Реролл превращает Зеллоса в нефилима, делает сильнее на порядок, даёт ему неимоверную кучу бонусов, убирает все недостатки лича – а если и приносит что-то плохое, то это неизвестно что и не демонстрирует себя. Есть намёки на новое моральное испытание – медными трубами в хардкорном режиме – но к концу первой книги оно пока что никак не проявляется. 

Ещё один пункт персонажа, о котором стоит сказать – его бесконечные истерики по поводу поведения жителей Назарика и запрограммировавших их игроков. Увы, «бесконечные истерики» не преувеличение – они столь часты и столь карикатурны, что очень скоро начинают вызывать раздражение. Ладно поначалу, когда мышление лича ещё не захватило героя, ладно после реролла – но и в крепко мёртвом состоянии, когда с эмоциями уже проблемы, а к поведению подопечных можно было привыкнуть, эти истерики продолжаются. Они ничего не несут с собой – хотя опять-таки, можно было бы их привязать к поддержке человечности – неизвестна причина их возникновения (для простого неприятия всё слишком сильно), и Зеллос даже не пытается воспитывать подчинённых либо угрожать им наказанием за конкретные действия. Создаётся впечатление, что истерики ему даже нравятся, хотя всё говорит об обратном. Но самое печальное в том, что только этим его отношение к создателям Назарика и ограничивается. 

Повторяю – Зеллос пришёл на всё готовое и костерит людей, обустроивших ему это всё готовое, лишь потому, что ему не нравятся их фетиши и манера ведения дел. Проигнорировать? Исправить под себя? Или костерить за фетиши и накапливание хлама без сортировки, но всё равно признать тот труд, что они вложили в создание гробницы и что позволил тебе, собственно, добиваться успехов здесь и сейчас? Простая человеческая благодарность?  


***


А теперь… давайте поговорим о пестике и тычинках. 

Я не стану придираться к тому, что у Зеллоса в обличьях и нефилима, и лича есть сексуальная тяга ко всяким вампиршам-демоницам – виабушники и на неодушевлённые предметы давно наяривают. Я не стану придираться к общему анимешному гаремнику в конце книги (хотя сцена в ванной это откровенное ребячество в плохом смысле). Пусть всё это будет, если авторы пожелали и если их аудитория не возражает. Проблема гораздо хуже и страшнее. 

Зеллос – педофил. 

И если кто-то сразу скажет «Шалти» - в общем-то да, но Шалти больше служит спусковым крючком. Здесь много неприятных моментов, ибо Зеллос не видит ничего плохого в близости с ней, хотя Шалти выглядит девочкой, даже описывается как «лоли». Когда он объясняет ей невозможность близости, то указывает на отсутствие причиндалов, но ни для неё, ни для себя не произносит «неправильно трахать то, что выглядит как ребёнок». Более того, в определённый момент он просит её называть себя «отцом», не отказываясь от желания близости. Это всё уже омерзительно… а затем сцена с Марэ. 

Просто чтобы вы понимали – нижеследующее действительно произошло. Главный герой с вернувшейся и свободной от влияния нежити моралью, до сих пор испускавший проклятья в сторону мерзких японских извращенцев, какое-то время стоял и пускал слюни на одетого в юбку десятилетнего мальчика. И поборол он себя усилием воли исключительно потому, что это не девочка. 

Я не преувеличиваю и не шучу. 

Это, во-первых, окончательно лишает Зеллоса всякой человечности и тем более смысла сражаться за неё. Во-вторых, лишает морального права возмущаться японцами и всем тем, что они сотворили в Назарике – потому что Зеллос продемонстрировал, что ничуть не лучше их. В-третьих… серьёзно, зачем это нужно? Педофильство главного героя не играет никакой роли. Изначальное отвержение Шалти с желанием не быть педофилом и её серьёзная обида сделали бы ситуацию интереснее и рискованнее, потом завершившись нахождением/созданием заклинания, превращающего её во взрослую девушку и выметающую всякую обиду. Ради юмора? Главный герой хочет секса с маленьким мальчиком, офигеть как смешно и абсолютно не отдаёт «японщиной».

 

***


Авторский эпилог усугубляет имеющуюся проблему. Они прямо признают, что изменение героя в теле нежити является главным смыслом Оверлорда, выделяющим его среди аналогичных произведений. Однако в своём фанфике они просто выкидывают этот главный смысл на мороз, сначала проваливая возможность сражаться с сущностью лича, а затем и вовсе её убирая. Что взамен? По состоянию на первый том – ничего столь же сильного. 


***


Беда «Алаймента» в его собственных амбициях. Если бы он позиционировался как просто фанфик с элементами ЛитРПГ, то это не отменило бы вышеуказанных проблем, но сделало бы их восприятие заметно легче. Фанфик ведь, фанфик по японскому анимешному, не самому лучшему японскому анимешному, с заранее заданными условиями вроде невозможности прописать второстепенным персонажам сложные характеры и мотивацию. В таких условиях «Алаймент» действительно заслужил бы похвал, особенно с учётом ровного стиля и высокого уровня грамотности. 

Однако произведение замахивается на большее. Но бьёт исключительно себя по лицу. 

Оно жаждет отойти от принципов «японщины» - но вне их абсолютно беспомощно и даже боится куда-либо шагнуть. 

Оно провозглашает историю с «человеческим лицом» - но в итоге не показывает ни человечности, ни лица. 

Оно хочет поставить во главе адекватного и человечного героя, отличающегося от канонических извращенцев в лучшую сторону – но создаёт истеричного асоциального неблагодарного мизантропа-педофила, причём ни одна из этих граней личности не осуждается и не работает в противную сторону.

Из-за всего этого «Алаймент» очень быстро становится предсказуемым, скучным, не предлагающем ничего нового, а в некоторых местах ещё и омерзительным произведением. 

+6
1926

0 комментариев, по

29K 73 411
Наверх Вниз