Рецензия на роман «Мёртвая вода» / Октавия Колотилина

Рецензия на роман «Мёртвая вода»

Размер: 377 060 зн., 9,43 а.л.
Бесплатно

В этом романе нет глубокого смысла и каких-то суперновых вселенских идей, его задача одна: напугать читателя. История похожа на те, что рассказывают в детском лагере после отбоя, но гораздо, гораздо качественнее. Если бы Карлу Фаберже поручили сделать симпл-димпл, игрушка вышла бы именно такой: с тончайшей сканью, инкрустацией брильянтами и золотым тиснением.

Автор бесподобно создаёт реальность. Каждый портрет персонажа, каждая вещь и штрих обстановки насыщены деталями, удивительны, нешаблонны. Написано отлично, с полным погружением. Старинный особняк, библиотека, флюгер угольного оттенка, дагерротипы бывших хозяев – всё настолько достоверно, настолько «можно пощупать», что фантастические элементы на этом фоне кажутся реальными и даже обязательными.

Например, девочки едят суп (странного, сладковатого вкуса, бр-рр) и тут появляются поскрёбыши, трёхлетние дети, которые умерли от голода. Но пугают не они, а реакция на них живых и сытых девочек, воспитанниц, теперешних соседок героини: 

Как Оленьку съели, так вообще зачастили. Только мы делиться не будем!

Действительно пробирает.

Больше всего Ёлку поражала обыденность происходящего.

Вот именно обыденностью автор и берёт: так, как показано, может быть на самом деле, происходящему веришь.

Начинается кошмар с того, что трёх девочек отправляют на остров Зелёный, в исправительное учреждение для несовершеннолетних, расположенное в старинном особняке. Это уже седьмая партия осуждённых, из шести предыдущих выжило только десять детей. Да и те выглядят не совсем психически и физически здоровыми: одна лаёт и завывает, как волколак, другие три синхронно двигаются и говорят, а Оленька так вообще – привидение. 

Сюжет развивается стремительно, затягивающе, в него ненавязчиво вплетаются истории девочек, страшные сказки на ночь. У автора стоит поучиться способам подачи информации. Прошлое героев, особняка, особенности характероввводятся очень деликатно, через минутные ощущения и обрывочные воспоминания, подслушанные разговоры. Они совершенно не отвлекают от основного действия и складываются в удивительный детектив, мистическую драму, которая случилась на острове много лет назад. А затем оказывается, что прошлое тесно связано с теперешним положением девочек, и не разобравшись в произошедшем, невозможно выжить.

Интересно и по-разному дана внутренняя речь персонажей. Дерзкая Ёлка думает отрывисто, конкретно, чётко. Иришка пытается быть правильной даже в абсурдных обстоятельствах, любое решение принимает с оглядкой на мнение мамы, склонна к мечтам и романтизации всего вокруг. 

Для передачи ощущений третьей девочки, болезненной и  тонко чувствующей мир, автор придумала особый, цветовой способ:

Мысли Листика из красных начали становиться синевато-прозрачными и очень спокойными.

Ёмко и выразительно.

Поначалу меня немного сбивал плавающий фокал, когда автор бесцеремонно вторгается в голову любого участника событий и постоянно перескакивает с одного на другого. Но потом я поняла, что это неимоверно здорово: картинка, поданная со всех ракурсов одновременно, становится не просто объёмной, а 5D. 

Ещё мне понравилась атмосферность и обстановки, и событий, и каждого второстепенного персонажа. 

Дина Яновна, по должности библиотекарь, а на самом деле – главный надсмотрщик, с первого своего появления поражает готичностью, оттенками потустороннего, от неё веет мистикой.

Серый силуэт, острый, тонкий, как разжиженными чернилами вычерченный в воздухе.

Зубы кривые, с изрядными дырами-зазорами между ними. Платье блеклое, невзрачное, подвыцветшее.

Серая девушка оправила рукав, манжета которого показалась со стороны куцей. Не то оборванной, не то обгрызенной.

Дина Яновна вездесущая: она и в усадьбе, и в лесу, и в реальности, и во сне. Библиотекарша – одна из тех, кто доводит до смерти воспитанниц, без жалости уничтожает приезжих, смотрит на детей исключительно как на материал для опытов. И она же спасает, вызволяет из безвыходных ситуаций, заботится о девочках, так что по отношению к ней возникает чувство привязанности, вроде стокгольмского синдрома. 

Интересная героиня третьего плана Азалия, дикая степнячка с двумя душами и своими представлениями о том, что хорошо, а что плохо. Хорошо – соблюдать уклад, когда выживает тот, кто сильнее. Плохо – тратить силы на больных и убогих, когда слабые мешают здоровым.

Даже конвойный, персонаж, который появляется всего один раз, снабжён собственным характером, мотивами, переживаниями, особой лексикой. 

Отдельно стоит отметить юмор. Он чёрный, едкий, и придаёт роману особую пикантность.

А чё. Зашибись место. Выбор есть. Сожрут, призраки приберут, на голову заболеешь, на опытах пустят на мясо или что ещё. Всю жизнь мечтала в сказку попасть. Домечталась…

И, прочитав полностью, я поняла, что вселенская идея всё-таки есть. Щёлкнуло на словах Азалии:

Уклад говорит: сильный прав, когда слабого давит. Больше в мире сильных, и мир сильнее.

Сильная Ёлка спасает слабую Листика. Воровка и налётчица оказывается ближе к принципам толстовства, чем все те, кто постоянно твердит о морали. К истинному добру можно прийти только через собственное страдание.

Роман легко читается. Ёмкие диалоги, богатая стилистика, детально проработанный мир. Единственно, царапнули ошибки в оформлении прямой речи и множество опечаток. И осталось непонятным: почему нельзя ничего выбрасывать на острове, особенно в реку? 

Конвойный общается с Диной Яновной так, словно давно её знает. Телефоны ещё не распространены. Значит, он много раз бывал в колонии, и ничего плохого с ним не случалось. Почему же теперь вдруг появилась необходимость закопать несчастного? 

Как мёртвые могут испытывать боль (девочки), погибать от голода (поскрёбыши, умершие на острове), зачинать детей (братья-помещики)?

Если лечение водой сделало из братьев Ильяниных ходячих мертвецов, которые даже не дышат – не постигнет ли та же участь выбравшихся девочек? Не придётся ли им вечером того же дня плыть обратно?

Листик была вся изранена. Особо подчёркивается, что живая вода не залечила порезы, а сделала их бледнее. Пока плыла, девочка кровью не изошла?

А так история захватывающая. Не прибегая к гремящим цепям, змеям с пауками и прочим заезженным эффектам, она создает атмосферу напряженного ожидания неизвестного и невысказанного ужаса. Причём обстановка послереволюционной России придаёт рассказанному достоверности.

Ещё раз спасибо, автор, получила огромное удовольствие от вашего слога и сюжета!

Рецензия написана в рамках марафона «Читатель-автор»

+17
133

10 комментариев, по

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

Алексей Турков
#

Автору романа нужно срочно добить 32 знака, а то на этом сайте подобное считают внеконкурсным неформатом.

 раскрыть ветвь  1
Октавия Колотилина автор
#

Наверняка добьёт, в романе многое осталось недосказанным.

 раскрыть ветвь  0
Любава Горницкая
#

Спасибо большое за замечательную рецензию! С ответом на вопросы вернусь чуть позже (завершу кусок работы в несетевом мире). 

 раскрыть ветвь  1
Октавия Колотилина автор
#

Вам спасибо за отличную работу!

 раскрыть ветвь  0
Вита Паветра
#

Что значит - "нет глубокого смысла"? То есть автор, со значительным видом, не размазывает свои философские якобы-мысли через каждые пять страниц?  Да, такое размазывание многие любят, увы. 

Если книга хорошая - а эта хорошая, вы сами признаете - в ней всегда есть глубокий смысл. Просто им не тычут читателю в лицо) 

 раскрыть ветвь  0
Ирина Минаева
#

И, прочитав полностью, я поняла, что вселенская идея всё-таки есть. Щёлкнуло на словах Азалии:


Уклад говорит: сильный прав, когда слабого давит. Больше в мире сильных, и мир сильнее.


Сильная Ёлка спасает слабую Листика. Воровка и налётчица оказывается ближе к принципам толстовства, чем все те, кто постоянно твердит о морали. К истинному добру можно прийти только через собственное страдание.

Вот здесь хочется разобраться, в чём именно "вселенская идея". К добру через страдание? Ну, идея такая себе... Совершенно необязательно на собственной шкуре испытывать боль, чтобы защищать от неё других.

 раскрыть ветвь  3
Октавия Колотилина автор
#

Да, к добру через страдания. Для Ёлки - обязательно, ведь только когда Дина Яновна её закопала, налётчица, "волчонок" поняла, каково Гале, а прежде обижала "убогенькую". Вся история эта о пути человека дикого и озлобленного к пониманию христианских ценностей. Возможно, сама Ёлка - метафора только созданного Советского государства, которое рождено из крови революции, уличных банд, наследия Первой Мировой. Оно пытается себя защитить, крутится, показывает зубы. Ему ещё только предстоит пройти через голод, репрессии, Великую Отечественную, чтобы понять ценность человеческой жизни, каждого человека.

 раскрыть ветвь  2
 раскрыть ветвь  0
Написать комментарий
16K 1 465
Наверх Вниз