Рецензия на роман «Московский упырь» / Сату Веналайнен

Рецензия на роман «Московский упырь»

Размер: 514 280 зн., 12,86 а.л.
весь текст
Цена 169 р.

Именно так выглядят книги, написанные в жесточайшем дедлайне. Обрубки сюжетов, грубые заплатки на тексте, мешанина всего и вся, не такая уж и легкая эротика и крест на могилах здравого смысла и логики. После добротной второй части это даже обидно! По традиции — спойлеры. Ну, не чокаясь.

Третья часть по задумке должна была продолжить интригу с грамотой Лжедмитрия. На фоне самого исторического Лжедмитрия, разумеется, кто знает историю, те наверняка оценят. А чтобы сюжет не стал пересказом всем известных событий, то к нему прилагался и детектив: кто-то оставляет истерзанные и растерзанные трупы, и редкие свидетели грешат на ошкуя — белого медведя, не исключено, что оборотня. 

Я не зря подчеркиваю: по задумке. Потому что заплатки на тексте видны невооруженным взглядом. Его кроили и грубо перекраивали, не исключено, что в последний момент. И потому изначальную идею можно только восстанавливать, опираясь на сугубо личные наблюдения и предположения. Эта рецензия будет похожа на скучный детектив с попыткой ретроспективного криминалистического анализа. 

По традиции я бы должна была сначала озвучить достоинства текста, но это даже не текст: это черновик. Увы.

Первый тому звоночек — резкий скачок стиля в первых абзацах первой главы. Более-менее современный русский язык без перехода оборачивается исконно-посконным лубком, чтобы потом плавно съехать в современность и периодически икать лубком. Это настолько резкий скачок, что вопрос о вычитке умер, не родившись.

Звоночек второй и погребальный — это то, что автор вдруг отступил от своей традиции делать из персонажей не тех, кем они кажутся. Вторых доньев и разухабистого маскарада в третьей книге не обнаружено, что странно, учитывая, насколько автор любит этот прием. Судя по двум предыдущим книгам, конечно же. Мне это начало казаться фишкой серии, но нет. 

Но сюжет поначалу развивается вполне в духе первых двух книг: что-то странное происходит и персонажи пытаются разобраться, а что именно. Заметен кусок сюжетной линии, связанный с дочкой кузнеца: Марья в какой-то момент намекает, что со всеми ее ухажерами что-то нехорошее происходило. А последний из ее ухажеров даже хотел ее приворотным зельем напоить, правда, не успел: убили. 

Но развиться этому уже не суждено, потому что героев волей царской грубо и резко кидает к Лжедмитрию, где сюжет с грамотой не менее грубо и прямолинейно сливается в унитаз. А, моя грамота? — говорит Лжедмитрий. — И чо? Подделка! И вот вроде бы начинается сюжет с попыткой выяснить, а куда утек оригинал, но и он обламывается на взлете. Какая уже разница, грамота там или нет, подделка или куда, если Лжедмитрий официально венчан на царство и ничего уже с этим не поделаешь? 

Это не обыграно как жесточайший облом, когда добытая потом и трудом ценность обесценивается. Этот сюжет не припрятан за кадром: например, герои отдают добытую грамоту кому там положено, а что ее в ход не пустили — так упс, Смута, обидно, но реалистично. Это самый настоящий слив сюжета, который ни на напряжение в книге не играет, ни на достоверность, он не влияет вообще ни на что. Даже на отношение Лжедмитрия к главным героям, которых он буквально поймал на горяченьком! Вот они, слуги Годунова, которые явно готовили диверсию против Лжедмитрия, вот они, попались с грамотой наперевес (ее хотели обнародовать в стане врага, чтобы все увидели и осознали). И… и ничего. Вот просто — ничего. На протяжении второй половины книги главные герои спокойно относятся к Лжедмитрию как к настоящему царю и служат ему так же, как и Годунову. Сомнения если и есть, то ни на что не влияющие. 

При том, напоминаю, что главные герои год пробыли во Франции, где успели нахвататься всякого! Из них это “всякое” начинает прорастать к финалу, когда они изрекают умные мысли в духе законов, которые менять надо, про труд и самоуважение. Хотя, казалось бы, после Франции они бы могли посмотреть на годуновскую Россию другими глазами и сразу думать и делать иначе. Но увы, хороший задел был так и не возделан. 

Исторические события в этой книге все-таки на сюжет влияют, герои и с Лжедмитрием знакомятся, и в заварушках против него и около него пытаются участвовать. Но это снова всего лишь фон и вода-водица, зачем-то грубо и неприглядно влитая в намеченный детектив. Я подозреваю, что издательство потребовало БОЛЬШЕ ИСТОРИЧНОСТИ, ибо амплуа у автора именно что псевдо-исторические романы. Популярный жанр для своего времени, не удивлена, почему именно это издательство тянуло из автора как из дойной коровы пока он не выдохся. Похоже, просто-исторический-фон не устроил и возникла нужда художественно показать реальные события. Но это всего лишь мои предположения.

Еще одной слабенькой и набросанной сюжеткой можно назвать роман Прохора и кузнецовой дочки Марьи. В первой книге и на протяжении второй Прохор был влюблен и вздыхал по Василиске, а та полюбила и выбрала другого. И не абы кого другого, а друга Прохора, его сослуживца и третьего главного героя! И вот две книги ходил Прохор, неприкаянный, но тут автор сжалился и сунул ему зазнобу. Романс не получает развития. Он как бы есть, но его нет. Потому что на моменте, как Марья намекает на невеселую участь ее ухажеров, сюжет забрасывает троицу к Лжедмитрию, а потом у них как-то закадрово все налаживается. 

Сюжет с заданием отравить князя Скопина-Шуйского: слит. Поболтался в кадре и хватит. 

Слабые и неуверенные попытки персонажей вернуться к детективу идут со скрипом, их постоянно что-то отвлекает. И когда все-таки детективная ветка снова начинается, то автор использует любимый прием: все выясняется ровно в последний момент, а до этого герои или ничего не знают, или ничего не понимают, а если им и удается отыскать важного свидетеля, то и он дает только намек: портрет вот, медведеголовый ошкуй на фоне характерных изразцов, ищите, мальчики. А потом и этого свидетеля настигает смерть, как и череду всех прочих, кто хоть что-то мог об ошкуе сказать. Правда, герои успевают этих свидетелей допросить, но… Получается, что преступник только поспевает за героями, а не наоборот. В хорошей истории враг всегда на шаг впереди, в том и интрига! Да, в конце выясняется, что убийца просто вошел во вкус и начал резать всех подряд исключительно удовольствия ради, ну, еще потроха и человеческий жир ворожеям продать. И это набивший оскомину штамп злодеяний ради злодеяний. В предыдущих двух книгах у главных злодеев хотя бы свои четкие и вполне жизненные мотивации имелись! 

Случайно найденная важная улика. Заверения злодея, что без навыка можно распотрошить тело плюс-минус за полчаса. Я у секционного стола со скальпелем не стояла, а вот без скальпеля, но рядом, довелось — и таки вам скажу, что убивать, а затем потрошить на органы и с этим добром тикать по снегу, не оставляя следов, ну очень сложно! Тут за полчаса при всем желании не управишься. Хотя бы уже потому что мягкое мясо всегда режется с бОльшим трудом, чем мясо замороженное. А в норме у свежеубитого человека мясо таки мягкое. А еще: взорвать 25 кило пороха и уцелеть, накинуть шкуру белого медведя (между прочим, огромной животины) и убедить всех, что “медведь” всамделишный, потому что а почему бы и да? Подавление недоверия умерло, не родившись.

Не спасает книгу и рассыпчатая легкая эротика, местами проходящая по грани дозволенного. Эротика, прямо скажем, не самая выдающаяся, и, похоже, впихнутая в книгу по требованию издательства же. Нужно больше женских грудей с пупырышками сосков (с)! Да, это цитата. Пупырышки сосков. Повторяются не единожды. Я уже даже не говорю о том, что Иван, а почти вся книга рассказана с его точки зрения, вроде бы как любящий Василиску и назвавший ее своей невестой, весело-задорно кувыркается с другими женщинами, кто поманит: это просто говорит о ЦА книги. 

Тут я предполагаю, что изначально книга писалась на разнополую аудиторию, для этого в сюжет была введена Василиска. Но потом или решили, или увидели, что читают в основном парни-подростки и мужики, и Василиску задвинули в сторону. Избавляться от нее радикально по неким соображениям не стали, просто при живой невесте и как бы любимой женщине Иван развлекает ЦА постельными похождениями с девочками разной степени социальной ответственности. В финале, конечно, выясняется, что Василиска беременна и у них будет ребенок, но это уже, похоже, сделано от отчаяния и финал заткнут привычным хэппиэндовским штампом. Потому что для ЦА книги беременность жены это вовсе не хэппи энд, а совсем наоборот, повод поскучнеть и засобираться в закат. 

В целом книга оставила сумбурное впечатление, собственно, именно поэтому я ее и не запомнила со времен бурной юности. Она не доделана категорически, я вижу в ней грубые следы дедлайна и слышу тяжкую поступь издательства над душой автора. И тем хуже книга выглядит, на фоне двух предыдущих она попросту теряется. Смутное время в ней уже не совсем фон, но все еще драматургически болтается как гусеницы на автострадном танке. Даже хэппи энда толком нет: ну да, Василиска забеременела, вот только Лжедмитрий все еще на троне, и впереди грядет второй Лжедмитрий, грядет роковой 1612 год с Мининым и Пожарским во главе. Судьбы главных героев повисают в воздухе и даже этот открытый по сути финал кажется обрубком. Нет ни звенящего осознания, что это счастье может сгореть в огне войны и интервенции, нет ни удовлетворения от поимки злодея: все раскрывается в эпилоге. Прежде яркие второстепенные персонажи начинают повторяться, та же проститутка Гарпя это отретушированная Гунявая Мулька из первой книги. 


Обидно. Просто обидно. И за серию, и за самого автора. Увы.

+26
87

0 комментариев, по

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

Написать комментарий
19K 30 433
Наверх Вниз