Рецензия на роман «Игра в судьбу 2» / Сату Веналайнен

Рецензия на роман «Игра в судьбу 2»

Размер: 527 430 зн., 13,19 а.л.
весь текст
Бесплатно

Попаданки бывают разные… хотела бы я сказать, но, увы, это тот случай, когда поманили вкусной конфеткой, а потом жестоко обломали. И так на протяжении всех двух книг, смешать, не взбалтывать, повторить 100500 раз. Се ля ви. Как обычно — спойлеры и синие занавески.


ОЖИДАНИЯ


Ожидала я прочесть среднестатистическое приключалово, плавно перетекающее в попаданческий ромфант. Язык у автора легкий, не перегруженный хиханьками, ржомбами и мдаааашками, а главная героиня, хотя и несколько истерична, все же вполне адекватна. Разумеется, она, как и любая классическая попаданка, то и дело творит фигню, но уверенно держится в рамках прописанных умений. Не лезет махать кулаками там, где и без нее прекрасно разберутся, уважительно относится к профессионализму других персонажей, а местами так и вовсе ведет себя очень даже жизненно и узнаваемо в хорошем смысле.  

Интересная система магии, действительно интересная; хорошо и уместно обыграны ассоциации с ювелирными украшениями, которые возникают в голове у героини по ходу сюжета. И даже несмотря на паноптикум сочных витальных мужиков (потенциальных мужей героини же) романтические разборки не бросаются с места в карьер. Наоборот! Каждый из этих мужиков последовательно и будто бы надежно дискредитируется как потенциальный муж.

 Каюсь, на этом месте я наивно повелась на обещанную конфетку. Уж очень меня в книге уверяли, что нет-нет, никаких романсов, а если они и будут, то тоже с необычным вывертом. Я до последнего надеялась, что героиня, раз уж на нее свалилась ответственность практически государственного масштаба, все же заключит династический брак, а не навязанный по любви, но… 

Так и хоронятся сюжетные линии о здоровой самостоятельности героя. 


ЯЗЫК


Неплох, очень даже неплох. Автор пишет легко, ненавязчиво, стилистика узнаваемо-громыкинская. Впрочем, непринужденно-разговорные обороты вечная беда попаданческого ромфанта. Конкретно в этом случае получилось действительно непринужденно, хотя постоянные отсылки к понимающему ежику под конец второй книги начали подбешивать. Равно как повторяющееся “Ммать!“ (именно в таком написании). Автор не опустилась до совсем уж разговорной вульгарщины и разыграла козырь в виде ругательства на выдуманном языке. 

Здесь нет портянок и шлакоблоков лора, подается он дозированно и в меру. Есть и описания, хорошо оживляющие мир. Не могу сказать, что автор рисует потрясающие картины, все-таки вторичность чувствуется, но пейзажное порно тут было бы откровенно лишним. А вот харАктерные замечания — прекрасны. Персонажи в несколько слов обретают свое собственное, индивидуальное очарование и фактуру.

Грамотность тоже на высоте. Был ли в тексте редактор или нет, но глаз ни за что не зацепился: ни одна орфография не пострадала, мозговыносящих метафор тоже не случилось. 

Со второй книги начинаются серьезные расхождения легкого разговорного стиля изложения и событий сюжета. Первый остается прежним, второй ощутимо мрачнеет и тяжелеет, появляются ласточки интриганской интриги, где Инесса, по ее же определению, “корова на веревочке”. И это вызывает диссонанс.

Есть несколько замечаний по общей стилистике, но это уже моя личная вкусовщина.


ПЕРСОНАЖИ


Местами удачные, местами — статисты, чтобы были. При этом откровенных картонок нет, даже эпизодические герои и массовка прописаны по-разному, и здесь у автора чувствуется потенциал. 

Инесса. Главная героиня, персонаж неровный, но интересный. Истеричные взбрыки — в наличии, но не пробивают потолок и даже не раздражают, к тому же уравновешиваются здоровой самооценкой и адекватным поведением там, где нужно. Инесса заявлена как женщина, для которой возможность и право определять свою жизнь и будущее самостоятельно очень важны. Эту самость она выдержит практически до самого конца, пока не сдастся напору ромфантовских штампов и не падет в руки главного интригана всея дилогии. Именно этот поступок сломает всю сюжетную ветку с самостоятельностью и ответственностью: к тому моменту героиня уже знает, что и от нее в том числе зависит возрождение одного из местных кланов, и даже думает выйти замуж за второго (кроме нее) представителя этого клана. Да, не по любви. Но это бы соответствовало началу первой книги! И перекликалось бы с сюжетным развитием самой героини, которая, на минуточку, хоть и мэрисьюшно, но все же получила на руки очень большую ответственность. Да, героиня последовательно пытается избавиться от этой ответственности и передает ее другим, более подходящим для этого персонажам. Но совсем уж свободной она не остается. И продолжает активно действовать. 

Здесь даже нет момента выбора между двумя браками: по любви или по нужде. И пусть бы героиня выбрала любовь, но это был бы выбор! В итоге же ее самостоятельность кажется иллюзорной и маскарадной, разыгранной, чтобы девочка не плакала. На что, к слову, и сама героиня намекает, называя себя “коровой на веревочке”, которую подводят в нужный момент к нужному стогу сена. Встает закономерный вопрос: а героиня уверена, что ее возлюбленный-интриган, чьими руками весь этот театр затеян, действительно ее любит? Действительно ли чувства самой героини искренние, а не вызванные умелыми манипуляциями? Из-за этого все события в сюжете, связанные с взаимоотношениями, воспринимаются как одна большая и циничная интрига, где главный интриган получает власть и нужную ему женщину как инструмент этой власти, и даже разводится ради этого с женой-королевой, которая, впрочем, очень даже в курсе игрищ местного мадридского двора. 

Динамика развития героини есть, но рваная. Вот она еще обычная женщина из нашего мира, а вот уже умеет принимать жестокие, но необходимые решения. Сцена с пленными гномами, которым за попытку побега отрезали ступни, прекрасна и пронзительна: уважение вызывают и гномы, и приятно удивила героиня, сумевшая принять их желание погибнуть с честью. Но складывается стойкое ощущение, что пропущен важный кусок становления героини, некое событие, которое и позволило ей так вырасти над собой. И равно вызывает недоумение выскочившее из ниоткуда во второй книге самоопределение “человечка”. В первой книге и доброй трети второй Инесса говорит о себе как о человеке, и феминитив образуется без объявления войны. Возможно, в этот период написания книги в жизни автора (авторки?) что-то изменилось, но тогда бы не помешало пройтись по всему тексту, чтобы “человечка” была там сразу. Или же объяснить внезапный феминитив через саму героиню: ирония ли это, самоирония, или же нечто другое? В противном случае это не деталь Инессы-персонажа, а мозговые тараканы автора/авторки. Ибо без пояснительной бригады коннотация “человечки” не определяется и я ее, исходя из контекста, считала как самоуничижение наравне с “коровой на веревочке”. 

И если в отдельных сценах героиня предпринимает какие-то действия и преследует некие цели, то в целом же она плывет по течению и не задумывается о будущем. Не прозвучало желания остаться среди данов и принять их культуру, не было попыток остаться среди данов и сохранить себя, как человека. Вернуться домой? Исполнить какую-нибудь мечту, ну, там, например, получить власть, заниматься любимым делом дальше? К слову же, настоящее, искреннее хобби/дело — центр притяжения мыслей. Писатель будет смотреть на происходящее и прикидывать, как он все это опишет и о чем расскажет, рукодельник кинется испытывать новые таланты на своих поделках, художник любой ценой раздобудет карандаш и кусок бумаги/коры/кожи, чтобы зарисовать увиденное. Увлеченные люди мыслями всегда вокруг да около своей творческой любви, они не возвращаются к ней время от времени, нет. И в этом обидное несоответствие заявленного у героини дела+таланта с тем, как именно оно реализуется. Да, реализуется, этого не отнять! Но в какой-то момент героиня дистанцируется от своих ювелирных ассоциаций и отказывается своими руками пробовать их на практике (пусть бы и подобрать всем сестрам по серьгам), хотя пару раз и рисует эскизы украшений.  И этот момент — серьезное проседание в психологизме. 

Вессаэль — тот самый интриганский интриган. Держит себя за главного, но его манипуляции декларативны: Инесса только говорит, что они были, в кадре же манипулятивного хитрого поведения не показано. Иногда, впрочем, вскользь заметно, что он старательно отгораживает Инессу от других мужчин и не оставляет ей выбора кроме себя. Темная лошадка всея дилогии, у него есть и трагичная предыстория, и королева-жена (станет бывшей женой), в груди стучит пепел мести неким неизвестным, которые вырезали его семью. Не исключено, что эта трагедия тоже театр. Героиня уж очень удачно ловит видения, связанные с событиями прошлого, а Вессаэль один из самых сильных местных магов. И… и это все, что я могу о нем сказать. Несмотря на крепкий каркас как персонажа, он практически не запомнился, хотя сцены с ним в момент прочтения казались увлекательными и живыми. 

Суинни — друг Вессаэля, тайно влюблен в королеву (жену Вессаэля), бард и солнечная няшка-душка. Из всех данов он самый яркий: во-первых, живой и жизненный, во-вторых, его миновало проклятие авторского нейминга. Реверансы в сторону Толкина (оркэ душевно пахнут “Сильмариллионом”) тут бросаются в глаза как камикадзе на линкоры. Ворчливо замечу, что у Толкина очень далеко не все эльфийские имена заканчиваются на -эль: Феанор, Финголфин, Эол, Элронд, Тингол, Финвэ; не считая трехэтажных зубодробильных типа Нэльяфинвэ Майтимо Маэдрос Руссандол Феанарион (это все имена одного персонажа, если вы не в курсе).  Даже приснопамятная ГаладриЭЛЬ в юности вполне себе звалась Артанис. И обилие -эль в именах превращает эти имена в не запоминающуюся кашу.   

Балайет — совершенно роскошный гном, грубоватый мастер не без чувства юмора. Один из лучших персонажей всея истории, живой и западающий в душу с первого своего появления. 

Всепонимающий Ежик — героиня так часто поминает его всуе, что можно считать отдельным персонажем.

О злодеях сказать толком нечего кроме того, что они карикатурны. Уж слишком откровенно козлят и слишком откровенно нарываются. Это так грубо, что возникают закономерные подозрения: уж не очередные ли актеры? Впрочем, возможно, это и авторская недоделка. Хороший злодей не тот, кто хамит и киношно излагает свой хитрый план, а тот, кто качественно отравляет жизнь героям и победить которого сложно, а потому почетно. Пинать же тявкающих собачек весело до поры, до времени, и очень быстро надоедает. Открытая агрессия принимает другие формы, и если местный морской клан считает, что Инесса принесет им кучу проблем, то… где масштабное сопротивление в разных формах? К тому же, в книгах пророчество не опровергается. Вполне возможно, что морской клан окрысился вполне справедливо. И раз уж не вышло убрать героиню физически, то почему б хотя бы не попытаться стрясти с нее клятвенное обещание не делать бяку? 

Общая проблема злодейских злодеев в книгах в том, что авторы редко продумывают их мотивацию, цели, задачи и методы. Злодеи злодействуют в вакууме, ну, или в очень условных границах. Хотя они — активная сила, у которой есть конечная цель (так или иначе обоснованная), а герои на их пути обоснованная же помеха. Злодей может быть противником-конкурентом, а может быть смертельной опасностью. И в том, и в другом случае злодей действует, исходя из своей логики и своего видения будущего/настоящего. Тогда и злодейские поступки имеют конкретный смысл, может быть, не всегда понятный сразу, но как минимум для автора предельно очевидный: спровоцировать героя, чтобы герой сделал что-то, обмануть героя, чтобы что-то, завести героя в ловушку и так далее. Нередко с оглядкой на социум, потому что если общество поддержит злодея, а не героя, поле боя выиграно. И поступки злодеев — это последовательная реализация конечной цели. 

Здесь же злодеи злодействуют хаотично. Попытки убить Инессу крайне ненадежны, нападки на нее откровенны, и почему-то сокрыта часть пророчества о том, что появление Инессы не принесет морским радости. Да и в целом часть с сокрытием пророчества крайне мутная и вызывает больше вопросов, чем ответов. Зачем его прятать? Зачем надежно прятать только часть? Почему морские даже не попытались озвучить причины своих претензий?.. 


СЕТТИНГ


Интересный, но опять-таки неровный. Много отсылок к Толкину, чувствовалось влияние и другого фэнтези, но тут тот случай, когда не хочется придираться. В конце концов, события происходят в нашем же мире, а потому игривое предположение, что Толкин тоже что-то такое видел, имеет место быть. К тому же, эта декоративная театральность сразу настраивает на ненавязчивое развлекалово-приключалово: за серьезными темами, глубоким психологизмом и оригинальным на 100% авторским миром не сюда. Даны так даны, орки-оркэ, гномы-гномаэ, почему бы да. 

Даже система кланов (каждый со своей специализацией!) выглядит вполне уместно, если, конечно, не начинать задумываться. Потому что стоит задуматься и возникают нехорошие вопросы: что такого было у тех же солнечных, какой быт, какие природные проблемы, болезни там, что они взялись развивать энергуйство и творчество? А на кой было разделять теоретическую и практическую науку на два клана, ведь теория без практики это отвлеченное пустословие? В целом кланы по специализации дополняют друг друга, но взаимозависят друг от друга же. Выходит, что это не кланам было что-то интересно изначально, а они дружно распределились, исходя из общих нужд архипелага. 

Но на это можно закрыть глаза. Обидно другое: эти кланы толком и не раскрыты! Когда героиня попадает, наконец, к данам, все эти кланы превращаются в по-настоящему безликую массовку. Сюжет, в общем-то, не про это, факт. Но зачем тогда было уделять время описанию кланов? Ни на архипелаге, ни у группы главных приключенцев так толком и не проявилось их изюминки. Если морской клан — моряки (логично), то где, например, типично морская походка? Татуировки, быть может? Морской сленг, ругательства? Если солнечные — энергуи и местная богема, то где ж шарм этой богемы?.. Несмотря на заявленные различия, изредка появляющиеся в угоду сюжету, даны-приключенцы кажутся одинаковыми. В этом основная беда сеттинга: широкими мазками набрасывается вкусная конфетка, а потом реализуется абы как. 

Но если не вдаваться в детали, то мир интересен и необычен: струны мироздания, Песни (ненароком вспомнились Песни Силы ли, те самые, которые Финрод VS Саурон), да и дар Инессы — видеть связи — очень даже оригинален. Автор умеет в яркие детали (да хоть бы и те же отрезанные ступни у гномов-рабов), красиво деконструирует ожидания (дракон не дракон, а камень, на него похожий). И если на штампах деконструкция ожиданий работает просто прекрасно, то вот деконструкция самостоятельной женщины с хоть каким-то самоуважением и все-таки свадебкой в конце — вот это было обидно. Очень обидно и очень неприятно.


В ОБЩЕМ И ЦЕЛОМ


А в общем и целом это любопытная дилогия, по многим параметрам выгодно отличающаяся от среднестатистического ромфантового попадунства. У автора чувствуется потенциал и отличное умение в детали, автор красиво ломает ожидания. Хотя и не всегда: даже если опустить финт с любовной любовью в конце, то в том же эпизоде с мечом и статуей откровенно слит момент с самим мечом. Инесса его отдает, он ей не принадлежит, ух ты, героиня в макияже Мэри Сью только эдакий курьер?!.. Ан нет. Все равно большая и суровая плюшка за это полагается. Можно придраться к данам, перманентно находящимся в состоянии офигения от героини, можно — к некоторым разговорным конструкциям, но это, я полагаю, рудименты как бы юмористического фэнтези, где такое считается очень смешным. 

И все же достоинства дилогии перекрывают недостатки. Хотя она и кажется мне недозрелой, кое-где явно заметны малопродуманные куски, кое-где лезет избыточность, но, повторюсь, у автора есть потенциал.  

Искренне желаю его развить!

+29
66

13 комментариев, по

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

Ли Ода
#

Ого! Вот прям огромное спасибо!

 раскрыть ветвь  10
 раскрыть ветвь  9
Ольга Морох
#

Рецензия обстоятельная, я даже увлеклась) но при всем уважении)) вряд-ли прочту. Не мой компот, однозначно)

 раскрыть ветвь  1
Сату Веналайнен автор
#

Не умею в лаконичные рецензии, увы х) но штош, на каждый доширак свой почитатель! 

 раскрыть ветвь  0
Написать комментарий
19K 30 433
Наверх Вниз