Рецензия на роман «Питерские палачи» / Вадим Яловецкий

Рецензия на роман «Питерские палачи»

Размер: 106 890 зн., 2,67 а.л.
Бесплатно

Просто боевик, да ещё на родной питерской поляне - заинтересовало. По своей дурацкой привычке заглядывать в конец, уяснил что полностью роман опубликован в Инете. Здесь лишь рекламная одна треть. Это разозлило и подстегнуло приобрести весь текст. Прочитав (заметьте, не ознакомившись) книгу, делюсь с читателями своим мнением.

Семь с половиной авторских листов не много и не мало. Сюжет уложился бы в половину, всё остальное размазанные диалоги и местами утомительные авторские пояснения. В завязке, как и положено Шахов знакомит с главным героем (ГГ) - Стасом и его подругой детства Ингой. Судя по дальнейшим описаниям молодым людям около двадцати пяти лет. Потом читателю представляют майора Радченко и его коллег. А затем очень плохих пацанов. Нетрудно догадаться, что Радченко будет исполнять свои служебные обязанности и вяло бороться со злом, ГГ проникнется вновь вспыхнувшими чувствами к Инге и станет защищать её от бандюганов, которые в свою очередь  творят беспредел в славном городе на Неве. Всё понятно после нескольких глав, где авторский стиль заставляет иногда задуматься. Например:  «Лопушок! – мелькнула в голове насмешливая оценка, при взгляде на пухлощекое личико и круглостеклые очки приобретшая оттенок презрительности», «Увидеть Ингу, которая расцвела в роскошную женщину, в компании с парнишкой, являющим собой подлинное чудо природы, – это сильно!» Действительно - сильно. Отдельные корявости будут встречаться и дальше, я к ним вернусь, но это не критично, поскольку манера подачи грамотная, легко читаемая, без витиеватостей и философских отступлений. Суховатая упрощёнка под Бушкова, Корецкого, Ильина или Колычева, но значительно уступающая по динамике, закрученности интриги и насыщенности экстрима.

Личность ГГ раскрыта сполна, правда его фамилию узнал где-то в середине повествования, что немного странно, на мой взгляд. Стас родом из Таллина, в Санкт-Петербург забросили непростые обстоятельства, где была война в Чечне, плен и неразделенная любовь. Парень не промах - мастер восточных единоборств, курильщик и выпивоха. Любит порассуждать, без конца юморить в заданных обстоятельствах и любом физическом состоянии - просто герой лихих девяностых! Под стать его друзья, привыкшие «пренебрегать всякими эстетскими условностями» с той разницей, что Игорёк успел оттянуть срок, а Олег - недоучившийся студент.

Менты раскрыты однобоко: умный и правильный Радченко в противовес подлому и недалёкому Крисману. Начальник отдела Белкин переведённый из Москвы и несколько проходных персонажей в погонах. Бросилась в глаза такая несуразность: на дворе, судя по описанию (видеосалоны, недавние преступления датированные 1999 годом), офицеры говорят «Слушаюсь, господин полковник», «Я не обсуждаю приказы, господин полковник» . Во-первых известно, что офицеры общаются по старому «товарищ полковник», во-вторых временная нестыковка - то ли начало двухтысячных, то ли эпоха милицейской реформы.

Братки, естественно запредельно жестоки, узнаваемы и с авторской подачи удачно вписываются в повествование. Здесь множество колоритных персонажей, от тупых быков-исполнителей вроде  Коготка или Чабана, до командного звена от Валдиса и загадочного Хана.

Роман, я бы обозначил как повесть, потому, что события увязаны в одну сюжетную линию при незначительном количестве действующих лиц  в определённом временном отрезке. Тут я зацикливаться не стану - автору видней. Но за отсутствие вечно игнорируемой буквы «ё», прозаику попенял бы. Рецензент придерживается одного правила: говорим как хочЕм, а пишем по-русски! Есть некоторые особенности языка, о которых я обещал вспомнить. Читайте:  «Вокруг доедаемого ржавчиной MB 190 за сараями с прогнувшимися от древности крышами уже вовсю кипела обычная полицейская работа – сверкали молнии фотовспышек» - оксюморон «молния» налицо. А вот ещё авторская неточность: «Все предупреждали Лешу, что карьеру со слабостью к слабому полу не построить», «слабому» легко меняется на массу синонимов, оттого уже тавтология. Вот ещё литературный букет: «широко улыбнулась, обнажая жемчужинки верхних зубов», «провел по лицу Инги коротким взглядом», «молча поставил перед ней тарелку с лоснящимся рыжим пловом», «окидывая комнату немало удивленным взором», «подкатившая к горлу кислота изжоги подступали к порогу терпения», «сошедшие с ума железы вырабатывали слюну безостановочно» - непорядок, уважаемый господин Шахов.

Но продолжать не стану. Зато отмечу остроумные обороты, которые приятным диссонансом ложатся в подкорку: «...не имея некоторое время прочной связи с мозгом, тело могло натворить немало неприятностей» или «Третий глаз рисовал сейчас Инге на невинно хлопающем ресницами лице Валдиса роскошный нос Пиноккио» или «эксцесс с соседями по первой камере, когда трое старожилов стали объяснять новичку что-то про мужское братство, маму и одну общую сиську, а тот их не понял и, недолго думая, уложил «спать», «Похрустывающие застарелой коркой носки источали специфический запах». «Олег выкинул вперед длинную ладонь потомственного интеллигента».

В итоге, осталось обозначить мнение. Боевик - не боевик, а скорее триллер с детективной составляющей. Текст для широкой публики на уровне массы населения, воспитанной бесконечными ментовско-бандитскими сериалами. Без особых изысков, образного и красивого языка, но вечной идеей о победе добра над злом. Мотивации ГГ понятны, причинно-следственные связи отслежены и оформлены в дешёвую тару массового чтива. С чем я и поздравляю поклонников беллетристики мастера из Прибалтики, издавшего две книги, нынче пишущего сценарии. Верю - у него всё получится!

+4
443

2 комментария, по

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

Андрей Шахов
#

Спасибо за внимание, Вадим, и столь подробный разбор текста. Сейчас как раз заканчиваю сценарий по книге. Правда, он сильно отличается от первоисточника, поскольку в Сценарной мастерской Александра Молчанова я освоил важные законы драматургии, которые на многое открыли глаза. Отличия весьма существенны, я вижу сейчас многие слабые места в книге, поэтому подумываю и ее переписать, уже по сценарию. Вообще впредь буду, скорее всего, писать сначала сценарий, а по нему - уже и книгу (если еще будет такое желание).

Про "ё". Одно время я сам был фанатом буквы, но потом редакторы объяснили мне, что это излишество. В современных книгах буква почти не встречается. И я тоже решил не заморачиваться.

 раскрыть ветвь  1
Вадим Яловецкий автор
#

Добрый вечер, Андрей. Очень рад Вашему отклику, решил уже, что готовил разбор в пустоту. Пока читал роман, не оставляло впечатление, это основа для сценария. Не ошибся. На мой взгляд, редакторы очень капризные и безжалостные существа,  я с ними избегаю каких-либо пересечений. Букве "Ё" - быть, чтобы там не говорили. С уважением. Желаю творческих успехов.

 раскрыть ветвь  0
Написать комментарий
10K 23 280
Наверх Вниз