Рецензия на роман «Нетореными тропами. Часть 2» / Евгений Пышкин

Рецензия на роман «Нетореными тропами. Часть 2»

Мир на грани. Рецензия на роман Светланы Гольшанской «Нетореными тропами. Пророк»

(рецензия написана в рамках ККП в "Мастерской писателей")

Сюжет


Я-таки с опаской начал читать, потому как не совсем правильно вклиниваться в середину истории, а вдруг чего не поймешь. Однако, вчитавшись, и дойдя до конца книги, я увидел цельную историю без провисаний с неспешным повествованием. Данную книгу вполне можно прочитать отдельно, и недоумений она не вызовет. Конец истории, как и предполагалось мной, оказался открытым. Продолжение должно быть.

Даже в конце концов разрешился благополучно пресловутый тайный проход под землей, с которым я встретился в шестнадцатой главе. Он мне не давал покоя, сверлил мозг. Я все думал: и зачем автор его показал? Ну, показал, ну, есть там нечисть и что? Подземный ход раз мелькнул, но не выполнил своей функции. Вроде. Но (слава Безликому) в конце книги он сыграл важную роль. Спойлерить не буду.


Герои


Тут все предельно просто и сложно одновременно. Главные герои – Лайсве и Микаш – так прочно и неразрывны вписаны в мир, придуманный автором, что, даже упомянув их, придется указать мне и на других действующих персонажей.


Лайсве – дочь лорда, она из знатного рода, пошедшая наперекор напророченной судьбе. Я обозначил ее в романе «личность ищущая». И название «Нетореными тропами» как нельзя лучше отражает ее положение в произведении. Именно так: идущая нетореными тропами. И не только это проявилось внешне, но и внутренне. Она не знает своих возможностей и предела. Лайсве из тех личностей, которые не раскрыли всех своих потенций, но, надеюсь, в следующих историях она не уйдет в тень. Что ж, пожелаем Лайсве расти и дальше.

Микаш – как мне показалось, более четко обозначенный персонаж. Ему двадцать лет. Он безродный и безземельный, то есть не из знати. И вполне логично то, что, еще не выйдя из подросткового возраста, Микаш сочетает в себе комплексы подростка с уверенностью взрослого мужчины. На страницах романа сочетание выглядит забавно. Недаром Лайсве называет его про себя медведем. Микаш сомневается в любви Лайсве, опасается. Это и понятно – в нем говорит еще подросток, но и разница в социальном положении тоже. Но каждый раз, получая подтверждения любви, он все равно наступает на одни и те же грабли. Почему Микаш более четко обрисован – у него есть цель. Кроме служения любви, он служит маршалу Комри. Маршал Комри – бог для Микаша. У возлюбленной Микаша тоже есть цель – пробудить Безликого – но, поскольку на вкус все фломастеры разные, так по мне данная цель призрачна и сомнительна.

Маршал Комри – легендарный полководец. Да знаю я, знаю, он использует Микаша в своих целях. Он желает, возвысив безродного, поднять престиж ордена Сумеречников, но все же… Все же, почему-то маршал не вызывает у меня неприязнь как, например, знать, ошивающаяся рядом с Комри или Жерард. Первые – просто зажравшиеся богатеи, а второй – хладнокровный убийца. Об убийце ниже. А маршал Комри пытается следовать кодексу Сумеречников. Он воюют с демонами, но не желает направить свой меч против иноверцев. Никогда не идти войной против людей, пусть они и другой веры. Пожалуй, это и спасло репутацию маршала в моих глазах.

Жерард – вот бы объединить усилия Жерарда и маршала. Ведь идут они к одной цели: спасти престиж ордена Сумеречников. Правда, в устах Жерарда это называется пробудить Безликого, который по легенде и основал орден. Однако средства у них разные, оттого так и не сошлись их пути-дороги. Жерард умен, прагматичен и хладнокровен. Кажется, он не видит, кроме своего проекта по воскрешению Безликого ничего. Так и случается. Человеческая жизнь для него не является ценностью, в отличии от маршала. Жерард, лишает воли, а, по сути, убивает двух норн (подруг Лайсве по проекту). Имне ничего не осталось, как громко крикнуть чародею: «Сволочь!» и мысленно убить.

Другие герои – все-таки о них надо упомянуть. Хлоя, ее история, жители нижнего города дополняют картину. Не будь автором придумана она, то мир выглядел бы плоским и однобоким. Да и кроме того, нижний город дополняет картину социального расслоения фэнтезийного средневековья. Отдельно стоит упомянуть Безликого. Оно появился только в самом конце. Его немного, но впечатление – уставший божок, которому надоело играть.


Атмосфера


Тут можно хвалить Свету, но я не буду. Нужно коротко и лаконично обозначить весь мир книги «Нетореными тропами. Пророк». И это слово сочетание – мир на грани. На эту атмосферу работает не только противостояние сумеречников и единоверцев. Сколько лет существовал орден, и начались перемены. В мир пришло нечто новое: вера в единого бога. Но как всякое новое, оно настораживает и пугает. И, кажется, что падают старые устои. Масла в огонь еще подливает война с демонами. Эта часть романа в плане описании битв сильна тем, что через них я и ощутил именно этот конец всего старого. Есть в описании битв, в которых участвует Микаш, эсхатологический ужас. Хотя если честно, самый мрачный на мой взгляд эпизод – путешествие Микаша из мира потустороннего, а сцена с пришиванием головы… Лис без чувств упал в обморок.

Ну и, конечно, детальность созданного мира. Она тоже создает атмосферу. И атмосферу реальности происходящего, хоть это и сказка. Я понимаю, что мир троп это сборная солянка, и что? Она отлично собрана, компактно так, ничто никуда не выползает.


Аллюзии


Во-первых, сам мир, ну ты тут хоть на ушах стой, есть одна огромная аллюзия на наш мир, на тот исторический период противостояния язычества и христианства. Есть детали, которые в измененном состоянии перекочевали в мир троп. Особенно мне понравилась одна штучка: Джордж Драконоборец (Георгий Победоносец).


Второе. Лайсве называет Микаша медведем. Ласково называет. Я как впервые натолкнулся на это сравнение, тут же вспомнил «Обыкновенное чудо» Евгения Шварца. Там – принцесса, здесь – принцесса. Там – медведь, превращенный в человека, здесь – Микаш человек. А волшебник, видимо, маршал Комри. Он пытается сделать из Микаша человека, то есть повысить его статус. Ладно, стоп, а то можно так и до белой горячки договориться.


Третье. Нижний город. Здесь повеяло именно Гюго «Отверженные». Ну, вот такая у меня аллюзия.


Язык


Простой и лаконичный, без красивостей. Читалось легко. Если коротко, то язык функционален. Иными словами, он не входит в противоречие с историей, не мешает ей, не замутняет восприятие.


Ошибки


Очепяточного типа. Здесь их я и не буду указывать. Лишь три момента упомяну. В главе «Терракотовая башня» - посапывали вразвалочку. Вразвалочку обычно ходят, а если спят, то вповалку. Глава «Королева воров» - карбункул, хотя должен быть фурункул. И еще мелькнуло, забыл, к сожалению где – ропот одобрения. Два взаимоисключающих себя слова. Ропот понимается мной как тихое недовольство, а здесь одобрение. По смыслу текста именно одобрение.


На этом все. Спасибо за внимание, кто дочитал до конца.

+7
421

5 комментариев, по

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

Светлана Гольшанская
#

Спасибо! Неожиданно приятно. И за объективный взгляд тоже)))

 раскрыть ветвь  2
Евгений Пышкин автор
#

Взгляд не может быть объективным)

 раскрыть ветвь  1
Ольга Зима
#

Перечитала с удовольствием)

 раскрыть ветвь  1
 раскрыть ветвь  0
Написать комментарий
2 418 0 55
Наверх Вниз