Рецензия на роман «Ох, уж эти майя!» / Стелла Странник

Рецензия на роман «Ох, уж эти майя!»

Размер: 530 873 зн., 13,27 а.л.
весь текст
Бесплатно

Взгляд на роман Ларисы Бесчастной и Владимира Милова «Ох, уж эти майя!» с подробным, но не самым глубоким анализом, после которого осталось еще пять вопросов для самых внимательных читателей.

Итак, поехали! Обложка книги авторов, уже знакомых мне по другим прочитанным произведениям, так и манит: «Ну же, открой меня!» Она делает несколько движений — влево — вправо, как только дотрагиваюсь до нее — и гостеприимно распахивается настежь. А там...

Перед глазами встают герои, которых вроде бы где-то уже встречала. Вот этот мужик с грушевидным носом... ну вылитый... а вот большой черный кот по имени Чикатило... не потомок ли того самого — да-да! — Бегемота?

Я погружаюсь в роман, а мысль о том, что авторы подражают Булгакову не дает покоя. И вот тут.. Надо же, да у них самих легендарный писатель на слуху!

сюжет вырисовывался прям по Булгакову: вот — Маргарита, он — консультант, а Марья Петровна, верно, та незадачливая Аннушка, с которой и начался весь сыр-бор...

Н-да-а, значит, сей факт — далеко не подражание. Иначе бы не стали открыто говорить об этом.

А что тогда? Вот вам и первый вопрос, уважаемые читатели.

Сюжет.

В прологе авторы напоминают нам о пророчестве майя касаемо конца света. Хотя... уже позже, сами его и развенчивают, выдвигая устами своих героев другую версию: апокалипсис предсказан западнохристианским мировоззрением, а не календарем майя, которые, по сути, лишь указали на смену эпох, но никак не на гибель планеты. Только разве вразумишь перед паникой народ? Тем более что «предсказание» вроде бы «сбывается»: возле Южного Креста взирает на мир то самое Копье Гнева — карликовая Церера! Среди людей начинается паника. Кто-то спешит покинуть насиженные места, устремляясь в «тульские леса», кто-то пытается скрыться от проблем под маской сатанистов, ну, а группа ученых ( глава — профессор Лагода) пытается проникнуть в прошлое, чтобы прояснить ситуацию и предупредить катастрофу.

Мир, в котором оказались люди, полон чертовщины! Или это с перепугу? Тут и названия — деревня Лешево, Ведьмина заводь, Чертово логово, тут и ясновидящая Апсариха, и дети индиго, и искусственный портал в прошлое. «Пилоты», то есть, те, кого стремительно выпускали в древние времена, пропадают один за одним, эксперимент под угрозой срыва, а тут еще, как назло, столько других событий... только успевай отстреливаться в прямом и переносном смыслах!

В полной какофонии перед концом света успевает, однако, выстроиться и любовная линия, причем, троих ученых сразу. И очень неожиданно...

Отклоняясь от традиционного подхода к написанию рецензии, по которому я бы сейчас описывала образы героев, перейду к другому вопросу. Думаю, что внимательный читатель догадается, почему!

Жанр.

Обратила внимание на то, что авторы указали всего один жанр своего романа — фэнтези в то время как их сейчас можно выбрать три: основной и два второстепенных. И я задумалась: на какую книжную полку поставила бы я роман «Ох, уж эти майя!»? На ту, где стоят фэнтези? Но почему тогда рука интуитивно тянется к другой полке?

С одной стороны, как и положено для мира фэнтези, в романе есть герои, обладающие невероятными способностями. Но вот в какой среде они обитают? В реальной или выдуманной? Или — в условной? Вроде бы и Москва на месте, не переехала на другую планету, и деревеньки с вполне реальными названиями (в России есть и похлеще!), как, впрочем, и храмы... Так можно ли эту среду назвать условной?

Не буду вас мучить долгими рассуждениями о жанрах литературы, чтобы потом плавно перейти к анализу сего романа. Выдам сразу результат.

Мне показалось, что произведение может претендовать на родство с интеллектуальной литературой, имеет сходство с философским романом, а также очень напоминает некоторые не часто встречающиеся виды литературы. А именно...

Фарс — легкая, игривая комедия. Помните появившиеся в 90-е годы в российском кино «Ширли-мырли», «Окно в Париж» и подобные им фильмы водевильного характера, искрометные, фантасмагоричные? В них герои, как правило, находятся в стремительном полете, крутятся, как белка в колесе. В романе «Ох, уж эти майя!» тоже присутствует непоседливость героев, их суетливость. Все тут спешат, делают беспорядочные движения и разбивают лбы (в прямом и переносном смысле), а также разговаривают сбивчиво, порой — непонятно, разве что сам черт разберет. Как в фарсе, в романе атмосфера легкого юмора, а где-то — иронии.

Мистерия. Во-первых, на это наводят сюжеты из Библии и Евангелия. Это всего лишь небольшие вкрапления, но они есть. И, во-вторых, атмосфера таинственности, когда даже если и нет сверхъестественного, то кажется, что вот сейчас, именно сейчас оно произойдет. Ощущения героев близки к панике и психозу, но не переходят красную черту.

Моралите. Нормы нравственности — один из пластов романа. Пропаганда торжества добродетели и наказание порока присутствует в проповеди священников, в молитвах и размышлениях героев.

Второй вопрос к внимательным читателям. А как бы вы определили жанр романа?

Виды речи.

Диалоги героев не вызывают сомнения. Они вполне естественны, не напрягают. Общая черта — отсутствие книжной гладкости. Напротив, речь героев несколько сумбурна, сбивчива. И это понятно: люди находятся в стрессовом состоянии как от мыслей о конце света, так и от случившихся с ними происшествий. Одни увидели фантом, у других пропали дети, ну, а третьи — получили пулю...

Размышления. Они есть и довольно удачны. О судьбе России, о предназначении человека, о вере в Бога... Вот, например, одно из них:

А бесы одолевали Россию частенько... «Биография» Данилова монастыря как в небесном зеркале отражает историю Руси и России, будто до сих пор через его территорию проходил рубеж страны и в эти тревожные дни монастырь снова стал форпостом, способным принять на себя удары зла и бесовщины.

Сильное место — проповедь отца Сергия, которого не случайно называют бесогоном. Не удивительно, что позже священника обвинят в экстремизме и лишат сана.

Третий вопрос к читателям. А как вы относитесь к подобным проповедям в художественных произведениях? Они будоражат ваше воображение или — раздражают?

Описания.

Они гармонично вписываются в общий текст и легко читаются. Внешний мир словно живой — он тоже дышит, наблюдает, пугается.

И не мокрый снег, и не сырость дыхания смятенного декабря, и не темные проплешины на враз отёкших дорогах смутили новобрачных...

На озере стояла чуткая и напряженная тишина, ни ветерка, ни шелеста травинки, но чувствовалось, как земля дышала, и словно будто что-то шептало звездному небу

В последнем предложении только не «шептало», а «шептала», ведь речь — о земле, и одно из двух — или «словно», или «будто» нужно убрать.

Или совсем короткое, но тоже описание:

В спальне пахло зимой и тревогой.

Информационность.

Как и в любой интеллектуальной литературе, информации много. Хорошо раскрыта тема православия и в более широком смысле — тема веры. Читатель освежит свои знания или же получит их о Никоновской реформе времен Алексея Михайловича, о летописи монаха Оптиной Пустыни, о том, что в храме святых Отцов семи Вселенских Соборов когда-то была детская тюрьма, а в Свято-Даниловском монастыре — приемник-распределитель и много других интересных и даже — шокирующих фактов.

Информация из других сфер — астрономии, астрологии, эзотерики. Например, что в станице Зимовецкой разрушительная энергия: отсюда вышли Степан Разин, Емельян Пугачев, Кондрат Булавин, народоволец Василий Генералов...

Кстати, о Разине и Пугачеве идет повтор. Совет авторам: второй раз упоминание о них лучше вырезать.

Показалось интересным виртуозное обращение авторов с картами. Видимо, хорошо потренировались (шутка!) перед написанием романа.

О чем это говорит? О том, что авторы использовали свой интеллектуальный потенциал, прежде чем создавать общего «ребенка».

А это — фразы, которые могли бы стать крылатыми:

...в узкую воронку песочных часов человечества текли последние песчинки...

Бог прибирает ангелов, храня их от осквернения миром...

Богом избранный народ не видит себя в иной ипостаси, кроме мученичества...

Четвертый вопрос к внимательным читателям. А какие афоризмы нашли в тексте вы?

Стиль. Язык.

Легкость, метафоричность. С другой стороны, текст нельзя «проглатывать» залпом, как некоторое «десертное чтиво», потому что интеллектуальная литература заставляет читателя осмысливать прочитанное, размышлять вместе с героями. Такая литература, как правило, многослойна, в художественную форму она облекает и достижения науки, и исторические факты. А они требуют раздумий.

Теперь о минусах. И касаются они пунктуации, орфографии и чуть-чуть — стилистики.

Запятые. Их больше, чем нужно:

«пожарные часа полтора смывали с бетонки, вылившееся из машины горючее»; «нет, в этой жизни нужно, что-то определенно менять»; «А сестре Галкиной, он вовсе не муж, у него другая семья»; «одержимая, то скрежетала зубами, кусая до крови губы»; «мысли о Томи, подвигли Глинского...»; «Лагода, восседал на «лобном месте»; «прижал к голове уши, и вздыбил шерсть».

Шероховатости и «перлы»:

Был телеведущий Раков, стал — Рахов. Понятно, что опечатка, но когда она в фамилии...

Без комментариев:

«блуза на выпуск»; «в руках ведунье»; «за гламурную молодежь, мажеров, прожигающих...»; «а ее накрывал шлейф его нескрываемой ненависти»; «женщины, одетой, не смотря на жару в салоне».

Числа написаны цифрами даже — в диалогах.

Диалог Глинского и Нади. Интересно, как нужно произнести обращение «вы», написанное с прописной? С двойным нажимом: «в-вы»?:

— Ой, как здорово! А теперь Вы чем занимаетесь?

Есть редко встречающиеся слова — устаревшие, диалектные. Мне приходилось из-за них прерывать чтение и лезть в словари.

немного наособицу восседала аккуратная сухонькая старушка

Я никогда не слышала этого слова, оказывается, оно народно-разговорное и означает «отдельно от других, в стороне».

зализать рану — да и вся недолга

Лагода совершенно смешался и Муза Федоровна решила, что пора его спасать

задев «поводом для замирения» дверной косяк

Кажется, последнее дошло до утки... хотя не на третьи, а всего лишь — на вторые сутки.

И пятый вопрос к самым внимательным читателям. Почему я решила не описывать на сей раз образы главных героев?

Правильно! Чтобы сделали это вы сами! А еще и потому, что в подобных произведениях, как правило, авторы не описывают взросление и становление главных героев. Их интеллектуальная жизнь подчинена общему замыслу, идее произведения, она даже «утоплена» в ней. Перед нами — не роман «воспитания», а произведение, поднимающее злободневный философский вопрос предназначения человека, его роли в современном обществе.

Отличная книга! Она для всех, кто смотрит на мир широко открытыми глазами, кто любит не просто «развлекуху», а — совмещение приятного с полезным. Почитайте и не пожалеете, а потом будете размышлять над каким-нибудь эпизодом и снова книгу откроете, чтобы перечитать тот самый момент, когда...

+2
567

8 комментариев, по

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

Владимир Милов
#

Спасибо, Стелла!

Мы с Ларисой очень старались, чтобы наш роман не был просто «погремушкой» для отживших и не живших. В нем есть много исторических фактов, в частности проповедь священника записана под видеокамеру, все его монологи сохранены - ни слова отсебятины, только имя его мы изменили, но и то зря, отлученный от сана он вскоре умер, хотя и до последних дней изгонял бесов.

Вы верно заметили, что все наши герои не взяты откуда-то из мрачного небытия, где живут орки и гремлины, а всякая, уважающая себя девушка, должна закончить академию магии, как будто бледной поганки для того, чтобы стать самой ядовитой нужны какие-то курсы – наши герои обычные люди и причем самых разных сословий: Глинский – аристократ, Лагода – пролетарий,немка – Виолетта из немецких дворян, Уфимцев – крестьянин, отсюда такое чувство земли и вера во всякую потустороннею силу. Они абсолютно разные люди, как бы за годы советской власти их не пытались уровнять:

«В одну телегу впрячь не можно

Коня и трепетную лань».


А мы с Ларисой это сделали.  И все наши герои дружно идут к финалу.

Огромное спасибо за умную и не предвзятую рецензию.

С уважением, Владимир Милов и Лариса Бесчастная.

 раскрыть ветвь  5
Стелла Странник автор
#

Образы героев у вас емкие. Это сразу бросается в глаза. Та же Виолетта - не просто несколько черточек, а выпукло, достоверно, и не только о внешности (а это у нее - ого-го!), но и со всей подноготной. А Глинский? Одним словом, только об одних героях можно написать еще одно исследование. 

Насчет исторических фактов - да, это я уже отметила. А проповедь священника просто удивительная! Вы меня сразили тем, что записана она на видеокамеру. Видела, что проделали большую работу, оказалось - грандиозную! 

Удивляет еще, что и - в паре! Говорят же - ум - хорошо, а два - лучше! Так это - про вас!

 раскрыть ветвь  4
Лариса Бесчастная
#

Огромное спасибо, Стелла, за такую развёрнутую, глубокую и доброжелательную рецензию! От меня и от Володи - мы тронуты. Вы ведь понимаете, как важен всем нам умный, вдумчивый и внимательный читатель, умеющий оценить не только стиль, но и затратность работы в соавторстве. Это очень нелегко, когда творят вдвоём такие разные и живущие в тысяче км друг от друга люди. У нас долго вырабатывалась технология работы. Если бы кто-то видел наши раскрашенные в разные цвета и маркировки черновики текстов! Представляете, как трудно было прийти к единому стилю? А ведь мы сейчас и сами не всегда распознаём какие куски глав кем из нас написаны. Вот до чего "докатились", хотя это хорошо, когда "ребёнок" похож на обоих "родителей" (улыбаюсь).

Отдельная благодарность за указанные ошибки. За окончательную "зачистку" текста в нашем дуэте отвечаю я (как штатная золотая медалистка крепкой советской школы). Да и вообще не мужское это дело запятушки считать (смеюсь). Когда они "вскочили" даже не скажу сейчас, поскольку, задумав, переписать финал, мы многое поправили в уже готовом тексте.  Буду расчищать огрехи, непременно, как только допишем последнюю главу. Мы сейчас у индейцев - работаем, стараемся утихомирить сумасшедшие идеи - а таковые есть. Например: а не опубликовать ли нам два альтернативных финала? Такое сейчас делается, особенно в этом преуспел Милорад Павич. В общем, Стелла, трудимся, двигаемся на свет через джунгли... должны выйти и сыграть нашу коду.

С признательностью, мы - Лариса Бесчастная и Владимир Милов

 раскрыть ветвь  1
Стелла Странник автор
#

О, здорово! Да, мне известно уже, что пишется последняя глава, поэтому я рискнула написать рецензию - уже ощущаю этот финал по предпоследней главе. 

Очень понимаю вас - насколько это тяжело работать в соавторстве, но если уж начали - то давайте, держитесь друг за друга. Насчет опечаток всяких-разных - не переживайте, это дело наживное, главное ведь, чтобы был хороший текст. Понимаю, что роман "свеженький", с пылу-жару, обычно уже когда отлежится, тогда и чистить его надо, так что все впереди.

А насчет альтернативных финалов... почему бы и нет? Это как интуиция подсказывает. Взвесьте хорошенько все "за" и "против" и вперед! Короче, ждем! И одного примем, а если парочка - то тоже не обидим! Давайте!

 

 раскрыть ветвь  0
Написать комментарий
1 659 9 74
Наверх Вниз