Рецензия на роман «Легенды Плавучих Островов. Книга Первая. Гхарр.» / Ester Shtork

Рецензия на роман «Легенды Плавучих Островов. Книга Первая. Гхарр.»

Затянутым зимним вечером в уютном кресле у горящего камина под тихое тиканье старинных часов - вот идеальное место и время для "Плавучих островов". Как и лихие приключения Джима с шайкой капитана Флинта, злоключения Кристофера не отпустят до самой последней страницы, а то после нее. Все повествование построено на идеальном золотом сечении - по спирали великого Леонардо Фибоначчи - и одно это не позволит выпустить книгу из рук, пока не захлопнется задний корешок.

Давид начинает свою историю издалека и знакомит нас со своим главным героем в привычной для того среде - на палубе пиратского корабля "Скалящаяся Мэри". Нам не совсем понятно, почему этот добряк, превосходящий по своей ловкости любого находящегося на шлюпе пирата, грабит вместе с ними честных торговцев, подчиняясь деспоту-капитану, чья кровожадность прославила его в этих водах, но этот конфликт увлекает с первых строк. Демократичная гибкость квартирмейстера в общении с Джеком Кровавым Туманом наводит на мысли об аристократичных корнях почти мистически непобедимого героя. Матросы оглядываются ему вслед с уважением, хотя и они явно чувствуют в молодом голландце нечто чужеродное.

Ощущение чего-то мистического продолжает и корабельный врач, Лойд - человек с золотой кожей. Он притягивает взгляд, за ним тянется какое-то очень сложное прошлое, но герой ловко уходит от любых расспросов. Не первый год он плавает, знает, как сказать тысячу слов и не дать никакой информации.

"Скалящаяся Мэри", как трехмачтовый шлюп, надо отметить, требует для своей комфортной эксплуатации команду хотя бы в сотню человек, однако здесь мы видим пиратов общим числом всего в пятьдесят голов. Надо ли говорить о том, какая слаженность в работе и доверие друг к другу требуются от этих людей, чтобы только лишь противостоять переменчивому настроению Моря, не говоря уже об успешных набегах? И Кристофер превосходно справляется со своей задачей поддерживать сплоченность команды, чтобы выходить победителями из любой схватки, до тех пор, пока не находится то, что победило его самого. На каждого волка найдется свой волкодав, но для повержения Белого Дьявола потребовалась стихия чужого мира.

Человек, оказавшийся один на один с природой, не имеющий возможности обмолвиться с кем-нибудь словом, обречен рано или поздно сойти с ума. Социальные животные, как называл наш вид Аристотель, общение в нашей жизни является одним из краеугольных камней нашего сознания. Голландец подсознательно нашел единственный допустимый выход из положения - сойти с ума лишь отчасти. Мы не знаем, как это повлияет на его жизнь в дальнейшем, какие последствия ждут героя за это решение, и тревога за Кристофера все растет, хотя, казалось бы, угроза жизни миновала. Он еще не раз столкнется с Черной бурей, но никогда не сможет ее победить. Никто не сможет победить божественную длань. В этом присутствует некая лирика. В событиях нашей жизни рано или поздно мы все же встретимся с тем, на что повлиять не сможем, и вот вопрос - выживем ли мы? Бывший пират предлагает вполне логичный выход - не сдаваться, но не идти на рожон. Оказавшись в море во время стихии, он ставит своей единственной целью сохранение своей жизни, а не исполнение цели, которая его сюда завела. И раз за разом этот принцип на самом деле сохраняет ему жизнь.

Линь - маленькая девочка из племени златокожих - не приглашает читателя познакомиться с ее миром, а ставит его перед фактом. Упрямая, своевольная, она совсем не похожа на девочек с острова Троук. Осиротевшая в далеком детстве и воспитанная одиноким стариком-старейшиной, она почти всегда была в одиночестве и в одиночестве этом научилась выживать, как никто другой. Мудрый Ардик понимал, что только так она сможет сохранить свою жизнь, ведь, хоть она этого, возможно, пока не замечает, остальные жители острова относятся к ней с недоверием и даже страхом. Когда-нибудь ей будет суждено совершить какое-то настолько важное решение, что оно повлияет на весь этот небольшой мир.

Золотая книга по сути является небольшим мануалом от автора в отношении воспитания детей. Он напоминает нам, о чем мы думали в свои далекие пять, семь, десять лет, о чем мечтали, чего страшились, и рекомендует взрослым, как стоит реагировать на переживания ребенка. Старик-воспитатель вкладывает немыслимое количество своей энергии в неродное ему дитя и при этом не забывает о своих прямых обязанностях, как старейшины. Лично я кусала пальцы, ожидая, что рано или поздно Ардика хватит инфаркт. Думаю, Давиду очень знакомы эмоции пожилого правителя, ведь он и сам растит весьма самостоятельную и самообеспеченную дочь и строит свой бизнес, где, пожалуй, стремится выполнять ту же роль, что и его герой. Вероятно старик, который на самом деле для этого слова вполне еще молод, в какой-то мере является для автора примером для подражания или даже его собственным представлением о настоящем и будущем себе.

Дальнейшие события, начиная с Красной книги, не дадут нам ни секунды на размышления. Вихрь закручивается все плотнее, и центр его Гхарр, Белый Демон с Острова Смерти.

Конечно, в целом общая мысль сюжета не нова, но фундаментальна с начала человеческой истории - любовь победит все. В повествовании нередко можно встретить отсылки к мудрецам, многие из которых раввины, что неудивительно с учетом происхождения автора. К примеру мысль о растениях, способных выживать, питаясь морской водой, Давид наверняка почерпнул из флоры Израиля, где кусты тамариска - растения, которое по легендам и было источником манны небесной - покрывают берега даже Мертвого моря. Здесь же на подобной манне златокожие люди выживают не одно поколение. Несмотря на то, что для их мира это обычно, они поступают намного мудрее земных людей - понимают, что все эти дары им дает природа, а не их собственный труд, и относятся к этому с должным уважением и трепетом. Да, поведение племени острова Троук по отношению к полюбившейся нам маленькой Линь вызывает у нас отторжение, но в целом, если отодвинуть личную неприязнь, нам многому стоит у них поучиться.

Счастье — не награда за добродетель, а сама добродетель; не потому мы наслаждаемся счастьем, что обуздали свои страсти, а наоборот, наслаждение счастьем делает нас способными обуздать их. Спиноза


Апельсиновый критик

+2
40

0 комментариев, по

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

Написать комментарий
25 1 0
Наверх Вниз