Жил-был поэт, сам виноват / Любовь Федорова

Жил-был поэт, сам виноват

Автор: Любовь Федорова

– Не понял вас, – сказал Илан. – Вы меня ждете? Что-то случилось? 

Аранзар при виде Илана разве что не осенил себя охранным знаком от демонов. Потом вздохнул, видимо, пропуская через себя мысль, что это всего лишь Илан, и проговорил:

– Все, что случилось, случилось почти декаду назад. Но разгребать мы будем до весны. 

– Поэтому все показательно страдают, а инспектор Джениш прохлаждается?

Аранзар невесело усмехнулся.

– Выпрут нашего Джениша из префектуры декады через две-три, какие его заботы. Пойдет он к вам в охрану или в кабак какой. Вышибалой.

– Мне плевать, куда идти, – безмятежно отозвался Джениш. – И мне похер, кого бить. 

– Сейчас я выйду, – пообещал Илан. 

Сбросил грязный балахон в лубяной короб в углу за ширмой, переобулся, вымыл руки, плеснул в лицо водой, пригладил волосы, надел ходжерский кафтан. С заменой ставен на окна в хирургическом корпусе стало тепло. Можно было работать по правилам, не таская в операционную верхнюю одежду. За время недолгого отсутствия картина в коридоре не поменялась. 

– И за что его выпрут? – продолжил начатую тему Илан, выходя к инспекторам.

– А тебе не все равно? – Джениш повернулся на бок и подпер голову рукой; лавка под ним заскрипела. 

– О, – сказал Аранзар, случайно толкая сидевшего с ним рядом парня, от чего тот совсем сжался. – Это большая, живописная и, во многом, трагическая история. Он, видишь ли, не может себя заткнуть. Он в принципе не может вовремя заткнуться, когда его несет — хоть так, хоть стихами... Наш господин поэт сочинил пьесу, и понес ее проверять, годится ли она на что-нибудь. Пьеса оказалась годная, умелые люди из Академии Искусств забрали ее у Джениша и положили на музыку. Скоро в городе премьера, а на инспекторе Дженише третий год висит строгий запрет на сочинительство от госпожи префекта. Он именно поэтому до сих пор младший инспектор, а мог бы быть уже... много кем. Не все пока про пьесу знают, но младший инспектор Джениш нынче больше готовится к скандалу, чем к премьере.

– Уважаю, – сказал Илан. – Делать всем назло я тоже в детстве любил. 

Джениш вдруг сел, выпрями спину и продекламировал:

«Арденна перед вами открывает двери,

Как старый ящер открывает пасть.

Здесь нет ни денег, ни дождя, ни веры, 

И демоны сражаются за власть!»

– Это не твое, – с сомнением сказал Илан. – Я это где-то раньше слышал. 

– Правильно, – Аранзар поднялся и взял за край одежды худосочного юношу, заставляя того встать рядом. – Это тот самый стих, за который казнили рифмоплета Юншана. Не лучшее из его произведений, к слову сказать. Пойдемте куда-нибудь. У нас разговор, а тут жуткое место какое-то. Кровью пахнет.

– Свое рассказывать я не могу, – сказал Джениш, потягиваясь. – Запрещено. Да и вообще... Я не умею писать стихи. Я не родился на свет поэтом. Я не могу даже две строки связать и рифмою, и сюжетом...

– Привел доказательства — заткнись, – бросил ему через плечо Аранзар.

Илан, улыбаясь, сделал приглашающий жест в направлении к выходу из хирургического. Они двинулись в путь.

– Читать стихи, оценивать их — хороши, нехороши — они могут, – ворчал за спинами всех Джениш. – А сочинять для них -- не смей!..

– Не я тебе запрещаю. Так мама приказала, – отвечал ему Аранзар, поднимаясь по ступенькам, и ведя за край плаща бледного парня, словно козу на веревочке. – Ты же знаешь, что надо слушать маму. Мама всегда права! А читать мне запретить нельзя. Во-первых, это не моя мама. Во-вторых, читать — это другое. Но вы представьте, какова трагедия, господа, когда поэта казнят за дрянной стих. Он написал три тома настоящих и прекрасных, но никому при его жизни не нужных. А его приговорили к повешению за плохую поделку, за политический памфлет, который падкие на пафос люди с дурным вкусом растащили по улицам. А он не этим хотел прославиться! И умирать вообще не хотел!..

– Я, – сказал Джениш, – заткнулся, если ты не заметил. По крайней мере, пока меня окончательно не выпрут. Или не казнят.


"Дело о мастере добрых дел"

169

10 комментариев, по

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

Mezolit
#

Чего-то я не помню этого момента...

 раскрыть ветвь  9
Helga
#

А я помню))  учила тогда наизусть,  собсно :D

 раскрыть ветвь  3
Любовь Федорова автор
#

когда Илану подарили Неподарка.

 раскрыть ветвь  4
Написать комментарий
Наверх Вниз