Рецензия на роман «Иммунный к мысли» / Ярослав Васильев

Рецензия на роман «Иммунный к мысли»

Размер: 237 345 зн., 5,93 а.л.
Бесплатно

Лошадь

сказала,

взглянув на верблюда:

«Какая

гигантская

лошадь-ублюдок».

Верблюд же

вскричал:

«Да лошадь разве ты?!

Ты

просто-напросто -

верблюд недоразвитый».

И знал лишь

бог седобородый,

что это -

животные

разной породы.

Владимир Маяковский

Разница во взглядах на какой-либо предмет или события у человечества, наверное, в крови. Стоит Кому-то сказать «белое», как в ответ немедленно крикнут «чёрное». И потому, едва родился в литературе жанр утопии о счастливом будущем и вертикальном прогрессе общества, как сразу же в ответ кто-то написал – зря вы, может быть куда хуже, чем сейчас. И написал свою антиутопию. В разные годы этому жанру отдавали силы самые разные писатели – именитые и не очень, стараясь исполнить как развлекательный роман (к примеру «Когда спящий проснётся» Уэлса), так и страшное предостережение (ты же «Мы» Замятина, «451 градус по Фаренгейту» Брэдбери или «Дивный мир» Хаксли). Но всё чаще и чаще в последние десятилетия жанр сводится лишь к желанию пощекотать нервы обывателя страшилкой (как у Оруэла в его «1984» и в многочисленных голливудских фильмах ). Ну или сделать из антиутопии фон для романтическо-любовных приключений.

Именно поэтому я жанр антиутопии читаю крайне редко, но вот попадаются. Именно так мне попалась книга Тина Волка «Иммунный к мысли». Классическая антиутопия: мир поразил вирус, который развивается на длинных словах и мыслях. Для этого всех принудительно заставили говорить только пятибуквенными словами и короткими предложениями. Переделали речь. Заодно проснулась поголовная то ли телепатия, то ли эмпатия (побочный эффект вируса или пятибуквенной речи, я так и не понял), а так же зачем-то запретили буквы «Й» и «Ь» (тоже не понял, как и не понял, что запретили в остальном мире). Азиаты со своими иероглифами, я так понял, вымерли совсем (если нет, то у автора тут логическая прореха или китайцев даже вирус н берёт). И вот злое правительство прессует граждан, чистит мысли, запрещает старинные книги. Но нашлись герои, которые не согласны и продолжают пить сырую воду… тьфу, читать старые книги.

Дальше пошёл набор несуразиц и нестыковок. За вирус и попытку его распространения – чуть ли не казнь на месте, но сопротивленцы носят опознавательный знак в виде зелёной ленты. Конспираторы, понимаешь. Видимо, раз отлов происходит роботами, то перепрошить программу у них нельзя. так и ловят на мысли. Дальше – автор прямо таки давит на жестокость правительства и тоталитарность общества, даже не думая: любая структура возможна только с молчаливого согласия большинства. Значит есть зримая и объективная угроза, заставляющая подчиняться новым правилам. А у них «полиция мысли» в городок в провинции добралась всего три года назад – и до этого никто не вымер. Почему ни у кого не возник вопрос: с какой стати? Да и ведёт себя представители правительства (своего, родного), как оккупанты на чужой земле. Словно свербит – ограбить страну и свинтить на Марс.

Последнее, что меня окончательно отвратило от книги – это язык. Он сухой, он с бедным вторым планом: место действия приходится выгрызать из текста, автор строит картинку по принципу «и так сойдёт, догадаетесь». В итоге место действия лишено уникальности. Абсолютно так же лишены уникальности все персонажи, их истории похожи как горошины из одного стручка. А ведь у человека масса индивидуальных привычек. Но здесь ни этого, ни фона – мало сказать «испугался», надо так сделать, чтобы читатель поверил. Потом прошибло, обмочился, с криком «за покемонов» потерял голову и одурело побежал роботов крушить.

В итоге почитал несколько глав и бросил, дабы не тратить время.

+2
404

1 комментарий, по

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

Ярослав Васильев Автор
#

Раз уж появился раздел рецензий, перенесу из блогов сюда

 раскрыть ветвь  0
Написать комментарий
8 904 137 47
Наверх Вниз