Рецензия на роман «Кто сказал: "Война"?» / Анастасия Шевцова

Рецензия на роман «Кто сказал: "Война"?»

Размер: 432 455 зн., 10,81 а.л.
весь текст
Бесплатно

Данная рецензия была написана для Конкурса Крупной Прозы на сайте "Мастерская писателей".


Каждая книга – это дверь в иной мир, даже если она рассказывает о вещах, происходящих вокруг нас в знакомой реальности. Читатель — всего лишь наблюдатель, автор – проводник. Как бы хорошо проводник не рассказывал о достопримечательностях родного ему мира, каждый, кто будет его слушать, услышит лишь то, что созвучно лично ему. Потому что все люди разные, потому что одно и то же слово у каждого вызовет свои, только ему присущие ассоциации. Очень редко я видела случаи, когда читательское восприятие на сто процентов совпадало с тем, как понимал свое произведение сам автор, потому что автор тоже в какой-то степени читатель, просто собственную историю он узнает первым и имеет определенную власть вести за собой последующих посетителей.

 

Со столь пространного вступления я начала потому, что мое видение романа может в данном случае не совпасть с авторским, поскольку ряд тем я их разберу именно через призму своего взгляда. Скажу сразу, что роман я читала еще в начале года, причем как приквел, т.е. после основной истории, а потому сюжет, описанный в нем, невольно слился с последующими событиями. Именно по этой причине я перечитала произведение еще раз – внимательно и вдумчиво, уже не спеша заглянуть за следующую страницу, чтобы узнать, а что же дальше. Не жалею, поскольку впечатление осталось прежним (это одна из тех книг, которые я могу перечитывать, не теряя интереса), но понимание стало глубже. 

Обычно в своих рецензиях я стараюсь не касаться сюжета, но здесь мне так или иначе придется его временами упоминать. Итак, действие романа разворачивается на фоне событий, которые по масштабу и аналогии можно сравнить с III-IV веками нашей с вами реальности, если вспомнить историю Римской Империи. Из-за чего пал Рим? Если не углубляться, то его ослабление началось потому, что аристократия стала отстаивать свои личные интересы, пренебрегая долгосрочными интересами Империи. Борьба за власть, доносы, нравственная распущенность, знаменитое «хлеба и зрелищ», которое в романе звучит как «жажда скандальных новостей, праздное любопытство». Город, в который вели «все дороги» стал местом скверны, предал забвению свою историю, свои корни, вознесся в своей гордыне и как следствие — пал. Та часть истории Орбина, которую мы успеваем увидеть в романе, во многом повторяет историю Рима и для описываемого мира фактически Римом и является. «Орбин, город цветов, белого камня, и колокольного звона, последнее чудо великой цивилизации вершителей…»

 

Сюжет романа имеет два пласта. В одном из них разворачивается политическая драма, приведшая в итоге к началу конца того великого Орбина, который уже отживал последние дни, в другом ее последствия, показанные глазами молодого поколения, еще невинного, но уже обреченного, т.е. драма личная. На примере основных героев я попробую рассказать и о том, и о другом.

 

Пролог данного романа является не просто вступительным или ознакомительным элементом, он своего рода произведение в произведение. В нем автор дает завязку политической интриги, знакомит читателя с Умгарией, показывает контраст между этим «молодым, жадным, злым, готовым к мести» государством и Обрином. В нем мы узнаем о политической структуре Обрина, впервые видим Озавира Орса – Отца-Вещателя Республики, Ярмила и Горана – сыновей Вадана Булатного, кнеза Умгарии, узнаем о нем самом и о его советнике – маге Йенза. Так же узнаем о сыне Озавира Нарайне. Прежде чем подробнее остановиться на этих героях, хочу заметить, что конечная часть Эпилога закольцовывает Пролог, давая яркое многоточие всему произведению. Несмотря на прошедшие между Прологом и Эпилогом годы и гибель одного из персонажей, действующие лица остаются теми же: уже изменившийся и повзрослевший Ярмил, который вспоминает об Озавире Орсе, его брат Горан, а так же упоминание о Нарайне, Вадане Булатном и его советнике. Действующие лица те же, но суть основных из них уже совершенно иная. Если в Прологе были семена, то Эпилог показал всходы и плоды. С моей точки зрения очень удачная закольцовка, позволяющая одновременно и подвести черту под теми проблемами, которые в романе ставились, и дать завязку последующему сюжету, заинтриговав читателя.

 

Разбирая и анализируя героев, я заметила, что в романе многое дается на противопоставлении. Нарочно ли так задумал автор или это интуитивный ход, я не знаю, но поскольку структуру я разглядела, по ней героев и разберу. И начну с фона разворачивающихся событий.

Помните поговорку «рыба гниет с головы»? А еще лучше крылатое выражение «Каждый народ заслуживает своего правителя». Оба этих высказывания подходят как к Обрину, так и к Умгарии.

 

Из Пролога мы узнаем, что в Орбине к Умгарии относились пренебрежительно, не особо веря в существование этого государства вообще, «считали совсем уж дремучими дикарями, годными только на поля и в шахты». И даже когда Вадан Булатный создал столицу, казну, объединил племена «Высокий Форум Орбинской республики и на это внимания не обратил». «Над «силой» умгарских племен, издавна пахавших землю и разводивших свиней, а по воинской части преуспевших разве что в междоусобицах, патриархи только посмеялись, но посольство все же решили отправить — познакомиться и осмотреться». Далее, если заглянуть в сам роман, это отношение обринитов к Умгарии, да и вообще ко всем остальным соседям раскрывается в том же ключе.

 

«— Послушайте-ка, мои родные: мы, Вейзы, высшие из старших, кровь и плоть Орбина — вершители. Дети Хибы и Джиннана, дети шиварийских гор и фарисанских долин, дети туманных берегов Бергота и льдов Ласатра — они всего лишь обычные людишки, жалкие варвары. Но мы — дети Свободы, самого властелина бездны беззакония. Мы происходим напрямую от Творящего миры бога, нам ли кого-то бояться?» — это высказывание принадлежит Геленну Вейзу, о нем мы поговорим позже.

 

«Мы древнее, умнее, более культурны и лучше образованы» — более мягко, но на той же волне приводит причины такого отношения Айсинар, избранный правитель Орбина.

 

Какова же на деле Умгария? Как уже было сказано выше, это совсем молодое государство, построенное из разрозненных племен, земли которых некогда были захвачены Обрином. Под умелым руководством сильного лидера – Вадана Булатного, эти «разные племена заметно сблизились, научились жить и работать сообща. И сообща же ненавидеть орбинитов, отнявших когда-то их лучшие земли, пленивших братьев, а теперь — захвативших всю торговлю и дерущих непомерные цены». В Прологе мы видим, что у умгарцев своя культура: «порой все умгары казались слишком наивными, бесхитростными: приняли чужака как родного, пустили в столицу и даже не приглядывают: броди, где хочешь, делай, что вздумается… Ну да, гость для варваров и есть самый близкий, свято почитаемый. И сам ничем хозяину навредить не может, пока не покинет его землю. Добрые законы-то, чистые…». Посмотрим теперь на правителя умгар, каким видит его Озавир Орс:

 

«Высокий, грузный телом и уже немолодой, хотя и по-прежнему сильный, кнез Вадан с людьми держался запросто. Иногда бывал весел, но чаще — суров. Среди воевод слыл справедливым: награждать усердных и наказывать провинившихся не стеснялся. Семьей любил похвалиться: красавицей-женой, моложе себя вдвое, младшим сыном, в свои невеликие годы прослывшим настоящим богатырем. Старшего — хромого и горбатого — старался не вспоминать и держать подальше: нечего, мол, бросать тень несчастья на правящее семейство. В общем, обычный варварский вождь, с такими Озавир не раз справлялся, нашел бы подход и к этому, если бы не советник. Йенза, воспитанный в Ордене Согласия, гордо носил черную мантию мага и был настоящей силой, с которой так запросто не сладишь…». Портрет правителя соответствует его народу: сильный мужчина с типичным патриархальным взглядом и таким же типичным для правителя отношением к члену семьи, не соответствующему укреплению его авторитета среди подданных.

 

Итак, думаю, с Умгарией все понятно. Теперь еще пара слов об Орбине. Древняя Республика, как это бывает со всеми цивилизациями, забывающими свою культуру, постепенно угасала. «Высокая культура, знания, образование — все это наследие предков. Все создали они, не мы. А мы? Только разбазарили и довели до упадка. Так чем же мы так кичимся? Древностью?» — говорит Озавир Орс. По сути он прав. В Орбине в отличие от Умгарии еще есть древние знания, есть образование, медицина, различные ремесла, но то, что служило их основной – магия – под запретом после некой великой катастрофы. Магия является для орбинитов преступлением. Детей, проявляющих способности к ней, отправляют в Серый замок, что считается незавидной участью. «боитесь всего, даже собственной магии», — говорит сын Вадана, ссылаясь на слова советника. «не делай того, что получается, не стремись к тому, чего хочется — не буди дар, держись подальше от магии!». Да, магия опасна, но подавлять свою природу еще опаснее, потому что это искажение поколение за поколением ведет к деградации всего народа. Чем силен народ? Народ силен историей, культурой и семейными ценностями, в которых они воплощаются. Теряя знания, орбиниты теряют и то, и другое, становятся уязвимы. Сила и слабость в них приходят в дисгармонию, равно как и нравственные начала.

 

Поскольку фон я общими штрихами обозначила, историческая обстановка примерно ясна, самое время рассмотреть тот пласт политической драмы, про которую говорилось в начале.

 

Основной конфликт разворачивается между тремя персонажами:

Правителем Айсинаром Леном, который по большей части представляет интересы знатной части Орбина,

 

Геленном Вейзом – одним из влиятельнейших политиков, представляющим по сути интересы собственные;

 

И Озавиром Орсом — так же довольно влиятельного среди знати человека и единственного, кто радеет собственно за саму Республику и думает о народе и понимает, как важно вернуть утраченные знания предков.

 

Итак, по порядку. Айсинар Лен как политик раскрывается перед читателем на протяжении всего романа. Это классический правитель, старающийся добросовестно исполнять свои обязанности и при этом не забывать о себе и выгодах, которые дает власть. Он живет и дышит теми же интересами, что и всякий высокородный орбинит и потому уверен в своей правоте ровно до момента, когда осознает свое бессилие и вынужден посмотреть правде в глаза.

 

Айсинар – человек, не имеющий масштабного исторического взгляда, он смотрит в прошлое, дорожит настоящим и боится будущего, предпочитая не думать о нем вовсе. Он довольно смел как человек, но нерешителен как политик. Надо понимать, что власть, особенно власть такого масштаба и в той исторической обстановке, в которой разворачивается сюжет романа, обязывает к самоотречению и абсолютному патриотизму. Обладает ли Айсинар этими качествами? Нет. Он идеально-удобный правитель для мирного времени, для стабильного государства, когда механизм отлажен и работает сам по себе. Он – удобен и понятен своим согражданам, ему доверяют и это доверие обязывает Айсинара его оправдать, что он и делает, но не выходя за понятные и комфортные рамки. Фактически он – не лидер, а человек ведомый, причем не только политическими силами, но и собственными страстями и нереализованными желаниями. Из текста мы узнаем, что у Айсинара есть жена и десятилетний сын, при этом он, как и многие сограждане не считает зазорным увлекаться юношами. Опять чисто римские мотивы и нравы: красивый фасад и вседозволенность за паланкином. Собственно вот эта «блажь и недостойные мечты», как он сам называет свое влечение к сыну Геленна Вейза Гайяри и становится для Айсинара шагом в пропасть. Он не может устоять перед искушением, да и не особо уверен, нужно ли себе отказывать. Простыми словами это называется сделкой с совестью, какими бы причинами она не была продиктована, а правитель народа на подобные слабости права не имеет, потому как они дают сторонним силам возможность его контролировать и тем самым фактически ослабляют эту самую власть, приводят к непоправимым ошибкам. Отношения Айсинара и Гайяри это пример коррупции, масштабной взятки, причем сам Айсинар это прекрасно понимает. О психологических причинах, об Айсинаре-человеке, а не политике я скажу ниже, сейчас меня интересует только политический пласт. «И кому в таком случае хотел служить сам Айсинар? Форуму или Орбину? Уж точно не мечтам Озавира или амбициям Геленна. А сможет ли достойно послужить республике — вот придет армия Вадана Булатного, тут-то все и выяснится… Ведь если верить Орсу, война с умгарами неизбежна». Итак, делая вывод из вышесказанному можно предположить, что хотел Айсинар служить Орбину, но служил Форуму и как раз таки амбициям Геленна, а заодно и своим слабостям. Увы.

 

Геленн Вейз – влиятельный политик и интриган, представитель тех сил, с которыми приходится считаться Айсинару. Он считает себя плотью и кровью Орбина: «мы, Вейзы, высшие из старших, кровь и плоть Орбина — вершители…». Для него Орбин – это прежде всего он сам, его наследие и его власть. Без Пряного пути, из-за которого, фактически и начинается интрига этого героя против Озавира Орса, поскольку последний считает, что разделить наследие Диатрена – единственный способ избежать войны, он себя, а значит и Орбина не мыслит. «Управлять Пряным путем — вот истинная власть, которой хватит на десяток таких, как ты, мальчишек…». Да и никто из высшего света не мыслит. «Вейз ни при каких условиях не отдаст Пряный путь. Айсинар сам не мог представить большего унижения, чем передача варварам наследия Диатрена. Тем более он не желал остаться в истории избранником, признавшим падение Орбина до уровня умгарских навозников». Как было сказано выше, чтобы устранить опасность, исходящую от Озавира для собственных интересов, Геленн просит своего старшего сына соблазнить правителя Айсинара и в итоге в своей интриге преуспевает. Почитает ли он свою просьбу некой жертвой? Да. Ему важно добиться своей цели, и для ее достижения все средства хороши. Можно было бы как-то оправдать его поступок по отношению к сыну тем, что сын сам имеет «свободные» нравы, но увы его удивление, когда Гайяри дает согласие, это оправдание убивают на корню. Быстрого согласия, несмотря на убедительную лекцию о необходимости данной интриги для сохранения наследства своего рода, Геленн не ожидает. Потому что его просьба – это не есть хорошо. Однако сын его волнует исключительно как наследник, как его «лицо», но не более. Да, он переживает за его жизнь во время поединков, как переживает хозяин за скаковую лошадь-чемпиона. Лошадь должна быть жива, здорова, воспитана, выглядеть на все сто и достойно представлять хозяина. А еще должна приносить пользу и оправдывать расходы по содержанию. Любит ли он сына? Да. Как умеет, но куда как меньше себя и власти. «Семья — да, ему нужна семья, как оправа, как оплот его силы. И Гайяри тоже — почему бы силу и победу не удвоить?»

 

Озавир Орс, как я уже выше сказала – пример гражданина и патриота. Он хороший дипломат, человек, обладающий выдающимся политическим умом и, в общем-то, настоящий сын своего народа, а не времени. Как и все орбиниты он не лишен определенной гордыни: «Озавир не раз уже думал: не поделиться ли с этими дикарями секретом изготовления стекла? Только сомневался, что даже под его руководством у них выйдет что-то достойное», но она не затмевает его человеческие качества. Озавира поддерживают среди простого народа, к нему с уважением относятся враги, сын кнеза считает его своим другом, несмотря на то, что прекрасно понимает его мотивы: «Златокудрый посланник был единственным человеком в жизни Ярмила, который не жалел его и не презирал, а слушал, стремился понять; уважал его ум и характер и, несмотря на немощное тело, верил, что однажды Ярмил не из вежливости, а по заслугам будет именоваться славным и великим. Сам Ярмил, конечно, не был простофилей — понимал, что Озавиру выгодно посадить на трон Умгарии друга своей страны, а не врага и завоевателя… ну и пусть! Он был согласен: тот, кто поможет избавиться от боли и прожить долгую, деятельную жизнь, и есть самый настоящий друг». Озавир единственный, кто имеет действительно крепкую семью, причем семью, основанную на взаимоуважении. Он любит своих детей, стремиться быть для них другом, не подавляет их волю, воспитывает в любви к отечеству, к знаниям. «Отец любил его. (Орбин – прим.) И детей своих учил тому же: любить Орбин, видеть и понимать его, ценить преимущества коренных орбинитов. И никогда не забывать, какие жертвы принесены ради всего этого». В конце романа через воспоминания Айсинара Лена мы узнаем, что Озавир фактически является еще и ученым: он с детства наблюдал за сверстниками, неумело экспериментирующими с запрещенной магией, делал выводы, и позже даже написал учебник.

 

Конфликт между Озавиром и Геленном, как уже говорилось выше, развился из желания первого спасти страну от войны, к которой та была не готова, вступив с варварами в переговоры и пойдя на обозначенные теми уступки, вопреки гордости Орбина и выгод Форума. Он «покушается на богоизбранность орбинитов, на их извечную исключительность». Озавир, своими глазами видя истинное положение дел в Орбине, считает, что мир лучше войны, мыслит как стратег и дальновидный политик, причем политик абсолютный, поскольку свое дело, свой долг он ставит выше не только жизни своей, но и своей семьи. На предупреждение Айсинара о возможной опасности для себя самого и домашних, он отвечает: «Отослать семью, значит, сдаться. Этого не будет, — ответил он. — Мой предок был одним из тех пяти, кто удержал звезду покаяния над Орбином, когда земля плавилась под ногами и небо рушилось на головы. Они умерли, но не ушли — и город выжил. Неужели ты думаешь, я сбегу, предам их память, их дело?» «Высокородный, умный, влиятельный, мог бы стать избранником вместо Лена… да мог бы хоть попытаться, но ведь не хотел! Невольно вспомнилось, как славнейший Гтар приходил уговаривать отца избираться, а он не согласился, сказал, что и так на своем месте. Стану, мол, избранником, кто же поедет с фарисами любезничать или к ласатринам пиво бочками пить? Никто ведь и не сможет… Шутил, конечно. Но за властью никогда не гнался». Конечно, в какой-то степени Айсинар прав и Озавир действительно думает, что «вернувшись в Орбин, попадет в родной дом, где примут, поймут и не ударят в спину», но тем не менее удара Озавир не исключал, потому как слишком хорошо знал тех, в кругу которых вращался. Тем не менее его доверчивость скорее проистекает из утверждения «каждый судит по себе». Путь Озавира становится путем самопожертвования, фактически путем пророка, и в его лице проигрывает и предавший его Орбин. «Я готов умереть, если это нужно, чтобы вы наконец проснулись и выжили. Только безвинно осужденным умирать я не хочу — давно мечтал узнать, сумею ли…». Если брать исторические аналогии, то я бы в каких-то моментах сравнила Озавира с пророком Иеремией, который пытался спасти Иерусалим, взывая к разуму царя и прося того поступиться гордостью, за что был гоним. Смерть Озавира Орса один из самых ярких и трагичных моментов романа, некая точка невозврата, запускающая цепочку трагических и уже неизбежных событий.

 

Айсинар, понявший, наконец, к чему привели его ошибки, остается перед лицом войны, Геленн Вейз, отправляет семью подальше от Орбина, а учитывая предупреждение Озавира о том, что вне стен Орбина спасения никому не будет, можно догадаться, что это решение обернется трагедией, а молодое и невинное поколение, ставшее жертвой решений своих родителей, переживает личные драмы. Вот о них в заключение своего отзыва я и хочу поговорить.

 

Второй пласт романа, показывает трагедию личности. Дети политиков: Нарайн Орс, Гайяри Вейз и его сестра-близнец Салема Вейз — ровесники и, в общем-то, обычные семнадцатилетние подростки, которых проблемы Орбина, да и в сущности проблемы родителей не касаются до момента, пока это не мешает привычной жизни.

 

Гайяри и Салема растут как оранжерейные растения. Их детство проходит так положено в том обществе в то время. Как и многие близнецы они держатся вместе. Между ними чувствуется и любовь и доверие. Даже со своими братьями у них нет душевной близости, не говоря уже о родителях. Мне показалось, что живя в одном доме, все члены семьи Вейзов друг другу чужие. Каково восприятие Гайяри отца и матери, семьи? Оно уважительно-отчужденное, независимое. Он воспринимает отца как классический подросток, считая себя равным ему. Семья в представлении Гайяри это «детский писк и бабьи жалобы», а мать он воспринимает как «вечно больную, слабую и слезливую». Почему так происходит? Обычно женщина позиционирует себя так, как его мать тогда, когда не чувствует любви мужа. Особенно ярко это заметно в момент, когда Гайяри ранен. Мы видим, что в общем-то слабая женщина вовсе и не слабая: на ней держится хозяйство и «спорить с Бьенной Вейз было бесполезно». Не раз упоминается, что мать категорично запрещает что-то Салеме. «Толика мужского воспитания», которую родители решают дать юным Вейзам тоже подтверждает, что семья держится на матери, а отец в их жизни присутствует лишь тогда, когда надобно поставить галочку. Геленну важно лишь чтобы картинка его благополучия была идеальна. Как только маячит угроза репутации – сиюминутная или в перспективе, он вмешивается, причем жестко. Почему он позволяет Гайяри участвовать в сражениях? Да, выпустить пар, чтобы совладать с сильным даром, но как мне кажется волнует Геленна не сам Гайяри, а то, что тот может сорваться, опуститься или попасть в Серый Замок. Т.е. опять же это выйдет боком самому Геленну. В момент, когда Гайяри рассказывает ему о том, что Салема может убежать с Нарайном, юноше приходится угрожать отцу, чтобы тот не рушил доверие между ним и сестрой. Почему? Потому что опять же Геленна волнует только он сам, но не чувства других, даже если это родные люди. «Вот хорошо! Конечно, славнейший Геленн Вейз ни на миг не задумался, а что же нужно его сыну! Хотя, чему удивляться? Когда это кто-то из родителей всерьез старался понять, что ему нужно?».

 

«Матушка осторожно кончиками пальцев стерла слезы и обиженно отвернулась.

Гайяри уже не первый день слышал споры родителей за закрытыми дверями. Сегодня он надеялся, что все давно выяснено и решено, а не стоило»ю

Вот еще интересный момент, в котором видно уже отношение близнецов к отцу и матери: «Что ей родители? У них-то все в порядке! Рассердятся, оскорбятся ее непослушанием? Ничего, она переживет! Именно это она бы и сказала Гайяри, да он слушать не стал.

— Да в бездну к демонам родителей, — продолжал он, — ты о себе подумай».

 

А теперь подумаем, если детям не хватает любви родителей в семье, если дома – раздал, что обычно происходит? Правильно, дети ищут любовь и стабильность вне семьи. Салема влюбляется в Нарайна и готова на все, лишь бы быть с ним, а Гайари ведет жизнь беспорядочную, и это своего рода его протест. Когда отец просит его соблазнить Айсинара, он соглашается легко, потому что нравственные рамки у него отсутствуют – откуда им быть? А дальше начинается довольно интересный психологический расклад. В лице Айсинара Гайяри находит… отца. Извращенным путем, но тем не менее. И если самому правителю юноша «символом Орбина — сильным, прекрасным и великодушным» и он прельщается его огнем и смелостью, в каком-то смысле видит в нем самого себя – того, каким мечтал сам стать, да опять же не хватило решимости, то для Гайяри он постепенно становится родным человеком, за которого он готов умереть, во что сам Айсинар никак не может поверить. По большей части он Гайяри ценит, пользуется, уважает, но любить – нет, не любит. К концу романа, когда Айсинар уже понимает: «И чем он вообще думал, когда позволил славнейшему Вейзу сотоварищи втянуть страну в эту авантюру?!»», он привязывается к юноше, но собственная вина подтачивает его изнутри. Просьба Геленна отправить Гайяри вместе с остальной семьей подальше от Орбина в защищенное поместье, отзывается у Айсинара «болью и обидой». Он понимает, что Геленн рискует семьей, что возможно обрекает их на смерть, но дает убедить себя и отсылает Гайяри, как бы наказывая самого себя и в то же время избавляясь от объекта, пробуждающего муки совести. Его последнее объятие фактически прощание:

 

«— …я только провожу мать и вернусь. И останусь с тобой до самого конца. Вместе мы победим.

— Да, Гайи, так и будет, — тихо ответил Айсинар. И обнял, крепко прижал к себе мальчишку, сгребая пальцами его золотистые кудри».

 

Что же представляет из себя сам Гайяри? По сути, и он, и его сестра, и Нарайн – жертвы обстоятельств. Не случись война, сын Геленна в итоге пошел бы по его пути, отстаивал бы те же интересы и идеалы. Возможно, он был бы мягче и справедливее, возможно у него сложилась бы хорошая семья, потому что любить он умел и к любви стремился, но ничему этому сбыться было не суждено. Вместо этого мы видим резко повзрослевшего и по сути потерявшего оставшуюся невинность юношу, который принимает точку зрения отца вместе со всей его орбинской гордыней. Сестра и Айсинар – вот и все, что у него остается, но первая ранена потерей жениха и разрывается между любовью к нему и к отцу, который является виновником краха всех ее надежд на счастье, а второй фактически от Гайяри отрекается. Плюс тяжесть ответственности за все случившееся, которую Гайяри тоже чувствует.

 

Последний герой, о котором я хочу поговорить, это Нарайн Орс. Его личная драма самая сильная в романе, да и собственно сам роман построен именно вокруг этого героя – вначале его мотив звучит едва слышно, затем сильнее и под конец уже бьют барабаны – набатно отбивая проклятие, которое этот юноша обрушивает на тех, кто погубил его отца.

 

В самом начале, в Прологе, Озавир говорит о сыне, что тот «не любит возню и драки. Говорит: это для дураков», в Эпилоге же звучит совсем другая характеристика. Нарайн воюет против своих и воюет «хорошо, даже слишком», так что кнез Умгарии «за свое счастливое знамя держит, вместо пропавшего кречета». Что же заставило рассудительного юношу, которого даже невеста, сестра Гайяри считает умнее брата, встать против своего народа?

 

Сын Озавира вырос в крепкой и любящей семье. Он любим и любит мать и отца, брата и сестру. Семья для него – крепость и с Салемой Нарайн стремиться и желает создать такие же отношения, какие видит между отцом и матерью.

 

«А слева расположился славнейший Озавир Орс с женой и наследником. Сам вещатель жилистый, коротко стриженный и скромно одетый, не слишком походил на патриарха, скорее на приятеля собственного сына. Зато его Арима не пряталась за занавеской, а сидела рядом, гордая и спокойная, как и положено высокородной орбинской даме. Вот Озавир наклонился и шепнул ей что-то, она в ответ улыбнулась, а потом взяла за руку, переплетая его пальцы со своими. Юный Орс тоже услышал, и посмотрел на родителей чуть не с благоговением. Айсинар, глядя на эту идиллию, вдруг понял, что завидует, и разозлился».

 

С Салемой Нарайн выстраивает такие же равные отношения. Он слушает ее, он доверяет ей. Даже узнав, что ее отец замешан в аресте родителей, Нарайн продолжает любить Салему, веря, что суд разберется, что все вернется на круги своя. И лишь после казни Озавира, которая ломает и коверкает его душу, любовь заглушается ненавистью ко всему роду Вейзов. И тут Гайяри был прав, думая, что «после вынесения приговора Озавиру никакой любви между родами Орс и Вейз быть не может», потому что для Нарайна эта любовь теперь – предательство. В один миг юноша, для которого был открыт весь мир, этот мир теряет:

 

«Над двором Зверинца по-прежнему сияло солнце, но Нарайн больше его не видел — перед ним распахнулась черная бездна.

У него были родители, самые лучшие люди на свете.

У него был брат, маленький шумный задира и милая ласковая сестренка.

У него была невеста — самая красивая девушка Орбина.

И дом. И будущее, сулящее счастье.

У него ничего не осталось. Только бездна беззакония полыхала перед глазами, вспыхивая дикими образами первозданного хаоса.

— Будь ты проклят, Геллен Вейз. И весь твой род до последнего отпрыска, — прошептал он. — Я, последний из Орсов, взываю к богам и требую отмщения.

И сам почувствовал, как вся сила бездны, что испокон веков принадлежала четвертому роду Орбина, сплелась с его словами.

— Силой и властью старшего рода, будьте вы все прокляты!..»

 

В Эпилоге романа, в самом конце, Ярмил, узнав о казни Озавира задается вопросом «почему война и кровь просвещенным мудрецам показались желаннее мира и дружбы?». Думаю на этот вопрос я в данной рецензии ответила достаточно. Далее он же «удивился сильно: сам Озавир ни за что бы против своих воевать не стал. А его сын — почему? Неужели он тоже отца предал? Или наоборот, это верность?». Тема верности затронута в романе довольно сильно. Мы видим, что каждый из героев понимал ее по-своему. Кто-то был верен своему роду, кто-то своей Родине, кто-то лично себе. Каждый понес свой груз и последствия за поступки, а исторический процесс развивался по вполне логичному и закономерному сценарию. Я считаю, что автору удалось показать и политическую драму и личностную драму каждого из героев. Атмосфера, язык, мастерски выписанные характеры, все это позволяет читателю полностью окунуться в книгу, прочувствовать на себе происходящее с героями, задаться вопросами и попытаться найти ответы. С моей точки зрения получилась глубокая многогранная вещь, и вполне самостоятельная, если помнить, что это фактически приквел.

 

Что бы я хотела со своей стороны пожелать автору. Во-первых мне кажется, что та часть истории Нарайна, которая будет в последующей книге, очень гармонично вошла бы в эту. Но это сугубо мое мнение. Я не уверена в нем. Во-вторых, и к данному роману это уже не относится, я считаю, что автору стоит попробовать себя в жанре исторической прозы. Чисто интуитивно мне кажется, что из-под его пера мог бы выйти замечательный исторический роман – не всякий сможет работать в этом жанре, а вот автор бы смог. На этом все. Кто сумел дочитать это до конца, тому мое уважение.

+10
540

3 комментария, по

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

Виктор Шипунов
#

Хорошая, взвешенная рецензия. Отличный разбор с которым я в основном согласен.

 раскрыть ветвь  0
Влад Ларионов
#

В ККП сказал, и тут еще повторю: глубоко благодарен за рецензию. И не только за то, что она положительная - хотя, это, конечно, приятно, слов нет ))

Благодарен за понимание. Пусть у нас есть некоторые смысловые разночтения, но это не важно. Важно то, насколько полно и до мелочей понят и сюжет, и основной идейный посыл. А это же значит, что вообще-то понять можно, и нет никаких таких дыр и фатально белых пятен. Для меня это даже важнее похвалы.

 раскрыть ветвь  1
Анастасия Шевцова автор
#

 А это же значит, что вообще-то понять можно, и нет никаких таких дыр и фатально белых пятен.

Конечно нет их там - роман сплетен очень гармонично и красиво. Что до белых пятен, то лично я их не заметила даже со второго прочтения. Невозможно в первую книгу цикла впихнуть вообще все - для этого есть последующие тома, а в этом раскрыто все, что должно было быть раскрыто.

🌹 

 раскрыть ветвь  0
Написать комментарий
22K 498 101
Наверх Вниз