Рецензия на роман «Не рвите нити. Том 1 - За куполом» / Dьюк Александр Александрович

Рецензия на роман «Не рвите нити. Том 1 - За куполом»

(Warning: данный обзор является всего лишь неструктурированным потомком впечатлений и мыслей, возникших по прочтении отдельно взятого произведения в отдельно взятом сознании)


Обрадовались тогда буржуины, записали поскорее Мальчиша-Плохиша в своё буржуинство и дали ему целую бочку варенья да целую корзину печенья.


Вычищенный фактически до идеального состояния текст, затронутые серьезные проблемы, типа извечной ксенофобии и враждебности человечества ко всему, что отличается, нетривиальный подход к колдовству и подросток, который умудряется не выбесить с первой же строчки. Казалось бы, что пойдет не так?

Да сущая мелочь – все.

Как и в один из прошлых разов, довожу до общественности сразу: мне не понравилось. Дочитал исключительно потому, что всегда дочитываю до конца. Этот роман, в принципе, может зайти и понравится только подросткам или тем, кто любит читать о подростках. Но не что-то полезное, например, вузовский учебник по детской психологии, а что-то вроде «Зойки-пересменщицы», «Деграданта», «Орущего в лабиринте», «Пятой колонны» и тому подобных шедевров, о которых сейчас никто и не вспомнит. Данный роман продолжает славную традицию подростковой фентези (не путать с фэнтези) с вялой претензией на интеллектуальность и серьезность, а на деле являющейся мыльной оперой о подростках с мелочными, высосанными из пальца эгоистичными проблемами, возведенными в абсолют.

К тому же, роман получился дико серым, пресным и пустым. Что же до сюжета… скажем так, это просто набор нескольких сюжетных арок, кое-как связанных одними действующими лицами и общей тематикой, над достоверностью и логичностью которых лучше не задумываться, если неохота схватить синий экран смерти. Однако это стало очевидно далеко не сразу. Как минимум, поначалу автор предпринимал попытку нанести ответный удар «Людям-Крестик», поднимая ровно тот же набор вопросов, только мутантов с классными способностями заменил на колдунов… с не очень классным колдунством. Правда, если думаете, что подобная проблематика является основной, то подумайте еще раз. Все это лишь малозначительный фон для построения взаимоотношений и вычерчивания различных геометрических фигур амурного свойства внутри группы подростков, которые не хватают звезд с интеллектуального небосклона. Читалось через силу и с большой неохотой, с перманентно железобетонной мордой лица из-за откровенно слабой подачи, вызывающей активную зевоту, нежели интерес к происходящему, но хотя бы читалось. А потом пришла седьмая глава

И вот тут-то у меня последние оставшиеся волосы зашевелились, т.к. автор внезапно решил, что у него не пресная подростковая драма, а серьезный боевик с политическим подтекстом, заговорами тайного жидорептилоидного правительства о воинствующей школоте против гнусных и тупых взрослых. При этом постановка действа настолько оторвана от любой реальности, даже той, в которой все происходит, что попытки осознать происходящее и привнести в него логику, даже внутреннюю, неминуемо приводит к перегреву мозговых плат. В принципе, седьмая глава – самый показательный момент романа. Если вы прочитаете ее и решите, что все нормально, все так и должно быть, то смело продолжайте. Если же после десятого вопроса «Какого маракуя?» вам захочется задать и одиннадцатый, лучше остановитесь. Поверьте, седьмая глава это лишь слабый отголосок того, что ждет дальше. Роман больше не предложит ничего принципиально нового и по-прежнему останется той же самой мыльной оперой о подростках, но вопрос «Что с вами не так?» не позволит вникнуть в происходящее. Впрочем, если считаете, что уровень «Дивергента» что-то хорошее, то это и вправду ваш выбор.

Пожалуй, единственное, за что я готов автора похвалить, это прописанный мир. Его по факту нет, как, впрочем, и в любой подростковой мыльной опере, но, тем не менее, это лучшая часть всего романа. Что? Противоречие? Это вы еще саму книжку не читали. По крайней мере, к этой части автор подошел значительно серьезнее, чем ко всему остальному. Правда, вся проработка мира ограничивается лишь сводом крайне странных правил и описанием ренники, сиречь магии, завязанной на чакрах, кефирных каналах связи с вселенной и прочей околовосточной метафизике. Зовется все несколько иначе, но суть приблизительно та же – единство души, тела и всего такого интересного. Воображение не потрясает, проявление не имеет ярких эффектов, но, в принципе, привносит свежести фантастическому элементу. К тому же, вся эта магия, пожалуй, единственное, у чего действительно есть хоть какое-то разнообразие. И в начале, пока я еще чего-то ждал от романа, лекции о магии читал не без интереса. Правда, достаточно скоро автор начал вести лекции ради лекций, и это было бы простительно, если бы кроме лекций о магии он читал бы еще и лекции о чем-нибудь другом. Например, о таких незначительных элементах сюжета, как войнушка 50-тилетней давности, взаимоотношения ренов (так тут модно колдунов зовут) и гнусных людишек, предыстории и причинах, почему рены живут в коронах, анально огороженных мега-куполами, водил бы экскурсии по секторам и другим отделениям школы для одаренных… Знаете, когда автор показал, а не упомянул тиару (условно класс, где тусуются хозяева зверей)? В 28-й главе, когда лично мне уже было все равно. Автор вообще практически ничего не показывает и не раскрывает, как будто намерено запихнув подростков в хату, из которой они вылазят с большой неохотой. Это гениальное, но крайне спорное авторское решение: создать необычные привлекательные условия с претензией на масштаб и разнообразие и в лучшем случае ограничиваться упоминаниями вскользь или сухим перечислением всего того масштаба и разнообразия, из-за чего весь мир ужат до размеров комнаты подростка, где подросток – это читатель, наказанный автором за что-то очень серьезное.

Кроме того, уже к концу первой трети даже у магии наметилась неприятная тенденция: вместо того, чтобы быть гармоничным и естественным развитием тех или иных заявленных качеств персонажей, магия стала легальным читом, внезапно либо спасающим жопы подросткам, либо создающим искусственный вотэтоповорот. Последующая же за очередным событием лекция наскоро пытается спилить роялю ножки и уверить, што ўсё так і было, но неизбежно идет по двум сценариям: персонажи либо не знают, потому что не знают, либо не знают, потому что это очень редкое явление. Когда-то одному из персонажей на вопрос «Чего я должен бояться?» старушка ответила: «Лишних знаний. Меньше знаешь, лучше спишь». И автор свято следует этому тезису, поэтому любимая отмаза персонажей, отмазывающая практически все пробелы мироописания: не знаю, не скажу, не хочу. 

И ведь автор сам себе вручил простой и действенный инструмент раскрытия мира: персонажи – вчерашние школьники, учатся сегодня в школе боевых магов, Форсе, за черно-белый дизайн которой явно отвечала одна небезызвестная чародейка. Ну как учатся… типа учатся. К педагогическому процессу у меня масса вопросов. Например, к странному правилу, что всех учеников разделяют по замкнутым группам, именуемым тут «семьями», и при первом прочтении я ждал, что главой такой семьи станет какой-нибудь Чарли Мэнсон – настолько это психопатично и по-сектантски смотрелось. Или к другому: пара учитэл-учэнык должна быть обязательно разнополой. Ну да, у автора есть какое-то надуманное объяснение, мол, так магия эффективнее, но представьте себя здоровым 16-тилетним подростком, в котором бурлят гормоны. А теперь представьте, что шефство над вами взяла сочная 20-тилетняя деваха, которая спит с вами в одной комнате, а при случае еще и сисечки показывает. Если считаете, что все нормально, так и должно быть, и это очень эффективная форма обучения, устройтесь в детский лагерь хотя бы на одну смену и поспрашивайте молоденьких пионерзажатых о наводящих вопросах в их сторону от 16-тилетних лбов. 

Вообще все обучение, которое я увидел в романе, ограничилось либо игрой в ладушки с умным видом, либо стремной гимнастикой на матах. Один раз – всего один – за весь роман я взаправду увидел нечто отдаленно напоминающее полноценный урок с объяснением зачем, почему и как (в 15-й главе), но это исключение, а не правило. Все остальное происходит без какой-либо программы, системы, распорядка и четко обозначенной цели, в перерывах между бестолковыми пробежками. При этом учит школоту такая же вчерашняя школота, только на четыре года старше, которую учила такая же вчерашняя школота, а условно взрослые преподаватели в процессе обучения как будто не участвуют вовсе (для особо въедливых: это единственная форма обучения, показанная в романе, школотроны даже на лекции ни разу не сидели, изучая хоть какую-нибудь теорию). Педагогическое образование, профессионализм, опыт, банальное призвание? Пффф. В этой реальности достаточно хоть как-нибудь окончить Форсу – и все, ты уже толковый педагог, способный передавать следующему поколению накопленный опыт и знания. А я, идиот, четыре года зачем-то педагогику изучал…

В общем, чему эти подростки там учатся – непонятно, но, судя по их боевой подготовке, учатся хреново. И сам я через них ничего толком не узнал о прописанной автором реальности. Где все происходит? Хрен знает. Автор намеренно обезличил все до стерильности. Судя по преобладанию татарских имен и выдуманных топонимов – где-то на югах, ближе к Азии, но автор боится конкретики, оттого буквально вся проблематика произведения перестает иметь хоть какую-то значимость. За весь роман даже ни разу не упоминалась напрямую мультикультурность всех этих корон (из чего можно было развить тему единения общей идеей в противовес разрозненности людишек), но автор и тут предпочитает отмалчиваться, будто националисты держат его под дулом топора. Почему рены живут под мега-куполами? Хрен знает. Просто живут, потому что людишки их не любят. «1958-1961. Повторить»? А что повторить? Что-то важное? Оно должно меня пугать? В контексте колдовства гораздо более устрашающими выглядят даты 1484-1485 или 1585-1595 гг. Почему людишки ненавидят ренов и устраивают им тотальный оверкилл? Хрен знаааа… а вот тут-то все предельно ясно. Все же смотрели или, как минимум, знают, кто такие «Люди-Хэ». Ситуация один-в-один, зачем повторяться-то? Да вот только без причин людской ненависти и, собственно, самой людской ненависти (о чем, между прочим, автор только рассказывает, но ни разу не показывает, не считая плакатика на вокзале) весь конфликт людишек и ренов выглядит ненастоящим, несерьезным, игрушечным, инфантильным и сводится к примитивной формуле: гнусные и тупые человекомрази ненавидят бедных несчастных ренов. Почему? Ээээ… потому что гнусные и тупые человекомрази, а еще и взрослые. И вообще, заткнись! Мальчики и девочки страдают от безответных никсов! А это важнее! Важнее, понял?! Ни один тупой взрослый не поймет, как это больно, когда любишь девочку, а она тебя – нет!

И да, по сути, это единственное оправдание, зачем роман написан – показать, как тяжело живется подросткам, страдающим от комплексов, фобий, неуверенности и неразделенной любви. Чтобы придать значимости последнему, автор придумал даже спецтермин – «никс». Его определение так и пышет пафосом и фатализмом, но на деле это самая обыкновенная гормональная подростковая любовь, конечно же, единственная и самая важная в жизни. Больше же не будет. 

Вот только одна беда: все эти подростки и их очень важные проблемы не вызывают никакого сострадания.

Во-первых, персонажи не интереснее бревен. Их много, различаются разве что по окончаниям мужского и женского рода, а их имена помнишь ровно столько, сколько длится сцена с их участием, а потом долго вспоминаешь, новая это бирка с именем или она уже где-то была. Проработка всех без исключения персонажей, без преувеличения, до какого -то момента ограничивалась лишь наличием имени и парой отличительных черт, которые обозначены, но в большинстве случаев никак не применяются. Азиза – любит порядок. Ильдар – бабник. Вадик – истеричка. Рома – ходит с бананами в ушах. Ольга – суицидальная раздражающая плакса. Камиля, которая Камилла. Карина – азиатка метр с кепкой, коса до жопы. Олег – куратор и мастер пафосного умалчивания. Марк – нотт. 

Последний, между прочим, был первым PoV романа и претендовал на индивидуальность и глубокое раскрытие характера, но все, что я о нем сейчас вспомню, он нотт (аналог медиума, только завязанный на эмоциях), что явление редкое, конечно же, очень сильный в нужный по сценарию момент, а еще у него есть хоть какая-то предыстория. И на фоне последующих предысторий она более-менее сносная. По крайней мере, автор еще не так сильно давит на жалость и показывает худо-бедно адекватную семью (вообще с семьями самих ренов тут довольно замороченная петрушка: у ренов не рождаются рены, ренов забирают из семей с 4-х лет, короче, драматизьму через край, а что еще для счастья нужно?). У Марка даже имелись отношения с девочкой Поленом Полиной, настолько важным и ярким персонажем, что автор выбросил его в 7-й главе и больше ни разу не вспомнил. Оно и понятно, ведь вдруг выяснилось, что у Марка крепкий, частый и продолжительный никс на свою учытэлку Карину. Самое забавное, пока Марк это не выяснил, тайная безответная любовь к азиаточке была до того тайная, что даже гормоны о ней не знали. Впрочем, несмотря на яркость неба над Невой и харизму пепельницы, Марка можно назвать единственным персонажем, с которым происходят хоть какие-то перемены. Когда вдруг без видимой на то причины PoVсменился (а происходит это 3 или 4 раза), пробудившееся за кадром либидо, видать, повысило у Марка уровень тестостерона, и тот внезапно начал огрызаться, что, наверно, для подростков означает развитие личности и взросление. Интереснее персонаж от этого не стал, а вот раздражать начал гораздо больше.

Где-то с 11-й главы автор решил углубить и расширить обозначенные персоналии. Первой под раздачу попалась Камиля, которая Камилла, и Камилей, которая Камилла, она и осталась. Еще она тоже внезапный прилив рояля на голову в самый ответственный момент и «два в одном»: связана кефирными каналами с другой девочкой из другой короны. Раскроется эта потенциально интересная затея? Конечно, нет, функцию по спасению выполнит и забудется. Потом настала очередь Ромы из семьи алкоголиков, пожалейте беднягу. Потом автор добавит трагизьму суициднице Оленьке, которая чуть ли не с начала выла о потере любимого на войнушке и, в конце концов, сиганула с вышки, выдав перед этим порцию отборного нытья, какая она одинокая и несчастная. Я, по задумке автора, должен проникнуться ее горем и всплакнуть, но не вышло. Будь это кино, я б, наверно, вырезал момент эпичного самовыпила Оленьки и зациклил бы часов на десять под звуки из «Тома и Джерри» – настолько персонаж был пустым, бесполезным и дико раздражающим. Настолько нужно халтурно прописать личную драму человека, чтобы читатель аплодировал чуть ли не стоя страшному событию. А драма прописана действительно халтурно: неземной любви Оленьки к своему единственному уделено от силы пара безэмоциональных абзацев, зато депрессия юной попрыгуньи упоминалась при любом удобном случае и раздувалась до вселенских масштабов. Будь условия другими, претензий бы не возникло. Но у вас тут как бы войнушка чуть ли не на истребление, так что, Оленька, завали хлебальник и корми червей.

Более-менее полноценным персонажем с претензией на неоднозначность могу назвать лишь Олега, куратора семьи, мастера многозначительной недосказанности и пафосного умалчивания, и в нем действительно наблюдаются какие-то подвижки к развитию, но крайне слабые. По задумке автора должен был выйти аналог старшего инструктора Хартмана или сержанта Зима (хотя бы киношного его варианта), но вместо бескомпромиссного, жесткого командира вышел очередной истеричный подросток с лишней хромосомой, оргазмирующий от собственной крутости, пафосности и значимости. А причина одна: автор слабо представляет себе, как работают методы психологического прессинга, жесткого командования и для чего это делается. Поэтому вместо целенаправленной муштры получился драматизьм ради драматизьма.

А вот азиаточка, которая, в конце концов, оказалась главным персонажем, как была плоской, как грудь лоли, в начале, такой же плоской к финалу и осталась. И это несмотря на самую слезливую и подробную предысторию и то, что со второй половины романа она стала чуть ли не центром этой странной вселенной, все начали с ней и за ней носиться, как за макгаффином, и, больше чем уверен, продолжат во втором томе. Но никакого развития характера она не получила. Даже в Олеге, как-никак, открылось нечто похожее на глубину. А ведь за 20 а.л. с Кариночкой много чего произошло, включая – на минуточку – изнасилование гнусной человекомразью. Повлияло это хоть как-то на ее характер? Нет. Вот она вся такая трагичная, таинственная, загадочная и необщительная в начале, вот она такая же в конце. Разве что приобрела седину в подрезанных волосах.

Что до персонажей-взрослых, то их тут нет. Они как бы, конечно, есть, но на деле это те же самые подростки, которые пытаются изображать взрослых и изображают их плохо. Впрочем, это характерно для подростковых мыльных опер, поэтому говорить о взрослых отдельно не вижу никакого смысла. Прочитайте или, если жалко времени, посмотрите «Голодные игры» или «Деграданта» - практически идентично: вредят, тупят, ничего не могут без подростка.

Во-вторых, вся сложность и многогранность взаимоотношений между персонажами, вся глубина их драм и трагедий сводится к элементарной схеме: Камиля, которая Камилла, любит Марка, Марк думает, что любит Полено, но на деле любит Карину, Карина думает, что никого не любит, а на деле любит Марка, а Карину любит Олег, но он козлина. Кто-то там еще кого-то любит, но к делу это не относится. Впрочем, эта схема тоже не шибко на что-то влияет. По факту, единственное, чем занята дружная шестая семья, это бесконечные срачи между собой по любому поводу, но читатель должен сделать вид, что к финалу покоцанное семейство прошло дым, вонь, огонь, Афган, Чечню и «Тетрис» и сплотилось еще крепче, осознав, что friendship is magic. Хотя на деле подобие сплоченности у них наступает только в те моменты, когда мастер пафосного умалчивания Олежа в очередной раз прикрывает сюжетную дыру своим пафосным умалчиванием или – козлина такая – в кои-то веки действительно пытается привнести дисциплину в баранье стадо малолетних олухов. Потому как вне уютненькой хаты, где можно лампово покидаться какахами в Кариночку или в Олеженьку, подростки «отважно» воюют с гнусными человекомразями во славу Лунной призмы. И автор из кожи вон лезет, желая показать, какие подростки крутые, подающие надежды, успешно обучаемые и подготавливаемые форсы, но лично я бы их не то что на спецзадание не отправил, лопаты в руки не дал. Одна – суицидница, другой – истеричка, третья – стены лицом собирает, четвертый – в депрессии из-за неразделенной любви, пятый – политически неблагонадежен, шестой – просто не подготовлен ни морально, ни физически и впадает в панику при первой же опасности. Логика ну чисто мультик анимэ: запихните психически неуравновешенных подростков в огромного робота и отправьте спасать мир, классно же получится! И согласно логике мультиков анимэ подобное воинство Христово вместо того, чтобы закономерно слиться и передохнуть, побеждает. Потому что противник тупит, истерит и вопит еще больше, а если кого и сольет, то только самых ненужных и малозначимых персонажей. И ладно, я бы еще понял, если бы война застигала подростков со спущенными штанами и раздвинутыми ягодицами, когда паника, беготня кругами и крики «Шеф, все пропало!» не только простительны, но и естественны. Но нет же, подростков целенаправленно кидают в гущу событий, где пионэры юные проявляют разве что свою чугунность и все так же паникуют, бегают кругами и вопят «Шеф, все пропало!». В какой-то момент я вообще перестал понимать логику и мотивацию руководства короны: оно хочет избавиться от подростков или выучить замену и защиту? Просто взрослые слишком тупые! Им бы только угнетать, издеваться над подростками! Все против меня! Никто меня не понимает! Только требуют! Нагружают ответственностью и трудностями!

При этом даже в экстремальных условиях форсы физически не способны унять эгоизм и продолжают сраться между собой или обижаться на Олежу, например, за то, что он прекратил чью-то истерику пощечиной или приказал девочке отдать силу мальчику, ведь девочка любит мальчика, значит, нарочно приказал, чтоб поиздеваться, а не чтобы сохранить отряд. Но ведь она его любит! У нее на него никс! Ты ничего не понимаешь! И не собираюсь даже. Потому что есть время любить, а есть время ненавидеть, есть время быть яркой индивидуальностью с тонкой душевной организацией и бабочками в животе, а есть время заткнуться и делать то, что приказывает вышестоящее руководство. 

Но автор не видит никакой разницы между мирным временем и военным, между посиделками в теплой комнатке и ползанием мордой в землю, жопой кверху, поэтому превращает всю ситуацию в клоунаду, а персонажей – в жалких клоунов, пародию даже на подростков. 

Хотелось бы обсудить диалоги, как инструмент раскрытия характеров, но я лучше покажу квинтэссенцию содержательности подобных сцен.


- Чем ты увлекаешься, Марк? – спросила женщина, приветливо глядя на него.

Марк слышал разговоры, что лидер гораздо старше, чем выглядит – на самом деле ему было уже за пятьдесят. Татьяне на первый взгляд можно было дать лет двадцать пять, но точно не больше тридцати. Такая разница в возрасте, подумал Марк, и тут же с усилием направил свои мысли в другое русло, беспокоясь, как бы лидера они не задели.

- Я? Да так… Всем понемногу. Музыка, книги…

- Он замечательно мастерит вещи из дерева и металла, - светским тоном сообщила Карина. – И умеет играть на фортепиано. Только ленится. А в последнее время много читает и думает об истоках ренники.

Не считая приветствия и экспозиции новых персонажей, это вся сцена. Зачем вызывали? Зачем приходили? Во второй половине романа диалоги станут объемнее, но их постановка, информативность, смысловая нагрузка от этого не изменится. Просто отмаза «Не скажу, интрига» будет растягиваться на пару-тройку страниц больше.

Ну и осталось разобрать сюжет.

Первые шесть глав не происходит ничего существенного. Марк, окончив школу дляодаренных профессора Ксавье в короне, где жил с четырех лет, поступает в школу боевых магов, мутит с Поленом, типа учится развивать способности, играя с Кариной в ладушки, а Олежа даже выдает ему для этих целей архиважное задание определить, кто в семействе страдает от неразделенной любви. Какой от этого толк в боевой обстановке и где компетентный преподавательский состав, нормально и систематизировано преподающий теорию магии? Непонятно. Но женская и подростковая половина аудитории в восторге оттого, какой это глубокий и тонкий сюжетный ход, полный символизма и аллегорий на подростковую душу, ведь последний никс это сам Марк, который в силу незрелости и сложности персонажа запутался в своих чувствах. Моя реакция: покрась газон, дух бесплотный, – больше проку, и никсы парить перестанут.

На фоне успеет начаться и поугаснуть войнушка с человекомразями, но показательность и значимость подобного события не сильно выше моего предложения о начавшейся и поугасшей войнушке – подростков туда пока не пускают (и это первое и последнее логичное решение в романе). Разве что на войнушке суицидница Оленька теряет своего любимого единственного, неповторимого, но всем насрать, мне, в принципе, тоже. По идее, первые главы должны являться экспозицией персонажей, вводной в мир и описанием ситуации, но авторский подход к раскрытию чего-либо, кроме магии, я описал уже выше: «Меньше знаешь, лучше спишь». Подростки сидят на хате, срутся, Вадик истерит, что всех человекомразей надо мочить, но любые попытки автора развить размышления на тему войны, мира, расовых предубеждений и т.д. мгновенно пресекаются и сводятся к примитивным истинам типа «Война это плохо», «Люди – мрази» (ей-богу, пора уже открывать общество по защите прав человеков в фантастике). Какая-то конкретная движуха с внешним миром начинается только в середине 5-й главы, когда орочьи самолетики прилетают, чтобы дать салютный залп по мега-куполу боевыми ракетами. Но поскольку человекомрази слишком тупы, да и 16 а.л. чем-то надо забить, естественно, с мега-куполом ничего не случается. Зачем прилетали? Чего хотели? Видимо, показать, какие они злые и решительные. 

Настолько решительные, что мигом объявляют перемирие, и альтернативно одаренная школота тут же с радостью бежит, мозоля формой расистски настроенным человекомразям глаза, во внешний мир на каникулы без присмотра взрослых. Интересно, что же может пойти не так?

Пожалуй, встреча с родителями Марка и его попытка присунуть Полену, обломанная бдительной маман, единственная удачная сцена во всем романе. Потому что при всей своей безликости и страхе автора упомянуть разницу национальностей, так коробящую семейство Марка, в кои то веки показаны люди, ведущие себя как люди и подростки. Но глава быстро заканчивается тем, что Марк с Полиной не доезжают до ее родителей, т.к. ой, обратно начинается война. Ах, какая неожиданность, кто бы мог подумать! Неожиданнее только 10 мая 1940 года. Ну и естественно, таких важных и нужных для мироздания подростков необходимо спасать, для чего подряжают каких-то ритмов – аналог красного креста или чего-то такого от мира ренов.

И вот тут-то начинается моя любимая седьмая глава. Ее, пожалуй, препарирую подробно.

Для начала тупые и злобные человекомрази двое суток не могут справиться с кучкой беженцев, большинство из которых дети и подростки. Почему? Потому, что у них нет задачи уничтожить или захватить ненавистных мутантов, а есть задача повысить градус драматизьма и заставить подростков типа страдать, перенося тяготы войны. Была бы – всех бы раскатали, подогнав тяжелую бронетехнику и спецсредства (а у человекомразей имеются способы против Кости Сапрыкина, и автор в этой же главе их демонстрирует). И никаких оправданий я не принимаю, поскольку в следующей же главе автор делает широкий пассаж, что, оказывается, перемирие является этакой ментовской разводкой, чтобы выманить как можно больше школоты из-за купола. Причем, разводка настолько тухлая, что ее понимают даже интеллектуалы из шестой семьи, а тупые взрослые во главе с лидером короны, видимо, нет. Ну или понимают, но это очередная разводка, в которой есть смысл, если не задумываться, или по местной логике встреча с мамой (с которой обычно рены с четырех лет видятся четыре раза в год) это что-то святое и ни снег, ни зной, ни дождик проливной этому помешать не могут. 

Потом, добравшись до какого-то автовокзала, Марк встречает шестое семейство в полном составе. Это первый и последний раз, когда можно принять, почему школота оказалась в зоне боевых действий – их тоже экстренно эвакуировали с каникул, допустим. Но, блин, неподготовленных ни морально, ни физически, необученных, перепуганных и вымотанных подростков буквально тут же тупые взрослые бросают фактически на произвол судьбы и на попечение своих наставников, которые тоже, по сути, еще школота, чуть ли не дословно повторяя известный анекдот: «Пистолет те дали – крутись как хочешь». И вот тут у меня впервые возник вопрос: а какова численность пресловутой Форсы? Если верить автору, в короне проживают 20 000 человек, а по впечатлениям от текста обученных и готовых воевать за никсы, альтерлидера и корону форсов человек десять максимум, поскольку в дальнейшем невыученных школотронов будут постоянно пихать на передовую. Отсюда возникает второй вопрос: как с такой плохо организованной, малочисленной и откровенно слабой военной силой, которая при первой же нестандартной ситуации дает сбой и вынуждает пускать в расход неподготовленные кадры, рены победили или, как минимум, не проиграли войнушку 50 лет назад? Людишки показаны автором чисто зерги – прут без остановки. Людишкам в принципе не нужно никаких хитрых приблуд, достаточно устроить натуральный зерг-раш, закидать трупами или авиационными бомбами на пару килотонн в тротиловом эквиваленте каждая – никакая магия не поможет. Но нет, по логике мультика анимэ людишки еще и проигрывают.

Потом случается нечто, всех раскидывает, всем плохо, а Олежа с Кариной отбиваются от стада. Тут внезапно выясняется, что с подростками, оказывается, был целый один взрослый, материализовавшийся для накала драматизьма. Ведь это подростковая мыльная опера, а значит, взрослый может быть либо дебилом, либо мудаком. Догадайтесь, кем является этот взрослый, ведь его зовут Алеша (пссст! Подсказка: джекпот). Выясняется, что нечто – это удар ликвидатора, хитрой приблудины человекомразей, временно отключающей ген-Хэ, закрывающий чакры, обрубающей кефирное интернет-соединение со вселенной, короче, делающее из ренов овощей. Причем, рены знали и догадывались, что людишки обзавелись подобными хреновинами, но – мой любимый момент – из всех средств самообороны у ренов только легкое стрелковое оружие. Вот так, у ренов на руках только пистолеты, дай бог если не кремневые, и, судя по всему, это вообще весь арсенал короны, потому как чтобы разжиться пушечкой получше, подросткам приходится лутать трупы человекомразей. Тут даже байки про винтовку Мосина на троих уже не выглядят идиотизмом. При этом, при этом, в дальнейшем выясняется, что у короны имеется, как минимум, один вертолет. На вертолет деньги есть, на закупку вооружения денег нет. Умеете расставлять приоритеты. Ну а кто ж знал, что на войне иногда возникают ситуации, когда приходится полагаться на барбажиньски самопали, а не магию пресветлых джедаев?

Когда же Карина возвращается вся в чужой крови и выясняется, что ей пришлось в порядке самообороны убить человекомразь, Алеша начинает кривляться и верещать, мол, «рубрам и атрам», то бишь школоте, нельзя убивать людей, мол, только убегать или дохнуть, но не нарушать команду. Видимо, по логике автора, в штабе человекомразей бежит системный чат, фиксирующий каждое попадание по каждому мерзкому орку, нанесенный каждому орку урон и кто из ренов у кого подсосал фраг. Самое удивительное, что после седьмой главы всем становится плевать на такую команду, в первую очередь, самому автору, т.к. автор отправляет школоту натурально воевать, захватывать и зачищать города, а в одной арке – вообще зашлет Штирлицев в тыл врага. Но если школоте нельзя убивать людей, зачем их отправлять на передовую? Объясните мне, где здесь логика, смысл или хотя бы элементарная последовательность? Какой вообще толк от таких суворовцев? Им даже снаряды в руки давать страшно. Там дальше по сценарию Камиля, которая Камилла, натурально не может вовремя затормозить и с разбегу целуется лицом со стенкой.

Потом, когда Алеша успешно на время самоликвидировался из повествования (но он еще пару раз мелькнет, чтоб поистерить), опять же бросив школоту, школота начинает по стелсу пробираться по постапному городу, таща на себе Олежу, на которого всего-то дом упал (но не бойтесь, у него только гламурный перелом ноги), и, конечно же, напарывается на гнусных человекомразей с ликвидатором. Тут дохнет пара ненужных персонажей, а еще выясняется, что у Марка в кармане припрятан маленький рояль, на котором подростки благополучно и выезжают, т.к. Марк – супернотт и может силой отсутствия мысли положить толпу народа. Ну а еще взводу ставших героями человекомразей нужно пустить по пуле в голову. Зачем? Нет, не контрольный. А чтоб никто не догадался, что они умерли. Примечателен момент, что Олежа, хоть автор и пытается всеми силами выставить его говнюком (и у него это получается, но не по сценарию, а из-за посредственной проработки), единственный, кто пытается командовать и выпутаться из ситуации. А подростки? Конечно же, обижаются за то, что козлина смеет рисковать Кариночкой. Я б на его месте, когда перелом заживет, провел бы ногой разъяснительную беседу, после чего расформировал семейство к чертовой матери и подал бы прошение перевести меня в уборщики. С таким пионеротрядом не то что не повоюешь, на демонстрацию Первого мая без позора не сходишь.

Ну и чем же заканчиваются очень страшные события, где умерли… кто-то очень ценный и важный, наверно? Да ничем. Подростки сидят на хате и грустят: «Блииин, неужели на каникулы в этот раз не отпустят?», то есть жизнь дебилов ничему не научила. И забегая вперед: не научит. Все сюжетные арки построены по принципу ситкома: подростки сидят на хате, потом 2-3 главы происходит что-то увлекательное, важное, захватывающее, интересное и ни разу не затянутое, как мои обзоры, а потом подростки опять сидят на хате и как будто ничего не произошло. Помножьте это раза на три – получите весь сюжет. Остановлюсь разве что на самых выдающихся эпизодах, над которыми я размышлял очень долго.

1. Карину и Марка отправляют на очень важное спецзадание доставить что-то очень важное какому-то очень важному охламону, тусующему в пещере. Спецзадание нужно для трех целей: а) показать, что кто-то сливает человекомразям инфу (как будто другого способа не нашлось) б) чтобы гнусная человекомразь изнасявкала азиаточку и попячила у ей велик (да, на модные велики у короны деньги есть, на автоматы нет; приоритеты такие приоритеты) и в) чтобы не показывать переворот. Да, пока мужикомразь оскверняла святую женскую, на 100% легальную плоть, в короне свершилась Первая Великая Аутляндская Революция. Если мой цинизм по поводу изнасилования кого-то коробит – мне все равно. Потому что для автора изнасилование – развлекуха, а Кариночка помылась в душе и ей норм, об этом больше никогда даже не вспомнят. Куда важнее приоритеты автора: все в угоду драматизьму. А действительно, ведь проще вызвать у доверчивого и недалекого читателя слезу, чем прописывать причины и развитие событий в процессе смены власти. Проще показать солдата спермотоксикозной мразью (ведь у солдата только две цели существования, насиловать азиаток и тырить велики), чем влезать в политику и углубляться в тему власти. Ведь можно легко спалиться, что о политике и власти ты ничего не знаешь. 

Но самый цирк начинается во время судебного процесса над бывшим президентом короны. Сам же процесс описан примерно так:

- Мы хотим тебя расстрелять. Какие ваши возражения?

- Я так больше не буду.

- Мы тебе не верим, а ну побожись!

- Мамой клэнус!

- Теперь верим. Отпустите его. Он больше так не будет.

И знаете? Президент действительно так больше не будет.

2. Подростков оправляют играть в Unreal Tournament в режиме CTF в какой-то очень важный городишко без имени (у автора практически все без имени). Длится это 3-4 главы, но примечателен лишь один момент: подростки взяли в плен какого-то монаха-нейтрала, который знает за мнемонику и психокинез и который, видимо, знаком с Кариной. Гнусный взрослый командир форсы приказывает Кариночке пристрелить пленного (зачем-то), но Кариночка мнется, и монах устраивает дестрой и сбегает, а Кариночку сажают на двемеритовую цепь за измену Родине. Длиться эта сюжетная линия с переменным успехом будет почти весь роман. Система предварительного заключения просто выносит мозг: Карина как бы в заключении, как бы под подозрением и под следствием, но как бы нет. Она не изолирована и может спокойно тусовать со своим семейством, и какая неожиданность, когда семейству внезапно пришла в голову спилить с нее модные, но подзадравшие уже браслетики. Как позже выясняется, от Карины давно хотят избавиться, дескать, она неблагонадежная и вообще может быть засланкой от местных ваххабитов-террористов. Правда, если от нее хотят избавиться, зачем такие натужные и откровенно дурацкие ходы? Несчастный случай никто не отменял. Если она всем нужна и для всех важна, зачем тогда такие натужные и откровенно дурацкие ходы? А, для драматизьму же. Ведь заставить персонажа страдать – единственный способ привлечь внимание читателя к нему, вот девочка и страдает.

3. Второй гениальный переворот, устроенный уже школотой против новой власти. Удивительно, но гнусные взрослые выиграли, хотя бы по очкам, но подростки все равно типа не проиграли. Вот если бы гнусный бывший президент не побожился, что больше так не будет, и не припрятал на кармане рояльчик ликвидаторский, вот бы тогда зажили все под мудрым руководством мудрых подростков, которые даже не представляют, чего дальше делать будут. Но хитрый президент все предвидел (в черновик заглянул), поэтому весь переворот это такой ХПП, чтоб преподать детям урок. Какой, я, правда, в душе не понял, поскольку абсолютно ничего не поменялось, а подросткам пожурили пальчиком и отпустили их, чуть ли не пачку печенья на посошок вручив. Более того, в следующей арке детишки как ни в чем не бывало продолжают воевать во имя Лунной призмы, а Марка с Кариной, такой благонадежной и ни разу не вызывающей подозрений со стороны правящей партии, вообще засылают в тыл врага, дабы шпиёнить и контршпиенить.

4. И эта арка вызвала у меня надежду, что автор наконец-то покажет и другую сторону конфликта. Объяснит причины ненависти, что людьми движет, почему они воюют, покажет людей полноценной стороной конфликта, а не просто империей коЗла. Это же великолепная возможность вытянуть произведение на новый уровень, придав ему глубины и значимости… Ага, конечно. Все, что покажет автор, это тайное совещание гнусного правительства, и это единственный случай политической сатиры, но до того неуклюжий, что вызывает лишь грусть и приступ испанского стыда. Впрочем, автор действительно не всех людишек делает человекомразями. Например, фельдшерицу очень волнует, почему это солдатик (Марк) спит в одной палатке с типа малолеткой (Кариной), ведь это же противозаконно (то бишь если бы ей было 18, то все норм? Отличная армия). И даже не всех человекомразей делает конченными тупарями – вон же, один из них расшифровал засланцев, несмотря на то, что вызванный монах, тот самый, которого Кариночка не пристрелила, их покрыл. Почему покрыл? Потому что вызвался покрыть. Почему вызвался? Потому что чувствовал, что диссиденты те самые, которых нужно покрыть. Почему? Потому что их всего двое в тылу врага. Почему… Потому что заткнись, это для подростков, а ты слишком тупой, чтобы понять!

Кстати, если переживаете за Марка и Кариночку, не надо. Их, конечно, попытают, но гламурненько так и не очень больно, и только потому что с ними не удалось договориться, а в самый ответственный момент прилетят Орлы шестой семьи в голубом вертолете и всех спасут.

5. Вычисление гнусного Плохиша в стане шестого семейства. Он там внезапно откуда-то нарисовался, но суть не в поимке и его наличии, а в наказании. То есть в отсутствии наказания. Когда Плохиша вычислили, его просто отпустили, пожурив пальцем, но, хоть было больно и неприятно, запретили приходить и играть с ними в песочнице. Прекрасный посыл со стороны автора для подрастающего поколения: будь подонком, предавай друзей и близких, предавай корону, что тебя фактически вырастила и выучила, и тебе за это ничего не будет, потому что кто-то тебе сказал, что корона плохая и обманывает.

Поимка Плохиша выводит сюжет на последний виток, где начинается уже третий переворот, но, признаюсь откровенно, я читал через строчку. Просто все мои силы к этому моменту ушли на попытки понять и оправдать хотя бы перед самим собой все предыдущие сюжетные перипетии, найти логику в действиях персонажей, додумать мотивацию и причины действий, выполняя половину работы за автора, который не объясняет вообще ничего. Скажу лишь одно: околошпиенская и околодактективная петрушка до того скучная, что даже через строчку над ней легко уснуть. К тому же, автор мастерски слил главную негодяйку, заострив внимание на ее глазах для читателя, а буквально через несколько страниц и для персонажей. И эти интеллектуалы умудрились еще и по ложному следу пойти.

В заключение добавлю, что я действительно пытался найти в этом романе хоть что-то хорошее для себя. Но, к сожалению, отыскал только 2 пункта: это исключительная грамотность (серьезно, заметил только пару опечаток и в нескольких местах знаки препинания вызвали сомнения) и проработка ренники, сиречь магии, потому что автор над ней заморачивался. Жалко, что впустую. Если бы с тем же рвением он подошел и к проработке персонажей и сюжета, то не исключено, что роман получился бы достойным.


А на этом все.


+48
330

75 комментариев, по

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

Маргарита Искра Чижова
#

Сегодня в моем новом доме наконец-то появился интернет. И я с опозданием, но все же здесь. ))

 раскрыть ветвь  0
Евгений
#

пахнет говном, анимой, и ояшами... автор, пиши есчо, автор рецензий имеется ввиду)

 раскрыть ветвь  8
Ирина Ракова
#

Евгений, чтобы делать такие громкие заявления, нужно понюхать саму книгу, а не рецензию 😉 

 раскрыть ветвь  2
 раскрыть ветвь  4
Ирина Ракова
#

Жесть))

Вы там упустили/недопоняли несколько много  если честно, дофига моментов - но с другой стороны, это моя вина, что невнятно раскрыла суть.

Сюжетных косяков и правда многовато, и каждый раз нахожу всё больше и больше. Тем не менее, эту историю я люблю, со всем её пафосом и соплями, так что буду брать и переделывать. Надеюсь, получится спасти.

И вы, кстати, не дочитали до конца 😏 Это только первая половина работы. Вторая часть - впроцессник, и вот там всё раскроется и всё ружья выстрелят. Опять же, я согласна, что некоторым из них лучше было выстрелить к конце первого тома.

Огромное спасибо за проделанную работу и тёплые слова! 🍺 Постараюсь всё учесть)))

 раскрыть ветвь  3
Dьюк Александр Александрович Автор
#

обзоры ограничены 50 000 знаков с пробелами. Конкретно этот вышел на 11 листов а4 и это второй по объему из тех, что я написал на ат. впихнуть в обзор абсолютно все нереально. приходится выбирать то, что посчитал более значимым и показательным. 

 раскрыть ветвь  2
Антон Архангельский
#

«Зойки-пересменщицы», «Деграданта», «Орущего в лабиринте»

😎 Чудные названия, хоть себе забирай))) Дивергента меня заставили посмотреть: "Вот щас в третьем(!) фильме как всё на свои места встанет!!! Вот увидишь, как оно круто!!!"... Ога...

 раскрыть ветвь  8
Dьюк Александр Александрович Автор
#

у меня так опупея с сумерками началась. меня затащили на третью часть. я ничего не понял, попытался посмотреть первые, ничего не понял. прочитал книгу - ничего не понял, написал обзор

 раскрыть ветвь  7
Андрей Рымин
#

А мне вот интересно - по какому вы принципу отбираете книги на рецензирование?

 раскрыть ветвь  4
Dьюк Александр Александрович Автор
#

в данном случае человек сам пришел.

а так уже с некоторых пор чередую: книгу из очереди с книгой, которую сам нахожу. принцип? да никакого принципа. 

 раскрыть ветвь  3
atarizu
#

А что-то вообще полезное от магии там есть? Целительство, аграрное приложение сил, иное какое-то созидание? Ну хоть подпольно, раз война идёт? И если дети все такие умные, из кого же идиоты-взрослые вырастают?

 раскрыть ветвь  6
Morgot Eldar
#

аграрное приложение сил

а шо це? выращивание помидоров с помощью заклинаний?)))

 раскрыть ветвь  2
Dьюк Александр Александрович Автор
#

вроде лечат, но только не людей, бо не работает. Со всем остальным туго. И меня тоже всегда занимал, где тот момент, когда умный подросток стремительно тупеет начинает писать обзоры на книги о подростках?

 раскрыть ветвь  2
Наталья Болдырева
#

и поспрашивайте молоденьких пионерзажатых о наводящих вопросах в их сторону от 16-тилетних лбов.

Ржу 😆  у меня это в Жарком лете есть, а оно все - на реальных событиях 🙂 

 раскрыть ветвь  4
Dьюк Александр Александрович Автор
#

я в таких лагерях поработал. как раз-таки в 19-20 лет.

 раскрыть ветвь  3
 раскрыть ветвь  10
Ирина Ракова
#

Меня всё ещё немного передёргивает, когда слово "аниме" используют для обозначения литературного жанра. Аниме - японские мультфильмы. Манга - японские комиксы. Ранобэ - японские повести для подростков с картинками. Тогда уже последнее. (Нет.)

Я действительно увлекалась мангой лет так 7-8 назад (но ни разу не Наруто и прочими кошкодевочками). И да, наверное это сильно сказалось на моём стиле - сильней, чем хотелось бы.

 раскрыть ветвь  1
Dьюк Александр Александрович Автор
#

какие ваши доказательства?

 раскрыть ветвь  7
Милана Шторм
#

Злой ты) А вот про подростков люблю))) Так что под спойлер не заглядывала))))) Заинтересовал)

 раскрыть ветвь  23
Dьюк Александр Александрович Автор
#

да ладно, тебе просто лень читать мое нытье. и это нормально

 раскрыть ветвь  22
Написать комментарий
10K 58 150
Наверх Вниз