Рецензия на роман «Wechselbalg. Подменённый» / Руфат Мустафа-заде

Рецензия на роман «Wechselbalg. Подменённый»

Сразу оговорюсь, что не являюсь поклонником и, следовательно, знатоком жанра фэнтези. Особенно фэнтези основанного на скандинавской мифологии — с альвами, троллями, йотуном, гримтусами и иже с ними. Мой интерес к данному роману был обусловлен личностью самого автора, известного здесь многим по своим рецензиям и постам...

Начал читать и ...неожиданно увлёкся, за несколько часов поглотив половину книги. С первых предложений я не мог не оценить высокую языковую культуру автора, плавность его слога, художественную выразительность текста.

Хотя завязка вроде незамысловата.

Итак, мир светлых альвов — Альвхейм. В одной из многочисленных комнат альвийского замка в обличии «существа из другого мира» просыпается некто из «мира людей». Его «новое имя» — Вард, однако «подменённого» это не ввергает в пучину отчаяния: «Имя Вард совсем не походило на привычные из книг эльфийские, но этому он только обрадовался. Определённо, могло быть хуже. Его могли звать Эарендил или Глорфиндел». Нужно сказать, что в этой цитате вся сущность «нового Варда» и заодно квинтэссенция самого романа. Вард — неиссякаемый оптимист, кладезь иронических замечаний. Подобное отношение Варда к случившемуся задаёт тон всему произведению — поэтому в итоге по моим ощущениям и получилось светлое, приправленное юмором фэнтези.

Во второй главе книги выясняется, что Вард — не единственный подменённый. Компанию ему составляет прекрасная девушка — Киара. Киара не столь подкована в скандинавской мифологии как Вард, путает (подобно мне до прочтения этой книги) эльфов с альвами. Очевидно, что задумывалась она как более мирской, приземлённый персонаж. Потому логично, что она, в отличие от Варда, буквально жаждет «вернуться в своё родное тело».

С точки зрения композиции, произведение, на мой взгляд, построено идеально. По ходу действия романа через детали (эспада, каффы, сигариллы и т.д.) автор постепенно погружает читателя в мир светлых альвов. Но вместе с тем герои достаточно быстро обрастают знакомствами в «новом мире», с каждой главой тучи над головами «попаданцев» сгущаются, напряжение нарастает. Отнюдь не случайно новоявленный кузен Варда — Грай мельком упоминает загадочную Пещеру Пустоты. Даже неискушённому в фэнтези читателю становится понятно, что извилистая линия романа когда-нибудь да приведёт к ней...

Вард, Киара, кузен Варда — Грай, невеста Варда — Инара и муж Киары — Дайр все они — альвы. На их фоне, безусловно, не может не выделяться образ леди Йокуль Линдемар — фиолетовоглазой красавицы, гримтусы-инеистой великанши. Казалось бы, что может быть общего у неё и Варда? Конечно, будет лучше, если читатель сам узнает об этом, прочитав книгу. Любовные сцены описаны автором довольно красочно, «женское пробуждение» Йокуль, её перевоплощение из холодной девы в любящую женщину показаны вполне жизненно и почти правдоподобно, и могут удовлетворить эстетические запросы даже самого притязательного читателя. Но хотел бы заметить, что в самих фамилиях Варда и Йокуль содержится намёк на их общность, грядущую близость. Орм и Линдемар означают, соответственно, змей и змея в переводе, соответственно, с древнескандинавского и древнегерманского языков.

Конечно, невозможно погружаться в скандинавскую мифологию и при этом избежать упоминания богов! В принципе, сами чудеса невозможны без сверхъестественной силы. Уже со второй главы книги автором на авансцену выводится Локи — бог хитрости и обмана в древнескандинавской мифологии. Образ Локи — шута и гедониста, также известного под именами Хведрунг, Лофт и Лодур — как нельзя органично вписывается в общую канву произведения. Локи — мастер розыгрышей, его появление вносит в роман элементы физических (не только словесных) проказ, в то время как юмор Варда, напоминающий местами марктвеновский из «Средневекового романа», — это безобидная ирония, касающаяся зачастую и скромности своих собственных возможностей. Раскрывая образ Локи, автор нередко обращается к «Перебранке Локи» из «Старшей Эдды» — поэтического сборника древнеисландских песен о скандинавских богах и героях. 

Готический замок, Пещера Пустоты, опасности нависающие над героями... Для полноты картины не хватает Хольмганга — так называемого «Суда богов», а по-сути рыцарского поединка. И Хольмганг в романе есть, причём не один, их целых три!  Здесь надо отдать должное фантазии автора: ни один из поединков не напоминает по описаниям другой! 

Вообще, хочу отметить, что, несмотря на кажущуюся простоту и лёгкость, с точки зрения работы над произведением «Подменённый» не такая уж и простая книга. Видно, что задумывалась она давно и выкристаллизовывалась постепенно. К примеру, меня как «пишущего человека» впечатлило стилевое многообразие романа. Язык Варда — юмор-ирония, в то время как язык Локи — юмор-напыщенность: «Старик, тут перед тобой натуральный живой бог явился, а ты ратуешь за соблюдение установленного порядка! — куда сильнее возмутился Локи. — Я оскорблён в лучших чувствах и требую жертвоприношения», есть ещё устаревший язык старого маразматика лорда Гамалля: «Тень преступления вашего мужа, буде оно подтвердится божественным судом, не падёт на вас», и примитивизм речи слуги Варда полу-тролля полу-человека Нидла: «Нидл портной. Хорошо уметь шить. В городе люди советовать Нидлу пойти в замок».

Конец «Подменённого» открытый, что подразумевает продолжение. Так, что ждём, когда мир будет спасён от Рагнарёка!

+12
377

2 комментария, по

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

Владимир Батаев
#

Большое спасибо за рецензию, очень порадовали.

Отличный вдумчивый взгляд.

Отдельно радует, что понравилось несмотря на то, что вы не поклонник жанра )

 раскрыть ветвь  1
Руфат Мустафа-заде автор
#

Пожалуйста. Лишний раз убедился в том, что "все жанры хороши, кроме скучного". В самом деле, жанр - вторичен. Главное, книга "читается".

 раскрыть ветвь  0
Написать комментарий
2 123 0 100
Наверх Вниз