Рецензия на роман «Этот прекрасный свободный мир. Песчинка на берегу» / Екатерина Кинн

Рецензия на роман «Этот прекрасный свободный мир. Песчинка на берегу»

В обсуждении под моим постом о попаданцах как пример, отличающийся от описанной мной модели массового попаданца, автор дала ссылку на свой роман. Скажу сразу - я читала с интересом, и главный герой, Роберт, оказался действительно не типовым резиновым попаданцем, а более интересной фигурой. Заявленные качества - интеллект, талант, сила воли и навык скрывать важное для себя не повисли в воздухе, а проявились в ходе злоключений Роберта в меритократической утопии параллельного мира.

Но примерно с середины первой книги действие замедлилось. Эскалация конфликта не привела к кульминации, напряженность упала, герой так и не прошел через кризис - и книга кончилась. Упс. 

Вообще мне понравилась сама идея. Понравилась меритократическая рабовладельческая утопия с ее лицемерием. Линия про местное искусство просто бесподобна, и очень жаль, что состояние местной литературы описано очень кратко. 

Что же не так с этой книгой, почему я не побежала сразу читать вторую? Дело именно в конфликте и композиции. Заявленный конфликт "человек VS рабство" не получил разрешения в первой книге. Да, в цикле должна быть общая кульминация, но в каждой части должен быть свой конфликт и свое разрешение этого конфликта. Очень хорошо описан раздрай Роберта и как его кидает от надежды обратно в равнодушное отчаянье, но он не осмысляет ничего, что происходит с ним, не преодолевает кризис, заявленный конфликт не выходит на кульминацию. Таким образом нарушается композиция романа - вместо нарастания напряженности и выхода конфликта на другой уровень - пологий спуск. Причем это происходит не только в линии главного героя, но и в линиях Пэт, Джен и Джека - все ровно, гладко. Разве что в сюжетной линии Пэт есть основания предполагать, что ее идея с любовными романами подложит местному патриархальному застою большую розовую свинью. Линия Джен свелась к тому, что она нашла себя в сексуально-психологическом обслуживании, и тут я делаю скидку на то, что автору, возможно, не хочется лезть в мрачные глубины проституции, но тогда зачем эта линия? Линия Джека же просто тихо слилась.

Интерес к продолжению обычно вызывается тем, что герой в первой книге преодолевает какой-то кризис, разрешает заявленный начальный конфликт и выводит противостояние на новый уровень. Здесь этого нет, поэтому и кажется, что действие застопорилось. Очень слабо разрешается и заочное противостояние Лонгвуда и Роберта - вопреки намерению Лонгвуда полностью переделать его, Роберт сохраняет себя и обретает людей, которые относятся к нему как к человеку, а не орудию. 

Еще замечание чисто по реалиям. Почему-то среди попаданцев нет цветных, все только белые. И никто из четверки основных героев, включая Роберта, не обращает внимания на "белизну" общества, в которое они попали. Более того, им в голову не приходит ни рабство, ни гражданская война, они не задумываются и не рефлексируют над устройством этого общества. Ну хорошо, Джен, Пэт и Джек были качественно сломаны в процессе "перевоспитания". Но Роберт-то нет! "Прекрасная Элизабет" не вызывает у него воспоминаний о Еве Сент-Клер, дядя Том как будто не существует, патриархальный образ жизни в поместьях не навевает мысли об "Унесенных ветром". Это очень странно.

Но в целом вещь хорошая, хотя чтобы читать дальше, мне надо собраться с духом.

+6
293

32 комментария, по

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

Игорь Поль
#

Еще замечание чисто по реалиям. Почему-то среди попаданцев нет цветных, все только белые. И никто из четверки основных героев, включая Роберта, не обращает внимания на "белизну" общества, в которое они попали.

Автор имеет полное право использовать тот материал, который ему по нраву, не оглядываясь на во многом искусственные стандарты политкорректности.
Мне вот, наоборот, импонирует явное сочувствие автора к WASP. Я сужу по интонациям, тщательно прописанным деталям. Автор честна с собой и описывает своего героя так, как видит, а не так, как это принято.

 раскрыть ветвь  0
Белова Юлия Рудольфовна
#

Спасибо за мнение.

Почему-то среди попаданцев нет цветных, все только белые.

Это общество создавалось в 1930-е выходцами из Массачусетса. Что тогда могли создать представители высшего общества? Вспомните, как один из отцов-основателей рассуждал о "том парне в Европе". Да и цветного населения в то время в штате было меньше 2%. 

Другой вопрос, что за десятилетия цветные таки попадали в свободный мир -- к примеру, упоминаются попаданцы из худшей страны региона -- но они просто растворяются в общей массе местного населения. 

они не задумываются и не рефлексируют над устройством этого общества

А у них есть на это время? У Роберта задача разум сохранить, а все остальное потом. К тому же значительное время первой части он вообще не может выйти за пределы домов, где его содержат. Он о мире ничего не знает, не догадывается, что некоторые права у него все же есть. Ничего -- узнает. 

вопреки намерению Лонгвуда полностью переделать его, Роберт сохраняет себя и обретает людей, которые относятся к нему как к человеку, а не орудию. 

Лонгвуд старался. Но опыты, которые проводились в реальности, доказали, что 3-4% населения не поддаются ломке. Т.е. поставить-то на колени можно каждого, а вот заставить делать противное убеждениям -- нет. Да и зачем была бы нужна история человека, который себя утратил. Впрочем, дальше такие будут. 

"Прекрасная Элизабет" не вызывает у него воспоминаний о Еве Сент-Клер,

А почему она должна вызывать эти воспоминания? Это мы воспитывались на определенных книгах, а Роберт нет. Сейчас исчезло даже определение "дяди-томы" для негров-подхалимов. "Хижина дяди Тома" почти забыта.

Не говоря уж о том, что Элизабет Данкан не похожа на несчастного больного ребенка, который непонятно, как дожил до своих лет. 

Линия про местное искусство просто бесподобна, и очень жаль, что состояние местной литературы описано очень кратко.

Спасибо. Про литературу впереди.

Заявленный конфликт "человек VS рабство" не получил разрешения в первой книге.

Вообще-то получил. Герой отказался от идеи побега и возвращения домой (да еще и о родном мире задумался, так ли он хорош, как казалось) и попытался принять новый мир, обнаружив, что в маленьких городках вполне можно жить. И даже решил сделать этот мир лучше. Другой вопрос, позволит ли мир реализовать эти планы. 

Но в целом вещь хорошая, хотя чтобы читать дальше, мне надо собраться с духом.

Да, надо, признаю. Но вообще-то, я многие вещи смягчила по сравнению с первоначальным вариантом. Я ж не злыдень какой. Потому что как историк-политолог я могу сказать, что на самом деле все проходило бы гораздо тяжелее. Но есть вещи, которые лучше все же не показывать. Это было бы нечитабельно. 

 раскрыть ветвь  30
виктор куров
#

От еще запоздало возник вопрос - а что конкретно было бы нечитаемо? Что же за такие лавкрафтовы ужосы о которых историк-политолог знает и нас всех тут бережет?

 раскрыть ветвь  2
виктор куров
#

Это было бы нечитабельно. 

Не согласен. Для тех,кто хочет патоки и ПСМ в таком виде нечитаем. Жуть же. А так,на том же книжном рынке хватит и мрачной безнадеги. Надо ж,нашел своего читателя и на нем нарубил бабла,коего нам всем тут собравшимся вместе взятым век не видать даже тот автор,коий усих вбивает.

А так получилось то,что многие за пропаганду ПСМ сочли.

 раскрыть ветвь  0
Екатерина Кинн автор
#

Другой вопрос, что за десятилетия цветные таки попадали в свободный мир -- к примеру, упоминаются попаданцы из худшей страны региона -- но они просто растворяются в общей массе местного населения.

Но как? Я бы сказала, что не растворяются, а не оставляют потомства, поскольку размножение рабов находится под жестким контролем.

И все равно жителя современной городской Америки это должно озадачивать.


 А почему она должна вызывать эти воспоминания? Это мы воспитывались на определенных книгах, а Роберт нет. Сейчас исчезло даже определение "дяди-томы" для негров-подхалимов. "Хижина дяди Тома" почти забыта.

Не говоря уж о том, что Элизабет Данкан не похожа на несчастного больного ребенка, который непонятно, как дожил до своих лет. 

Аболиционистская литература из поля зрения культуры не выпадала с тех самых пор, а с 60-х и движения за равноправие начиная - это мощный политический и культурный фактор (см."Президент Обама"). Там и помимо "Хижины дяди Тома" много знаковых вещей и вошедших в обиход выражений.

Схожесть Элизабет и Евы - это слащавый покровительственный стиль общения и дружный обожающий хор домашних рабов. А ее увещевания Роберту живо напомнили разговор Евы и Топси: "Милая девочка, почему ты так плохо себя ведешь?"

Вообще-то получил. Герой отказался от идеи побега и возвращения домой (да еще и о родном мире задумался, так ли он хорош, как казалось) и попытался принять новый мир, обнаружив, что в маленьких городках вполне можно жить. И даже решил сделать этот мир лучше. Другой вопрос, позволит ли мир реализовать эти планы. 

Это не стало кульминацией текста. То, что нет кульминации и толковой развязки, не идет на пользу роману, интерес снижается.

Насчет "надо собраться с духом" я имела в виду не моральные усилия для преодоления ужасов, описанных в тексте, а именно падение интереса. Гораздо более жесткую дилогию О.Чигиринской "Сердце меча"/"Мятежный дом", поднимающую ту же тему, я перечитывала несколько раз, жесткость мне не мешала. Но там драматический накал выше, конфликт неоднократно переходит на более высокий уровень и читательский интерес не ослабевает. Но тут, конечно, играют роль еще и личные предпочтения читателей.

Как минимум, мне будет интересно узнать, чем все кончится.

 раскрыть ветвь  25
Написать комментарий
3 644 47 23
Наверх Вниз