Лепестки на волнах - Anna - читать книгу в онлайн-библиотеке

Лепестки на волнах

3 675 18+
Фанфик по роману Р. Сабатини "Одиссея капитана Блада". События разворачиваются после окончания романа. Охватываемый период - 1689-1707 гг.
В мае 1689 г одиссея Питера Блада завершилась. Покончив с пиратством, он становится губернатором Ямайки и обретает свое счастье в браке с Арабеллой Бишоп. Но кто сказал, что закончились приключения и испытания? И где-то еще плавает по морям его заклятый враг - испанский адмирал дон Мигель де Эспиноса. Эта история начинается с того, что по воле злой судьбы Арабелла Блад попадает в руки адмирала де Эспиносы и...
Новый Свет, Испания, Англия и безбрежное море. Враги и друзья, месть и преодоление себя, невозможная любовь и неожиданное счастье.

Примечания автора:

Иллюстрация Elle-r к главе Фуэго.
Авторское видение характеров героев и бурные фантазии на тему их дальнейшей судьбы. Присутствуют умышленные искажения исторических реалий.
Особое примечание:
До отметки 18+ роман не дотягивает. Тем не менее, я сочла своим долгом дать ее, потому что на сайте нет возможности поставить 12+, 16+. Мягкая эротика, не более того.
Впервые опубликовано
Добавили в библиотеку
49
Читают сейчас
10
Прочитали
10
Скачали
61

Начало и конец дня на графике считаются по московскому времени (UTC +03:00)

Иллюстрации

Сортировать по

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

Гай Северин
#

По прочтении следующих глав, на мой взгляд, дон Мигель получается у Вас не просто мстительным и злопамятным, но и изощренным интриганом. Очевидно, воспользовавшись амнезией девушки, он постарается внушить ей нужные ему эмоции и мысли. Если вновь прозвучит сабатинивское «пират и вор», для Питера эта пощечина окажется пострашнее возможной расправы.

Теперь о натяжке. В Главе "Ночной посетитель" Вы пишете: «Немногих выживших, оказавшихся в воде еще до того, как бриг выбросило на рифы, и цеплявшихся за обломки мачт, подобрал другой английский корабль, который шел на Ямайку». 

Каким образом практически все моряки оказались в воде ДО кораблекрушения? Почему тот самый другой английский корабль, подобравший их, не обследовал останки «Пегаса», ведь там вполне могли остаться люди, в том числе, раненые? Дон Мигель ведь до этого додумался. Да и сами матросы должны были сообщить, что на судне осталась пассажирка. Может, вместо нескольких человек, цеплявшихся за обломки явно где-то неподалеку от погибшего корабля, логичнее было бы отыскаться, например, одному чудом спасшемуся, которого отнесло течением, и которого случайно подобрали через несколько дней после крушения. И тогда вернувшийся к месту трагедии корабль не обнаружил никого в живых, потому что де Эспиноса там уже побывал. Кстати, помимо раненой Арабеллы не мешало бы испанцам увидеть там же и мертвую служанку, ведь светская дама никак не могла без нее путешествовать. 

Напоследок небольшое замечание — «Из бывших каторжников, кроме его и Питера, на Ямайке оставался лишь Огл…» — правильнее сказать «кроме него».

 раскрыть ветвь  6
Anna Автор
#

Спасибо!

дон Мигель еще себя покажет) с самых разных сторон

так, пытаюсь рассказать свою логику - тот, кто покинул корабль до того как его выбросило на рифы - выжили,  ну хоть кто-то. Не очень много.  Мачты сбило еще раньше. В воде могли быть так же сорванные с палубы шлюпки. Короче, дрейфовали. Их подобрали спустя некоторое время и на некотором расстоянии от самого корпуса корабля. Они были уверены что корабль разбило в щепу. Поэтому никого искать не стали больше. Шторм утих и на утро  мимо "Пегаса" проплыл дон Мигель. На корабле могли быть мертвые, но этого Арабелла не знает наверняка, она же снова сознание потеряла и тел не видела, а дон Мигель ей не рассказывал

 Но  раз вопрос возник, я подумаю, может как-то уточню

а дальше читать будете?

 раскрыть ветвь  5
Гай Северин
#

Добрый вечер, Анна.))

Прочел я пролог и первые две главы, и хотел бы поделиться мыслями. 

Могу отдать должное автору фанфика — стиль Рафаэля Сабатини бесспорно угадывается. Да и герои – и Питер, и Арабелла, и дон Мигель несомненно прочитываются и в основном соответствуют первоисточнику. 

Однако не могу не добавить ложку критики, и в первую очередь речь об историческом несоответствии. Хочу заметить, что сам Сабатини, создававший роман после окончания Первой мировой, в период яркого расцвета феминизма, придал героине XVII века некоторые черты свой современницы. При этом у него Арабелла держится высокомерно и дерзко с Питером, в первую очередь, из-за ревности либо двусмысленности своего положения, стараясь скрывать истинные чувства, а не потому, что борется за равенство полов, о котором тогда никто и не помышлял. 

Это я к тому, что молодой женщине, унаследовавшей плантации дяди, в то время и в голову бы не пришло лично заниматься их управлением. Ее к такому никогда не готовили, и с чего бы ей взбрело становиться бизнес-леди? Никаких предпосылок к подобному не наблюдалось. Она только что с радостью вышла замуж и наверняка планировала посвятить себя семье и будущим детям, а также светской жизни. Какие уж тут плантации, да еще на Барбадосе? Конечно, благородный Питер вполне мог не претендовать на имущество супруги, и все вырученные средства оставлять ей, но при этом ее сфера прямого влияния ограничилась бы управлением домом и прислугой.

И письмо ее (!?) управляющий адресовал бы именно мистеру Бладу, как и капитан бы не стал бы передавать его жене за спиной мужа. Но даже если, все же, допустить подобный нонсенс, Питер никогда не отпустил бы молодую женщину одну «клеить разборки» с другими плантаторами. Для этого или нанимается юрист, или мужчина отправился бы сам заниматься этим делом. 

Понимаю, что Вам нужен был повод, чтобы отправить Арабеллу в море одну. Почему бы не использовать что-то приемлемое? Например, Мэри Трэйл за истекшее время вышла замуж и родила двойню, назвав детишек в честь спасителя и лучшей подруги, а теперь просит ее стать им крестной матерью. Конечно же, миссис Блад не может отказать в просьбе, да и Питеру сложно возразить против подобного. Ну, а сам губернатор присоединиться к супруге не мог, потому что, например, ожидал прибытия генерал-губернатора.

Но это все, конечно, читательское ИМХО, а вот на чтобы хотел обратить внимание, так это на необходимость внимательной вычитки. Пишете Вы грамотно, но, при этом, хватает ляпов. Например, совсем рядом в главе Заложницы: «Изумлению де Эспиносы не было предела, когда он обнаружил на бриге мисс Бишоп, – ту самую самоуверенную еретичку-англичанку, которую в сентябре прошлого года он имел сомнительное с потопленного им же английского фрегата» (пропущены слова); «Как я могу быть уверена, что вы сказали мне правдуи я действительно замужем...»; «С непринужденностью, свойственной людям его профессиипосмеиваясь над смущением Арабеллы...». 

Тем не менее читается легко, с удовольствием продолжу.

 раскрыть ветвь  1
Anna Автор
#

о, спасибо, обязательно поправлю. Пробелы съедаются при конвертации, стараюсь выловить, но не все поймались до сих пор

насчет мотива  путешествия Арабеллы - интересная мысль. Подумаю. Во всяком случае это можно сделать без ущерба для сюжета

 вот дальше тоже к сожалению будут натяжки  не такие безобидные. Ну... автор крутил сюжет как умел

Рада, что вам понравилось! 

 раскрыть ветвь  0
Мила и Виктор Тарнавские
#
 раскрыть ветвь  1
Anna Автор
#

спасибо)

 раскрыть ветвь  0
Рэйда Линн
#

Я уже некоторое время назад дочитал "Лепестки" до конца, но все никак не мог выкроить время, чтобы отписаться. Во-первых, у меня возникло сомнение - а это точно все? Статус "завершено" как будто бы относится только к одной сюжетной ветке, про Мигеля Эспиносу. Там все концы увязаны, и финал с морем получился сильным, хотя, пожалуй, чересчур печальным, особенно если размышлять не о судьбе Мигеля, а о чувствах Беатрис и ее будущем. В целом, последняя, шестая часть вышла очень хорошей, но, пожалуй, несколько сумбурной - из-за сменяющих друг друга флэшбеков Эспиносы и событий, которые происходят в настоящем, текст выглядит слишком мозаичным, не хватает связок или переходов от какого-то воспоминания к реальности или наоборот. Плюс - и там, и здесь, действуют Мигель и Диэего, но где-то Диего - это брат героя, где-то - его сын, что увеличивает путаницу. Мне кажется, что по количеству событий эта часть вполне тянула бы не на одну, а на две или три главы, и тексту просто не хватило "мяса" - может, автор побоялся затянуть?.. Мне кажется, что вам, наоборот, отлично удаются медленные, хорошо продуманные и статические сцены, и если вы целую главу пишете о том, как Блад бездельничает, вспоминает прошлое и пьет вино, или описываете воскресный пуританский обед у Питтов и тушеную капусту - это читается хорошо и совершенно не вгоняет в скуку.
Линия Блада обрывается на полуслове. Поначалу, когда в тексте появились Бриджуотер и герань, я подумал, что автор решил изящно "закольцевать" историю с каноном, показать, что долгая одиссея капитана Блада наконец-то завершилась там же, где и началась, и Питер, наконец, обрел покой. Мечтал же он опять увидеть яблони в цвету. Но дальше автор повернул к идее, что покой для человека вроде Блада - это поначалу радость, а потом застой и выбор между деградацией и началом новой одиссеи. Не могу сказать, что здесь я с автором вполне согласен. В процессе чтения не мог отделаться от ощущения, что автор, человек более молодой (предположительно), чем Блад, поступал, как все хорошие писатели, то есть вживался в образ своего героя. И, как человек менее выгоревший (как-никак, у Блада за плечами губернаторство, пиратство, рабство, суд, смертельный приговор, несколько войн...) честно выразил те чувства, которые ощутил, пытаясь вжиться в образ Блада. Но сорокашестилетний человек со всем описанным бэкграундом, мне кажется, будет воспринимать действительность иначе. Это, безусловно, чисто субъективное читательское впечатление.
Кроме того, я усомнился в мотивации и поведении Арабеллы. Мне иногда кажется, что в жизни ваших героинь не существует ничего, помимо личности и интересов мужа. Вот Арабелла - нашла новых друзей, быстро привыкла к Бриджуотеру, чувствует себя там хорошо, хотя это был не ее выбор, а единоличное решение ее супруга. А теперь, когда она начала чувствовать себя как дома, он внезапно хочет все переиграть и увести ее от нового дома и друзей за тридевять земель. И что она об этом думает? А, окей, милый, лишь бы тебе было хорошо. Не верю, что реальная, живая женщина может так воспринимать действительность, особенно если она не семнадцатилетняя девушка, которая влюбилась в первый раз и в этом состоянии не видит ничего на свете, кроме вызывавшего эту страсть объекта, а женщина тридцати с лишним лет с двумя детьми. Один-единственный раз за весь роман у Арабеллы появилось что-то, что не было связано с желаниями или чувствами ее супруга, но после пятой части у меня осталось ощущение, что линия с Фуэго тоже была нужна для ссоры, а потом страстного примирения с Питером. Куда он делся, когда они уехали с Ямайки? Судя по всему, Арабелле пришлось им пожертвовать - ради того, чтобы Питер смог осуществить свое желание и переехать в Англию. А потом, когда Питеру внезапно захотелось бросить Англию и переехать в Канаду, новые друзья и дом волнуют Арабеллу так же мало, как Фуэго. Единственное, что вообще имеет хоть какое-то значение - это чувства и потребности мужа. Мне кажется, что в этом смысле женские образы в романе выглядят отчетливо придаточными, приложением и дополнением своих мужчин, а не отдельной личностью.
И, кстати, Бладу тоже не приходит в голову, что он думает только о своих желаниях и ведет себя по отношению к жене довольно некрасиво.       

 раскрыть ветвь  1
Anna Автор
#

Спасибо за вдумчивый и подробный разбор. Насчёт 6 части это был фактически поток сознания  записывала "картинки" как они шли.  Иэто было значительно позже основной части. Наверное я подумаю как его можно развить и вы правы что не хотелось затягивать поэтому что идея была уложить в последний день жизни Мигеля. Что касается 5. Хммм. Тоже есть над чем подумать. Особенно по поводу Арабеллы. Но в любом случае у меня сохраняется внутреннее убеждение что человек склада Питера Блада не успокоится до конца дней его. увы автор старше многих своих героев.   и  ещё раз - благодарю за внимание к этой работе в ваших отзывах нашла много полезного для себя и даже что-то уже скорректировала

 раскрыть ветвь  0
Рэйда Линн
#

Дочитал четвертую часть) Что я хочу сказать: мне очень понравилось, что в данном случае конфликт между Беатрис и ее мужем подан более жизненно, чем предыдущие их ссоры, что обида, злость, недоумение сначала перегорают в каждом из них, потом сменяются готовностью к прощению, и только потом этот серьезный, долгий внутренний процесс приводит к воссоединению супругов и восстановлению доверия. И то, что в данном случае преодоление обиды, ревности и отчуждения произошло без каких-то внешних драматических событий, без "очной ставки" с Эстебаном, исключительно за счет того, что оба персонажа заново осмыслили и ситуацию, и свое поведение, и вообще прислушивались к своим чувствам - это для меня огромный плюс. Можно сказать, что теперь я за них спокоен =) Наконец-то они научились разрешать свои проблемы и конфликты, как два взрослых человека, а не как юнцы, которые впервые строят отношения и думают, что их бурная страсть друг к другу - лучшее лекарство от любых проблем, обид и огорчений в отношениях.

И да, предыдущие главы, в которых Блад оказывает помощь роженице, вышли очень удачными. Важная задача автора, который пытается писать о медицине, родах или хирургии - это найти правильный баланс между обилием грубых физиологических подробностей, которые сделают сцену скучной, неприятной и вульгарной, и нехваткой обстоятельств и деталей, неизбежно вызывающей у читателя чувство, что автор не разбирается в предмете, о котором он писал, и делающей сцену глупой, плоской и неубедительной. Я думаю, что в данном случае автору удалось отлично соблюсти пропорции. Деталей и подробностей вполне достаточно, чтобы сделать происходящее реалистичным и фактурным, но эти детали идут фоном, а реальное внимание сосредоточено на чувствах и переживаниях героев, как это и должно быть.    

 раскрыть ветвь  2
Anna Автор
#

огромное спасибо) я переживала кстати и по поводу финальной части Искупления, но в гораздой степени за Кинжал дона Эстебана. Пожалуй, над ним я больше всего работала из всех частей, в первоначальном виде он был написан очень грубыми мазками, хотя и там не было  и не предполагалось очной ставки. Мне важно было показать, чтобы Мигель поднялся на другую ступень и сам пришел к новому осмыслению жизни. Хотя уже и сильно на ее закате. Так что тут буквально в каждую фразу вслушивалась, верно ли звучит.

 раскрыть ветвь  1
Клуб - "Реальность на страницу"
#
 раскрыть ветвь  0
Рэйда Линн
#

Остановился на главе "Выбор". Начну, против обыкновения, с конца. "Я... прошу вас, - он замолчал и стиснул зубы, словно эти слова лишили его возможности говорить", и вообще вся эта сцена - это замечательно.  Мотив врагов, которые становятся друзьями или вынуждены обратиться друг к другу за помощью - это один из моих авторских и читательских фетишей, и мне нравится, как эта ситуация обыграна у вас. Ситуация в чем-то перекликается с началом саги. Блад в очередной раз поливает герань, цитируя Горация и изображая усталое презрение к человеческой глупости, однако сам готов сорваться с места, едва кто-то позовет его на помощь.
Дружба между детьми заклятых врагов - это очень естественно, детям нет дела ни до политики, ни до личных разборок между взрослыми. Но я запнулся на моменте "Беатрис оказалась перед выбором: она не хотела расстраивать мужа, но не знала, как объяснить Изабелле, почему она не должна больше играть с Эмилией".  А зачем ей это объяснять? Парой абзацев выше Эспиноса понял, что мешать детским играм глупо, и прямым текстом сказал той же Беатрис - пускай играют. Тогда нужна хотя бы фраза, что, хотя он это и сказал, но Беатрис все равно видела, что эта ситуация его изводит.

То, что Беатрис сначала долгое время знает Арабеллу исключительно как "миссис Блад", а ее имя узнает значительно позднее, и оно звучит для нее, как гром с ясного неба, выглядит несколько нарочито, авторский замысел тут проступает слишком явно. И вообще, едва ли Арабелла Блад - единственная женщина с таким именем. Одно дело, если бы Беатрис сначала не обратила на имя новой знакомой внимания, а потом, видя странное поведение мужа, начала бы о чем-то догадываться, и ее подозрения бы нарастали и усиливались, позволяя ей накрутить себя и надумать много лишнего, и совсем другое дело - когда, стоит Беатрис услышать имя "Арабелла", как она сразу же испытывает приступ ревности, ничуть не сомневаясь, что, _конечно_, это именно та женщина, имя которой Эспиноса семь лет назад называл в бреду. Сначала я вообще подумал, что не должен человек после семи лет счастливого супружества ревновать к каким-то чувствам, которые у партнёра были ещё до брака. Но потом понял, что ориентируюсь на такой брак, в котором супруги открыты друг с другом и каждый знает, что думает и чувствует другой, а не на отношения, в которых вообще все мысли и чувства партнёра - это глобальная загадка, и два человека постоянно играют в угадайку, мучительно стараясь хоть что-нибудь понять и постоянно попадая впросак.  

Кстати о браке. Глава "Письмо от друга" заканчивалась словами Блада: "Нам надо поговорить. Поговорить - и принять очень важное решение...". Следующая глава начинается с мыслей Арабеллы - "она была почти уверена, что муж решит отправиться в Квебек, и удивилась, когда он сказал, что он всё-таки выбрал Сомерсет". Прямо-таки анекдотическое сочетание, в стиле  "Мы тут подумали, и я решил". 

 раскрыть ветвь  3
Anna Автор
#

спасибо! было интресно узнать, как вы воспримете вотэтоповорот. Тут должна признаться, что во многом желание привести к  чему-то подобному было движущей силой для написания 2 и последующих частей. История вдруг начала разливаться рекой и пришлось следовать ей)

Брак у Беатрис и Мигеля - не из самых идеальных, и с гармонией бывают проблемы. Поэтому косяки обоих выливаются  в глобальные катастрофы. И лишь в самом конце... но это спойлер. А Беатрис, как я ее вижу, часто делает слишком опережающие выводы. Можно думаю добавить ее мыслей по поводу. Ход с внезапно услышанным именем мелодраматичный и отчасти опереточный)  вы правы, Автора иногда заносит.

"Мы тут подумали, и я решил"

он наверняка привел веские доводы) а если серьезно, все-таки в тот момент еще не закончилась война. Хотя думаю что Арабелла поддержала бы его и насчет Квебека. Но тоже все еще впереди

 раскрыть ветвь  2
Наталия Медянская
#

Дочитала. 🤗 

Последняя часть получилась, как ни странно, очень теплой. Да, она жутко грустная, но это какая-то светлая грусть. Подсчет итогов, завершение яркой и насыщенной жизни, обретение покоя и, в какой-то степени, мира в себе. Наверное, подобного исхода пожелал бы для себя каждый. 

СПАСИБО!!! 😊 

 раскрыть ветвь  3
Anna Автор
#

спасибо тебе! оч рада что ты прониклась, тем более что по неизвестному канону

 раскрыть ветвь  2
Рэйда Линн
#

Ну вот я и дочитал до появления Фуэго. Позабавило, что андалузец был подарком от дона Илларио де Сааведры. Признаюсь, это было неожиданно не только для героев, но и для меня. После того, как эти персонажи встретились в "Удачах капитана Блада", прошло много лет, должно быть, весть о землетрясении в Порт-Рояле всколыхнула в Илларио старые воспоминания и заставила его расчувствоваться. Мне почти жаль, что автору не захотелось посвятить дону Илларио отдельный эпизод. В сцене с письмом Илларио попался неудачный оборот - "принялся разбирать конверты... откладывая в сторону те, которые  не требовали немедленного решения". "Конверт, который требует решения", сказать нельзя.
Фуэго и его сложные отношения с конюхом мне (разумеется) понравились. Другой вопрос - откуда у Арабеллы неожиданно взялись способности ездить на строптивом необъезженном коне, особенно если принять во внимание неизбежное платье и посадку боком. В этой сцене органично смотрелась бы женщина вроде Беатрисы Тарлтон из "Унесенных ветром", которая большую часть жизни разводила лошадей, обожала охоту и даже по дому ходила в амазонке и с хлыстом, надеясь, что удастся улучить минуту и вскочить в седло. Предыдущие сцены с участием Арабеллы не подготавливают читателя к тому, что она неожиданно проявит себя лихой наездницей. Наоборот, после главы "Урок плавания" складывается впечатление очень домашней девушки, не слишком ловкой и не слишком храброй. Мне кажется, читателя стоит как-то подготовить к этой сцене, раскрыть Арабеллу с этой новой стороны, прежде чем она сядет на коня, и у нее внезапно все получится. Кстати, если жеребец вроде Фуэго встанет на дыбы, всадник не может "навалиться ему на шею, заставляя его опуститься". Масса и сила слишком неравны, чтобы его заставить. И я не знаю, удобно ли наваливаться лошади на шею, когда сидишь в седле боком.

Меня смущает, что все супружеские конфликты и проблемы в отношениях автор разрешает с помощью порыва страсти. И дело тут даже не в том, что секс - это скорее способ отложить проблему, чем ее решить, а в "Лепестках" это все время выглядит каким-то прямо-таки чудодейственным выходом из кризиса, а прежде всего в том, что это превращается в закономерность, что читатель начинает предвидеть подобное развитие событий загодя, именно потому, что это повторяется из раза в раз и независимо от пары и от повода к конфликту. Ревность, недомолвки, одиночество и вообще любые негативные переживания супругов, отраженные в романе, начинают выглядеть, как способ "взвести пружину" и подвести к очередной постельной сцене, и самое главное - что после каждой такой сцены автор подводит под заявленным конфликтом черту, подразумевая, что вопрос исчерпан, и между супругами восстановилась полная гармония. В такое вполне можно поверить, как в отдельное событие, но не как в общий принцип, на который намекает повторяемость подобных сцен.   

Внезапное письмо от Ибервиля и идея Блада переехать не куда-то, а в Квебек - поворот, прямо скажем, неожиданный (хотя пока неясно, поедут туда герои или нет). Честно сказать, не знаю, чего бы в данном случае хотелось мне. В похвалу автору можно сказать, что я, пожалуй, доверяю его выбору и верю в то, что, какое бы развитие сюжета он не запланировал, читать скорее всего будет интересно. "Право, сколько можно сидеть на этом дрянном острове с его дрянным ромом?" - улыбнуло.    

 раскрыть ветвь  1
Anna Автор
#

спасбио) это было в последений раз ( про сцену любви), это я на самом деле за собой заметила уже, и меня сие открытие не обрадовало

 Арабелла в каноне ездила верхом, так что я немного усилила ее способности, но вы правы, что надо было напомнить читателям или  подвести их к этому открытию. Поспрошаю еще насчет возможности укрощения, хотя более чем я знающие люди сказали, что в целом сойдет. Насчте боком - вот интересный момент, кстати, боючь его не учитывали

Ну письмо то пришло, но не факт, хотя... но это спойлер

В похвалу автору можно сказать, что я, пожалуй, доверяю его выбору и верю в то, что, какое бы развитие сюжета он не запланировал, читать скорее всего будет интересно. 

а вот за это моя огромная авторская благодарность!

 раскрыть ветвь  0
Наталия Медянская
#

Прочитала четвертую и пятую части. :)

Ружжо с Эстебаном выстрелило - честно говоря, я этого давно ждала. Только почему-то думала, что племянничек сам каким-то образом нагадит Беатрис. Ну и казалось, что Мигель в итоге все же узнает про поползновения Эстебана.  Ну, это уже из серии читательских хотелок.)) А вообще - больше всего понравилось, как жизненно описана была эта проблема между супругами. И от того они оба вызывали желание настучать сковородкой по головам!))))  Вот это вот мерзкое ощущение, когда поначалу что-то умолчишь, а потом оно как снежный ком нарастает и уже сложно оправдаться - вот это хдорово пооучилось показать. 

Пятая часть оказалась для меня, наверное, самой фанфиковой.) Я так поняла, что ты попыталась завязать какие-то узелки, свести концы историй ряда авторских персонажей? Мне было читать не слишком комфортно, но не потому, что ты плохо показала, допустим, предысторию, нет, там как раз все понятно (разве что какие-то мелкие подробности мимо). Просто некоторые персонажи были для меня лично незнакомыми людьми, и поэтому узнавания не случилось, и такого сопереживания, которое вызывают уже полюбившиеся герои, не было. Но я, конечно, не показатель, незнаючи канона-то. 

А по знакомым персонажам - там хорошо. Я почему-то сразу думала, что Блад не сможет надого осесть в Англии и вести жизнь достопочтенного горожанина. Не в его это характере.)) И с этой точки зрения хорошо показана его надвигающаяся депра.)) И Арабелла умница, тоже сразу его раскусила и поддержала. Идеальная супруга!)

И капуста.)) Я ржаль.)) 

 раскрыть ветвь  2
Anna Автор
#

четвертая часть дааа, я кстати сама не знаю почему она так писалась, но картинки шли какие шли)

да в 5 много отсылок к канону - ну надо  было припасть к  первоисточнику хоть раз. вообще под конец в печаль меня потянуло

 раскрыть ветвь  1
Наталия Медянская
#

Прочитала третью часть. Больше всего понравилось, как тебе удаются "вотэтоповоры".))) Вроде бы уже всё успокоилось, и ты вдруг вытаскиваешь из рукава очередную фишку, не дающую потерять интерес к сюжету. Я так не умею, но надеюсь когда-нибудь научиться.

Здорово было свести заклятых врагов лицом к лицу и показать ситуацию, в которой им пришлось действовать сообща. Эспиноса дурак, конечно))), но процесс его умственного взросления потихоньку идет. Надеюсь, к концу жизни он таки успеет набраться мудрости.))) Но вот менно такой неидеальностью, жизненной правдивостью мне этот персонаж и нравится. Как там у итальянцев было? Веризм?))

Единственное, что меня начинает немного смущать - это общая композиция. В целом она дает впечатление не единого романа, а сборника отдельных произведений. Наверное, из-за того, что действие идет то достаточно плавно по времени, то переносится резко в будущее. Ну и разные части мне показались разножанровыми. Тут, естественно, тебе самой решать, но, может, стоило бы оформить произведение как сборник повестей и рассказов по миру? Дать каждой части название отдельное. Лично мне бы показалась такая структура более гармоничной.

 раскрыть ветвь  1
Anna Автор
#

спасибо огромное! да с композицией именно так и есть, так и писалось) да еще не попорядку но решила что пусть будет все в одном месте

 раскрыть ветвь  0
Рэйда Линн
#

Итак, я дочитал вторую часть. Авторскому воображению явно тесно в рамках канона, и это в данном случае большой плюс. Потому что и герои, которым целиком посвящена вторая часть, и их взаимоотношения связаны с эпопеей Сабатини чисто номинально, но (а вот это уже действительно редкость) менее увлекательной книга при этом не становится. И это показательно. Типичная претензия к фикрайтерам состоит в том, что автор якобы "не в состоянии придумать ничего своего", или что автор не способен заинтересовать читателя своими силами, поэтому паразитирует на интересе и любви к чужим героям. Думаю, что "Лепестки" можно использовать, как блестящее опровержение этой теории. Вторая часть, где нет ни Питера, ни Арабеллы, получилась не менее художественной, занимательной и запоминающейся. Пожалуй, даже более - ну, или это я увлекся и вошел во вкус.
Последнее сражение Мигеля Эспиносы и все, что за ним последовало, мне очень понравились. Страдания искалеченного человека, в одночасье лишившегося всего, в чем он привык видеть смысл своего существования, и то, как человек в подобном состоянии изводит своих близких, описано, на мой взгляд, весьма реалистично - но при этом автор не затягивает с описанием этого мрачного периода и не пытается нагнетать траура и безнадежности, что я назвал бы несомненным плюсом. Выход Эспиносы из депрессии и кризиса выглядит так же органично, как и сам этот кризис. "Измученный ни на миг не отпускавшей его болью, дон Мигель слушал скрип переборок своего галеона, тоже изнемогавшего от ран" - вот это вообще прекрасно.
Кстати, замечательный момент - помощник адмирала Эспиносы намекает, что они могли бы _не заметить_, что английскому купцу необходима помощь. И что при случае всегда можно сослаться на серьезные повреждения, полученные их кораблем во время бури. Аплодирую. Многие авторы не понимают простой вещи: раскрыть героя - значит, не просто показать, как герой действует в определенных обстоятельствах, а показать, как герой делает выбор. Если в действии героя нет (или почти нет) реальной возможности сделать выбор, или если этот выбор очевиден - то раскрытия характера не происходит.  
Быт семьи Эспиноса и домашние заботы Беатрис описаны с большой любовью, у меня ни разу не возникло никакого побуждения к чему-нибудь придраться (а со мной это бывает крайне редко).
Самая сомнительная часть в прочитанных мной главах - это побег Нуньеса из францисканского монастыря. Даже не сам побег, а эпизод с привратником, который принимает Нуньеса за Ансельмо. С какой стати хворому Ансельмо ходить по монастырю, натянув капюшон до самого подбородка? И разве в монастыре не держат своих лекарств, если больному за лекарством приходится идти к аптекарю? Все это выглядит, как минимум, неубедительно.        

 раскрыть ветвь  1
Anna Автор
#

спасибо! да, с побегом Нуньеса я недокрутила, надо подумать здесь как изменить

Очень рада, что вам понравилось , насмотря на множество исторических  а вернее - фантастических допущений   ( которые и дальше еще будут) и особенно  -  бой и кризис, который пришлось преодолевать героям эти главы и для меня очень дороги что ли? и рада что получлиось убедительно

 раскрыть ветвь  0
Рэйда Линн
#

Дочитал до главы "Тени прошлого". Мне немного не хватило информации о том, как именно Беатрис вышла за установленные рамки в помощи больным. Ранее упоминалось, что сестры позволили ей помогать в женской палате, а в главе "Ревность" она уже навещает Донато и остается с ним наедине. От этого возникает двусмысленность. Герои как будто бы существуют в разных обществах с разной моралью. Отца Кристиана совершено не смущает то, что молодая, знатная, замужняя женщина находится один на один с раненым мужчиной, а вот Мигель Эспиноса приходит от этой мысли в ярость. Но все-таки восприятие людьми таких моментов - это скорее вопрос эпохи и коллективного сознания, а не личного характера. В обществе, где большинство врачей - женщины, даже самый отчаянный ревнивец будет находить поводы для своей ревности в чем-то другом, а не в профессии своей жены. И наоборот, в обществе, где женщины никогда не бывают врачами и не ухаживают за заболевшими мужчинами, необычность такой ситуации будет возбуждать подозрения и осуждение не только в их партнере.

Семейной жизни Беатрис, действительно, не позавидуешь. Ей, вероятно, было бы гораздо труднее помириться с мужем, если бы она обдумала произошедшее более трезво. Вопрос доверия и лояльности друг к другу - гораздо шире, чем сиюминутная проблема ревности. Эспиноса поступает грубо нелояльно - для начала, позволяет своему слуге злословить о своей жене, потом унижает свою жену, отправив того же доносчика отконвоировать ее домой, словно преступницу, а потом снова слушает наветы. А в итоге, когда его гнев прошел, он передумал бить жену и занялся с ней любовью, это подается так, как будто бы произошла счастливая развязка - даже посрамленный клеветник убирается из-под двери несолоно хлебавши, так и не услышав, как избиваемая женщина кричит от боли, а "щедрый и великодушный" Эспиноса даже делает широкий жест - дает жене возможность обучатся у монахов медицине. Хэппи энд в стиле "а мог бы и бритвой по глазам". Поскольку повествование о Беатрис и Эспиносе строится все-таки по канонам любовного романа и предполагает сопереживание героям и их отношениям, а Эспиносу автор все-таки явно стремится показать в хорошем свете, то, мне кажется, важно отметить, что при существующей расстановке акцентов выглядит он очень дурно - даже со всеми скидками на воспитание, эпоху и бытующие предрассудки. Нет момента осознания своего поведения - "как я мог позволить какому-то негодяю клеветать на мою жену, порочить ее честь, юлить, бросать подобные намеки? Как я мог _объединиться_ с этим негодяем против собственной жены, унизив и ее, и самого себя, в конце концов?" - нет раскаяния, нет попытки попросить прощения, нет наказания клеветника. А раз этого нет - значит, нет и понимания произошедшего, и Беатрис обречена быть жертвой любой клеветы, дурного настроения и прихотей супруга в будущем. В подобной парадигме вся ответственность лежит на ней - она должна, с одной стороны, не подать мужу ни малейших поводов для недовольства (что в реальности недостижимо, потому что переживание фрустрации и недовольства - неизбежная и естественная часть жизни, и супружеской в том числе), а с другой - если он все же начинает злиться, отыскать "правильный" способ поведения, который сможет его успокоить, и вместо избиения все кончится примирительным сексом. Если избавиться от романтического флера, каким это может быть замаскировано в литературном произведении, в сухом остатке подобный сценарий в отношениях - это классический абьюз, и после такой ситуации любовь Беатрис к мужу - это уже во многом не любовь как таковая, а форма психологической защиты, сублимация зависимости, страха и чувства собственной незащищенности.

Кстати, когда Леонора, долго бывшая любовницей Мигеля Эспиносы, уверенно трактует синяки и царапины на руке Беатрис, как следы избиений мужем, это тоже добавляет Эспиносе несколько "очков" отвратительности. Когда женщина, знающая мужчину много лет, не сомневается в его способности избить другую женщину, это о многом говорит. Здесь эта ситуация автором подана абсолютно однозначно: Леонора - враг, которая ревнует героиню и желает ей зла (настолько, что готова ее отравить). И эти сюжетные обстоятельства как бы должны побудить читателя внутренне встать на сторону Беатрис, которая защищает мужа. В действительности, тут стоит быть очень осторожным, так как история начинает выглядеть, как вариация на тему "он был жестоким, плохо обращался с женщинами, но потом появилась Она и нашла к нему правильный подход". При всей своей распространенности, этот сюжетный ход ужасно искажает реальность. Характер человека - это константа. Никакой другой человек не может своим поведением изменить основополагающие черты этого характера и типичные схемы реагирования. Только сам человек, если он задумается над собственным поведением и начнет работать над собой, может чего-нибудь добиться в этом направлении. А многократно повторенный в фильмах и литературе миф о "правильном подходе" погубил немало женщин.           

 раскрыть ветвь  3
Anna Автор
#

спасибо, я подумаю еще над этим моментом. возможно часть того что хотела показать осталась у меня в голове

 хотя я осознаю. что этот эпизод будет самым неоднозначным для восприятия и наверное я  его  еще доработаю

 нет Беатрис не осталась наедине с Донато, он же не в отдельной команате лежит

Леонора делает все,  чтобы опорочить дона Мигеля и больнее задеть Беатрис в сцене с царапинами. В том числе пытается создать у нее такое вот впечатление 

 раскрыть ветвь  2
Наталия Медянская
#

Я дочитала вторую часть.)

Помнишь, говорила, что мне в самом начале мира не хватало? Вот тут он очень даже есть и видим. Описание битвы кораблей - прям вообще дух захватывает. И переживательно очень. 

Беатрис продолжает восхищать - настоящая классическая верная подруга и, тем не менее, живая. Да и вообще характеры у всех индивидуальные, даже второстепенные персонажи вкусно описаны.

Дон Барталомео говорил округлыми фразами — такими же округлыми, как его бледное холеное лицо

Прям вообще "мяу". Очень понравилось. 

Хорошо описан кризис Эспиносы, и я очень рада, что персонаж, несмотря на свой непростой характер, смог преодолеть себя и подняться на какой-то новый уровень понимания жизни. Достойное смирение вкупе с попытками бороться с обстоятельствами, несмотря на. 

И вообще, можно я ругацца не буду совсем? Ну были там какие-то мелкие блошки, но поправишь же при вычитке. Мне просто очень нравится этот роман и я понимаю, что периодически начинаю просто вырубаться из редакторского режима. Может, чего и пропустила, но мне нормально.))

 раскрыть ветвь  1
Anna Автор
#

мрям) тут я развернулась ога, герои за иключением донм Мигеля и Эстебана все мои, так омжно было да и канонный фактически совсем другая версия

 раскрыть ветвь  0
Рэйда Линн
#

Остановился на "Признании". Приготовления к свадьбе, поездка к сестре, сама свадьба - все это описано очень хорошо и читается на одном дыхании. Поведение Эспиносы после свадьбы позабавило. Нет, я понимаю, что это такой сюжетный ход, но чтобы человек, доживший до седых волос и имеющий, как утверждается, солидный опыт отношений с женщинами, до такой степени не имел понятия ни о женской физиологии, ни о женской сексуальности? Я понимаю, почему аристократ, чей брак был заключен по политическим соображениям, может в первую брачную ночь полезть к жене под одеяло с мрачной сосредоточенностью стоматолога, который держит бормашину и командует: "Откройте рот!" - это не имеет к чувственности никакого отношения, это просто юридическая процедура, так как брак необходимо консумировать. Но для человека, который женился по собственной воле и имел какие-то смутные чувства к собственной жене, это странное поведение. И еще более странно, что он после этого фрустрирует и растравляет сам себя, вспоминая ужас в ее глазах и приходя к категорическому выводу, что между ними никогда и ничего не может быть. Он же не мальчик, должен понимать, что секс - это не только "кто", но и "как". Вот он, к примеру, вожделеет Арабеллу, но, окажись она поклонницей де Сада, и обнаружь он себя прикованным к кровати перед Арабеллой с плеткой, у него, небось, тоже был бы ужас в глазах. 

И снова драма возникает исключительно из-за того, что два героя не умеют разговаривать друг с другом, да и вообще используют слова исключительно для того, чтобы затемнять и искажать, а не прояснять собственные мысли. Апофеоза это достигает в сцене, где Беатрис, решившаяся сделать первый шаг и поделиться с мужем собственными чувствами, говорит о чем угодно - о церковных обязательствах, о продолжении рода, о том, что роду Эспиноса необходим наследник..., только не о том, что она чувствует или чего бы ей хотелось. Что-то мне подсказывает, что решение умолчать о поступке Эстебана тоже породит массу проблем.

В итоге я добрался до того, о чем меня так много предупреждал автор - до эротической сцены. Лично для меня эротика немного диссонирует со стилизацией текста под олдскульный приключенческий роман. Скажем, когда читаешь "Еще одну из рода Болейн", довольно откровенные эротические сцены воспринимаются очень органично, потому что это современный исторический роман - в нем не только эротические сцены, но и характеры героев, и психологизм, и драма поданы в типичном для современной литературы стиле. А здесь сюжет, конфликты и характеры - в традициях приключенческой литературы девятнадцатого\начала двадцатого века, и это задает определенную тональность. Если бы эта стилизация была такой же топорной и условной, как в среднестатистическом фанфике, то диссонанса бы, скорее всего, не возникло. Здесь вся проблема в том, что стилизация под классику приключенческой литературы в "Лепестках" получилась очень качественной, текст действительно дает возможность погрузиться в те же ощущения, которые мы все испытывали в детстве, в первый раз читая Майна Рида, Сервантеса или Дюма. Трудно представить, чтобы в сцене, где д'Артаньян проводит ночь с миледи, появились "крупные соски" и описания интимных ласк. НО это, безусловно, абсолютно субъективный взгляд. А есть и объективная сторона вопроса. Насчёт уместности эротики мнения могут быть разными до противоположности, но штампов типа "заставляя извиваться от наслаждения" уж точно нужно избегать, как чумы.  

 раскрыть ветвь  4
Anna Автор
#

ага, сокрытие истории с Эстебано обязательно аукнется

 раскрыть ветвь  0
Anna Автор
#

спасибо) очень интересное мнение, есть над чем подумать

 раскрыть ветвь  2
Agnes
#

Марафон отзывов шаг за шагом.

Отзыв на Пролог и первые 6 глав.

Сразу хочу предупредить, что Сабатини я не читала, но того, что узнала от автора, мне вполне хватило для понимания сюжета.

Видимо, я слишком прониклась темой своего романа, но, увы, судьба Арабеллы меня не тронула. Ну, ударилась, да, память потеряла. Но с чего гонор-то? Возможно, это потому, что я оригинал не читала, но ведь у мадам память отшибло, стало быть, на её манеру разговора с испанским грандом это влиять не может.

А вот сам Блад симпатию вызывает. Но пока что я о нём мало чего знаю.

Я обещала не придираться к "матчасти", но не могу. Прости, Аня! Я только чуть-чуть! :)

Ну не могу я себе представить хохочущего испанского аристократа! Их с детства учили, что показывать эмоции не прилично! Как и грубо разговаривать с женщиной, тем более дворянкой (коей, если я не ошиблась, и была Арабелла).

Да и сам факт угроз дона Мигеля передать Арабеллу инквизиции, как ведьму -- не убедителен и в то время вряд ли кого бы испугал. А вот если бы так грозил, к примеру, Блад захваченной в плен жене дона Мигеля -- да, можно было испугаться. Испанская инквизиция ведьм не жгла, у них другие заботы были, а вот протестанты -- да, и в большом количестве.

Может, именно из-за этого мне роман как-то не очень "зашёл", хотя читается легко и желание узнать, как Блад выпутается, тоже появилось.

 раскрыть ветвь  1
Anna Автор
#

спасибо за мнение)

 раскрыть ветвь  0
Рэйда Линн
#

Дочитал до главы "Невеста" включительно. Должен признать, что автору удалось закрутить интригу, и я следил за судьбой Беатрис со всем возрастающим интересом. Как персонаж она оказалась для меня более интересной, чем Арабелла. Наверное, потому, что утверждения о силе духа, смелости и решительности Арабеллы для меня звучали несколько декларативно и не сочетались с тем, что во взаимоотношениях с мужчинами - хоть своим мужем, хоть Мигелем Эспиносой - она постоянно выглядит маленькой девочкой. То ее учат плавать, то защищают, то обманывают, то утешают... Прочитанные главы оставили меня с ощущением, что источник твердости и силы Беатрис кроется в ней самой, а не в ее любви к другому человеку, чувство самоуважения и верность собственному "Я" для нее важнее, чем любовь. В этом смысле она похожа на Джен Эйр.  
Пусть Беатрис и двадцать восемь, но ее восприятие по-юношески острое, такое острое, какое может быть только в момент первой влюбленности, когда ощущения еще не смягчены ни опытом, ни прагматичностью, ни накопленным с возрастом цинизмом. Предпочесть вечное заточение в монастыре браку с человеком, в которого она влюблена, только потому, что он сам влюблен в другую женщину. Накал, максимализм и бесконечная вера в то, что искренность любви, недопустимость в ней даже малейшей фальши - это главное на свете. Неготовность и неспособность к компромиссу с жизнью и своими чувствами. Либо все должно быть правильно, "по-настоящему", либо гори оно все огнем. Про человека, который ведет себя подобным образом, одновременно думаешь, что он дурак, не знающий реальной жизни, и при этом - уважаешь его за непримиримость и за верность самому себе.
Хотя, конечно, наотрез отказать человеку вроде Эспиносы - это был лучший способ распалить его страсть, но это уже другой вопрос.  

Теперь про частности.
"Вышла в патио" - у слова "патио" есть полный русский синоним, так что его лучше не использовать. Это не то же самое, что альгуасил или сиеста, и поэтому на атмосферу не работает

Я думаю, что знатную незамужнюю девушку могли сделать сиделкой раненого адмирала только в одном случае - если бы отец Беатрис надеялся, что неженатый адмирал ею заинтересуется. Учитывая, что дочери двадцать восемь лет, и в качестве возможного будущего остается только постриг в женский монастырь, отец мог посчитать, что терять уже нечего, а выиграть можно очень много. И при этом с ней бы все равно была какая-то другая женщина, служанка или дуэнья. И, в любом случае, это вопиющее нарушение приличий должно было эпатировать и Эспиносу, и Рамиро, а о духовнике Беатрис я вообще молчу. А здесь незамужняя девушка много времени проводит с мужчиной наедине с согласия духовника и своего отца, причем они идут на это не ради каких-то тайных матримониальных планов, а просто в стиле "ну а почему бы и нет".

"Но как знать, не тревожил ли сон Беатрис глубокий взгляд сиятельного адмирала и не орошала ли она в ночном мраке подушку слезами...
Из задумчивости ее вывел глухой стон" (с) Получается, что предыдущее "как знать" - это размышления Беатрис. Там есть отступ в абзац, но при чтении текст от автора и восприятие героини все равно сливаются.
"Э, идеал... разве с ним тепло, с идеалом-то?" (с) Хаха, отлично
Все, что связано с чтением Дон Кихота, тоже совершенно потрясающе)
Сцена со спозшей простыней - это, конечно, весело, но я все равно не понимаю, с какой стати Эспиноса лежит обнаженным, прикрытый только простыней. Окей, допустим, несмотря на середину октября, в комнате очень жарко. Но за ним ухаживает дама. Ему самому-то комфортно было бы лежать нагишом, накрывшись простынкой?..
"Значит, и беспокоится не о чем" - ться
"Лусия поедет с тобой до монастыря, - растроганно сказал Сантана" - почему растроганно? В предыдущей сцене нет ничего, что бы могло его растрогать
"Об возмутительном поведении флотоводца" - о возмутительном
 "Пользовавшегося особыми милостями Карлоса II" - либо "осыпанный милостями", либо "пользовавшийся особой милостью"
   

 раскрыть ветвь  1
Anna Автор
#

 рада, что образ Беатрис не вызвал отторжения, я сама ее очень люблю. и вы верно почувствовали, что в ней ни расчета, ни цинизма.   А уж что Эспиноса кинулся в погоню - ну так это было его выбор)

 насоклько верно я погуглила  климат - в октябре вполне могло быть жарко, особенно на солнечной стороне, не, он в набедренной повязке,  то, что нет рубашки смутно  себе обосновала удобством перевязок. А так коненчо вы правы, это все такое хэдканонное фантдопущение. В принципе, по простоте и небогатости, достаточно  поместить в комнату одну из служанок - или ввести в сюжет старую приживалку, пусть себе вяжет чулки в уголке и не мешает нашим героям. Тем более, ничего такого, кроме простыни и не было

остальные замечания по матчасти- интересная мысль про тайное желание отца, кстати. Надо подумать, как  это можно вписать. 

правки внесу, спасибо

 раскрыть ветвь  0
Рэйда Линн
#

Так, я дочитал первую часть.
Последние две главы - примирение, романтика и флафф. Я к гету совершенно равнодушен, но написано хорошо. Вполне художественно и без лишней пошлости.  
Момент со сном Арабеллы, который поверг ее в смятение - удачный ход. И примирение прописано реалистично, в эту сцену верится.

Разговор о других женщинах.
"- Что ты! Как можно сравнивать их с тобой?
- Мнение знатока? <...>
- Ээээ, - он решил уйти от скользкой темы" (с)
Едва ли эта тема была скользкой. Из канона следует, что Питер, платонически и безнадежно влюбленный в Арабеллу, никакими проходными интрижками и хождением по борделям не занимался, и такая шпилька не должна была его смутить.  

Я сомневаюсь, что Арабелла, всю жизнь прожившая в тропическом климате на острове в Карибском море, могла не уметь плавать. Даже при самых что ни на есть пуританских нравах женщины вполне себе плавали - конечно, в компании женщин, в рубашках и со специально обустроенными купальнями для захода в воду, а потом переодевания, чтобы никто не увидел, как мокрая рубашка облепляет тело. И еще с кучей других нелепых ритуалов. Но плавали однозначно. И я уверен, что на Барбадосе знатные дамы, жены и дочери местной аристократии, тоже купались в море. Так что вряд ли Арабелла была такой уж неумехой, чтобы сразу же уйти под воду, просто попытавшись оттолкнуться от дна.
"Умение плавать не будет лишним в наших условиях" - говорит Блад жене. Это могло бы звучать резонно - они на корабле, может произойти все, что угодно. Но в контексте происходящего эта реплика абсолютно бессмысленна. По сути, урок плавания свелся к тому, что Арабелла научилась барахтаться на воде, когда ее держит другой человек. И совершенно очевидно, что в случае шторма или кораблекрушения это ей никак не поможет даже доплыть до какой-нибудь лодки или доски, за которую можно будет схватиться. А продолжение обучения они отложили до возвращения на Ямайку.

Теперь буду читать вторую часть.  
"А что же Мигель д'Эспиноса?" - улыбнуло. Очень в духе старой приключенческой литературы.
Я только не понял - сюжетная ветка Питера и Арабеллы полностью завершена? Или они еще появятся в сюжете?

 раскрыть ветвь  3
Anna Автор
#

Спасибо за мнение

 последняя  глава это  вроде бонуса, который даже писался отдельно, под настроение 

Нет, их линия не завершена, они будут еще  в 3 и 5 частях. ну и в воспоминаниях. Но 2 часть  конечно не о них. Хмм там как раз тот самый  гет, который вам может быть не столь интересен. Но если есть желание продолжить, то добро пожаловать

 раскрыть ветвь  2
Наталия Медянская
#

Дочитала Тени прошлого.) Ага, называется "лягу спать пораньше".)) 

В общем, я поняла - исторический любовный роман - это то, чего мне категорически не хватало в последнее время. Ну да, иногда так хочется снова стать романтичной девушкой и думать, что в жизни есть и благородные доны, и горячие испанские страсти, и высокие чувства с самопожертвованием, и честь с достоинством а не вот это вот всё 😆 

А если серьёзно, то я вспоминала романы этой... как ее... пошла гуглить  Джудит Макнот, во!)) Одно время ей увлеклась, именно историческими романами.  История Беатрис, имхо, ничуть не хуже. Очень грамотно выстроен сюжет и развешены все крючки, которые цепляют девочек. 

С появлением Морено, похоже, снова начнется приключалово - я немного заглянула дальше, как он сбегает из монастыря. В обчем, снова заинтригована - сюжет держит и не дает соскочить.)

 раскрыть ветвь  0
Наталия Медянская
#

Что-то я зачиталась.)) Закончила главу "Служение господу нашему" и решила ченить квакнуть, а то далеко убегу. 

В общем, так. Сцену с уходом я заценила, ага ) Ну она у тебя более масштабная и основательная. И хорошо подробности описаны - и чувства Беатрис, и бред Мигеля, и постепенное его возвращение в действительность. 

Рада, что у Питера с Арабеллой все разрешилось и вроде даже как наступил хэппи-энд. Вот, кстати, мне подумалось, что именно жирная точка в этой части и виновата в том недоумении, про которое ты говорила - когда для читателей вторая часть внезапна. Мне тоже показалось, что это не столько часть, сколько вообще новое произведение. Впрочем, тут нужно смотреть композицию романа целиком, вполне возможно, что в комплексе оно будет органично смотреться. Ну и разочарования и желания слиться я не испытала. Более того, начитавшись комментов, я ждала этот поворот - больно уж интересно посмотреть на Эспиносу другими глазами. И Беатрис!!! 

Беатрис - просто восторг. Она мне куда больше несколько архетипичной Арабеллы понравилась. Живая, интересная, за нее искренне переживаешь. Видимо, настолько я ею прониклась, что меня наоборот понесло дальше читать с удвоенной скоростью. Очень интересно, как девушка от пострига отвертится. А Мигель - идиот! Гыррр! Мечтать об Арабелле, когда рядом такое чудо.))

 раскрыть ветвь  9
Anna Автор
#

ого! огогошеньки! рада, что тебя увлекло. Угу, роман является по сути циклом тесно взаимосвязнных сюжетом и героями повестей и коротких  романов. И будут еще переходы хода) 

Беатрис...  я к ней трепетно отношусь, все переживаю, что она не достоверна. А с Арабеллой  была другая беда, канонный персонаж, а это сурово) У Мигеля пока полный раздрай, разброд и шатания. И он еще слишком в прошлом. ПТСР, можно сказать. Да и любить надо научится.

сцену с простыней сползшей я прямо лилеяла)))

 раскрыть ветвь  8
Написать комментарий
Наверх Вниз