О танце, роли и тексте или записки неумелого читателя

Автор: Ханнах

Японский театр Кабуки_ танец Orochi (Великая змея) (1993), актёр Бандо Тамасабуро V

https://vk.com/video-41497214_456239652

Я - невеликий знаток театра, ещё меньший - танца (тем более - классического Кабуки), но даже моя культурологическая невинность оказывается поколеблена. Наследник нескольковековой традиции, *живое национальное сокровище*, лауреат и дипломант... шестилетний мальчишка, который стал танцевать, чтобы восстановиться после болезни. После полиомиелита. Ужаса, о котором мы сейчас практически и не помним. Синъити Нирэхара. Бандо Тамасабуро V.

Орочи. Великая змея. Сейчас можно нырнуть в гугл, поискать сюжет... Зачем?

Что мне добавит знание того, что деву зовут Инада-химе? Я и без того вижу юную красавицу, светскую и утонченную, которая вышла полюбоваться луной, алый, живой огонёк в сумерках, белоснежные пальцы, небрежно держащие веер... Странный, жуткватый веер лунного цвета. Вижу кувшины, тяжкие, округлые, как прибрежные камни - и тянущие к себе... Вижу, как меняется девушка после каждого прикосновения к ним. И веер. Веер, сложенный или чуть приоткрытый в начале танца - раскрывается, сверкает нездешним блеском, зовёт то, что живёт в камнях... и оно приходит. Девушка ещё здесь , ещё вспыхивает живым светом кимоно - но ОНО уже пришло. То, на что только намекал узор на алых рукавах, то, чьим отсветом мерцал веер... Великая Змея. Она смотрит неподвижно из под полуприкрытых век, она шелестит и шуршит, поднимается из крови, сверкая чернью и бронзой чешуи... и она остаётся. Уже нет девочки-аристкратки, никого не интересует луна - зачем? Тяжкое и стремительное змеиное тело мечется под луной, ало-золотой яростью полыхает веер, вскрикивают и скрипят камни... Змея пришла. Ей тепло под луной, она медленно струится сквозь лунный свет - и замирает, такая же неподвижная, как камни.

Я пересказываю танец - чувствую себя Рабиновичем, перепевающим Карузо. Идиотская попытка, да. Но не зря в заголовке есть не только слово *танец*. Там ещё есть слово *текст*. В театре Кабуки нет женщин. Там есть оннагата. Мужчины (не мальчики - мужчины, взрослые) исполняющие женские роли. И они танцуют не женщин. Потому что никакая женщина не будет столь женственна. Оннагата танцуют мужское представление об идеальной женщине. И танцуют его - безупречно. Ни единого неверного движения, позы и жесты выверены веками - и совершенны. Для текста это значило бы, что воспевая красавицу - пристойно было бы использовать только устоявшиеся сравнения, описывать бой - только привычными, знаковыми словами. Как бы это выглядело? Как сказка. Как с сказка, где у девицы всегда руса коса до пояса (если особо хороша - золотая и до пят), синие глаза, жемчужные зубы, алые губы, чего-то там, шитое золотом да камнями самоцветными, да жемчугами бурмицкими...Если добрый молодец - так силушка богатырская... ну и далее по тексту. Для сказки это правильно. Её РАССКАЗЫВАЛИ. По памяти. И устоявшиеся клише - этому способствовали. Оставались в памяти.

Но ведь - пишущему сейчас - совсем необязательно клишировать сказку в текст? тогда почему? Почему я то и дело читаю *глаза цвета сапфиров, изумрудов, ру...* стоп, мы же не о Волдеморте, верно? Почему железобетонных подбородков хватит на неплохой фундамент? Почему эмоции описываются стандартно, чуть не цитатами из рекламы? 

Впрочем - ладно. Это - риторические вопросы и навязывать их после просмотра гениальной вещи - глупо. 

Но вы всё-таки задумайтесь, ладно?

+7
202

0 комментариев, по

844 9 19
Наверх Вниз