Петров, Боширов и доктор Франкенштейн

Автор: Соболев СВ

"В каждой шутке есть доля правды..." 


Должен признаться, други мои, всемирно знаменитую нынче парочку "Петров"&"Боширов" придумал ваш покорный слуга. 

 Какое-то время эти двое существовали в виде литературных персонажей. Автор понапейсал ажно 11 романов с участием лихого дуэта. Два авторских цикла - "Кондор" и "Спецслужбисты" (он же - "Агенты Путина"). Персонажи - сотрудники ГРУ, внешне один в один как те мужчины, которых однажды продемонстрировала публике Маргарита Симоньян. Постоянно меняли имена, фамилии, пароли и адреса. Известны как "Алексеев", "Сергеев", "Михайлов", и т.д. Коллеги и начальство знают их также по оперативным псевдонимам - "Кондор", "Рейндж". Дерзкие такие. Немного взрывали, немного травили и душили. Действовали в разных точках мира. В интересах государевой службы, естественно. 

Повторюсь, речь о литературных персонажах, созданных силой авторского воображенияю. Но в какой-то момент эти двое - "агенты Путина" -  вдруг материализовались, ожили, обрели плоть и кровь. И стали такое вытворять, такое творить (ну, вы знаете). 

В свое время, когда случился шурум-бурум в английском Солсбери, когда впервые в медийном поле стали обсуждать неких "агентов Путина", сотрудников ГРУ под прикрытием, отравивших "Новичком" несчастных Скрипалей, е еще местную бомжиху и кота (или кота сами англичане умучили?), у меня возникло состояние déjà vu. Дня через 3-4 до меня наконец дошло: ба! да это очень даже смахивает на похождение моих бравых героев в Англии, описанных в книге "Русские идут"...  

Особенно поразило практически стопроцентное попадание в плане локации (скрин фрагмента карты с указанным на нем маршрутом "гэрэушников" прилагается). 

И вот теперь, когда со всех уголков оцепеневшей от ужаса Европы долетают сведения о проделках "агентов Путина", я чувствую себя Виктором Франкенштейном, вольно или невольно оживившим безжизненную материю, вдохнувшим жизнь в этих бесчинствующих субъектов.

Встает извечный русский вопрос - "Что делать?" Как обуздать вырвавшихся из реторты авторской лаборатории монстров? Придется прочитать первоисточник - "Франкенштейн, или Современный Прометей", возможно, там имеется  ответ на озвученный выше вопрос. 

Ну а пока я буду  листать готический роман, желающие могут ознакомиться с небольшим фрагментом из книги, опубликованной за 12 лет до событий в Солсбери.


*****


«Гольфстрим» приземлился на терминале для «частников», расположеном где‑то на задворках огромнейшего – крупнейшего не только в Лондоне, но и в Европе – комплекса аэропорта Хитроу. 

Прошли через «зеленый коридор». Мокрушин и Артем предьявили паспорта с «шенгеном». Сотрудники таможни и «иммигрэйшн» – один – индус в чалме и в форме, второй – темнокожий – задали им рутинные вопросы. Саквояжи, в которых был минимум вещей, проcветили на установке X‑ray. Получили наконец по штампу в паспорта – «добро пожаловать в Соединенное Королевство»!..

Ожидание оказалось недолгим.

В микронаушнике послышалась короткая реплика – «ten minutes!» Мокрушин прошел чуть дальше того места, где с газеткой сидел Артем и вошел в мужской туалет. Закрылся в свободной кабинке, справил нужду. Спустил воду. Действуя неспешно, снял куртку. Она у него была двухсторонней и двухцветной: одна сторона небесно‑синего окраса, с кожанными вставками, другая – цвета спелого баклажана, то есть, более темной расцветки (и тоже с кожанными вставками). Вывернул и тут же надел обратно – «баклажанным» цветом наружу.

Достал из вшитого кармашка «визитку», которую прищепил поверх нагрудного кармана куртки. На визитке было его фото, под которым значились – по‑английски, естественно – имя и фамилия, а также занимаемая дожность – «manager»

Поддев ногтем, сковырнул липкую наклейку с названием фирмы‑изготовителя, под которой оказалась пришита матерчатая эмблема – изображенный на щите олень на фоне старинного замка. Размер «нашивки»: сто тридцать на сто миллиметров. А под ней, под эмблемой, если приглядеться, прошитые золотой нитью полукружием выстроились буковки: Old Reading Tower.

Точно так же Мокрушин поступил с перчатками: вывернул их. Были – коричневатые, стали – светло‑бежевые, почти белые.


Он вышел из кабинки, на время сняв перчатки и сунув их в карман куртки. Подошел к умывальнику, неспешно вымыл руки, затем провел мокрыми руками по волосам. Прошелся дополнительно расческой, зализав влажные волосы назад.

Лицо у него гладко выбрито: воспользовался электробритвой за час до посадки. Глянулся в зеркало. Кажись, все ОК. Из зеркала на него – несмотря на минимум затраченных усилий – смотрел какой‑то малознакомый тип.

Мокрушин выбрался из мужского туалета и направился в зал прибытия. Это был довольно стремный момент: стоит только местным «security» обратить на него внимание, как возникнут вопросы – «что это еще за маскарад с переодеванием»? Зашел в туалет один чел, а вышел оттуда – уже кто‑то другой! Одетый в разновидность униформы одного из старинных британских поместий.

Впрочем, чтобы заметить «подмену», одних телекамер, которых здесь, в этом здании, десятки – и на виду, на кроншейнах, и скрытых, хорошо замаскированных – абсолютно недостаточно. В местном ЦПУ, где операторы аэропортовской СБ несут круглосуточное дежурство, сотни мониторов, на которые стекается изображение от множества телекамер, установленных на всей территории комплекса и даже на подьездных коммуникациях. А потому заметить, что у заглянувшего в туалет гражданина куртка поменяла окрас с ярко‑синего на «баклажановый», и что на правом нагрудном кармане у него появилась «визитка», а слева, у сердца, теперь видна эмблема с названием одного из британских поместий – шанс один из миллиона. Другое дело, что если задумка не выгорит, если события начнут сильно отклоняться от написанного сценария, то и для Рейнджа возникнет реальная угроза со стороны местных спецслужб.

В Скотланд‑Ярде дураков не держат. И если случится крупный прокол, то надо будет уносить отсюда – из Туманного Альбиона – ноги как можно скорей, пока человек с его приметами и данными не будет обьявлен в розыск.

*****

Винтокрылый таксомотор шел почти строго на запад, на высоте около полукилометра, параллельно автомагистрали М‑4.

Вскоре, хорошо различимые с высоты, внизу и по правую руку, промелькнули кварталы Рединга, небольшого сравнительно города, расположившегося на берегах Темзы, административного центра графства Бэркшир. Хотя поместье носило то же название, что и этот университетский город, с приставкой «старый» – Old Reading – это было, скорее всего, лишь совпадением, потому что находилось оно несколько дальше, милях в шестидесяти на юго-запад, в соседнем графстве.

Пассажир в начале полета чувствовал себя неважно. Но геликоптер, набрав высоту, шел ровно; никакой качки не ощущалось, так что тошнота быстро прошла. В кабине было довольно шумно, поэтому он, по предложению более опытной в таких делах Венглинской, надел наушники, в которые транслировалась какая‑то легкая музыка. Ощутив, что вертолет стал снижаться, пассажир повернул голову к овальному иллюминатору, расположенному с его стороны. Когда он приезжал в эту страну, его всегда удивляло, что даже в зимнюю пору поля и склоны небольших холмов здесь окрашены в изумрудный цвет. А многие кустарники и даже деревья – завезенные из колоний и привитые, отселекционированные на местной почве – сохраняют свой лиственный наряд…

Ага… вот она – усадьба!

Пассажир воздушного такси увидел левее, в паре километров, замок в стиле викторанской эпохи – он был коричневато‑розового окраса, вытянутый на фоне зеленой лужайки и стены леса, поднимающегося за ним, с острыми башенками… Референт, за день до отлета, нашел в Сети информацию об этом поместье и ознакомил с нею своего шефа, скачав даже несколько цветных фотографий.

Он увидел сверху лимузин, вьезжающий через ворота на центральную дорожку, обсаженную с двух сторон аккуратно подстриженными туями. Еще примерно с дюжину легковых авто представительского класса стояли на площадке рядом с замком.

«Вероятно, – подумал он, – многие из тех, с кем сегодня предстоит встретиться и перекинуться словцом, уже прибыли в гости к новому владельцу этого некогда принадлежавшего известному аристократическому роду поместья»…


Геликоптер пошел на посадку.

Но они сели почему‑то не на территории поместья, а по другую сторону ограды, где был расположен небольшой – в сравнении с замком – и довольно старый дом, сложенный из камня. И что еще любопытно, возле дома, где имелась стоянка на пять‑шесть легковых машин, не было видно не только автотранспорта, но и ни единой живой души!

– Ну вот… добрались до места! 

«Газовик»  спрыгнул на землю.

– Мы же должны вроде в замок были прилететь?! – несколько удивленно сказал он. – А шож мы не там сели, зачем – тут?!

– Нельзя туда на «вертушке»  Хозяин не велит! Да вы расслабьтесь… мы тут все‑все предусмотрели! Уж будьте уверенны.

Рейндж мигом выдернул чемодан и сумку из «багажника». После чего знаком показал «пайлоту», что тот может быть теперь свободен.


Некоторое время все трое так и стояли перед домом, отвернув лица от воздушного потока, срывающегося с лопастей подымающегося чуть наискосок вертолета. Через несколько секунд открылась входная дверь; из дома на площадку вышел хорошо знакомый Рейнджу гражданин, на котором был обычный цивильный прикид: расстегнутая на груди «ветровка», джинсы, утепленные «кроссачи», черная «водолазка». Вот что значит приехать на несколько часов раньше остальных: можно переодеться в более подходящий, нежели у остальных, прикид для работы.

– Привет всем, – сказал Кондор.

– Здорово, братела, – отозвался Мокрушин по‑русски (чем поверг «нафтогазовика» в сильнейшее замешательство). – Мы к тебе в гости. Не прогонишь?

– Бери его слева, – сказал Бушмин. – Я – справа! Здоровый, однако, боров! Раз‑два… потащили!


«Газовик» на какие‑то секунды реально «поплыл», потеряв ориентацию во времени и в пространстве.

С ним случилось что‑то вроде обморока.

Очнулся он в старом деревянном кресле, похожем на трон какого‑нибудь древнего вождя бриттов.

Правая рука захвачена в кисти браслетом, цепочка от которого тянется к кольцу, вмурованному в пол. В помещении сыро, прохладно, сумрачно.

Немного пахнет свежей стружкой и лаком – наверное, здесь ведется какой‑то ремонт.

– Тема нынче такая. У нас есть всего час времени, чтобы решить, как с вами поступить. И от того, будем мы разговаривать, как друзья, или, наоборот – как враги, зависит ваша собственная жизнь.

Сергей Соболев "Русские идут", 2006 г.

Маршрут на карте:


P.S. Хотите больше узнать о похождениях "агентов Путина"?  Адреса и пароли ниже.

Цикл "Кондор": 

https://author.today/work/series/9688

Цикл "Спецслужбисты":

https://author.today/work/series/12453

+21
256

0 комментариев, по

54K 73 509
Наверх Вниз