Отрывок из Главы 5. Первой книги в серии.

Автор: Эд Кузиев

– Братья, с нами сегодня вкушать пищу пришёл Светоч Босик. Прошу оказать ему всесторонне поддержку, в рамках разумных начинаний. Мальчик только сегодня столкнулся с выбором покровителя, потому дадим ему время сделать выбор, будем молить Господа нашего о разумности этого дитя. Сегодня изменим немного наше правило и дадим гостю право произнести молитву. Босик, прошу тебя, поблагодари Бога за дарованную пищу.

Глубоко вздохнув и помянув Деда Тита, отринув робость, Я начал:

– Отец-Небо, молю тебя за благодатный дождь, что льёт и орошает Мать. Мать-Земля, молю тебя за рождение новой жизни, что наполняет этот мир. Мир, в котором есть Я, и найдётся мне пища. Мир, в котором есть Святой Храм во славу Неба, есть Святая Церковь, во славу земли. Благослови нашу пищу, Отец-Небо, да не отвернётся от нас Мать-Земля.

– Аминь. Очень хорошо. Пожалуй, одна из самых интересных и самостийных молитв, что Я слышал. Единственный вопрос, это Ваши слова или так в твоём роду принято?

– Дедушка Тит так говорит. Он в моём селении что-то типа Святых отцов в городище, к его словам прислушиваться нужно…

– Довольно слов! Слуги, время! – Дважды хлопнув, Креститель запустил череду блюд.

Глядя на изобилие еды, кишкоглотка забурлила, заурчала, явно давая понять, что рада такому столу. Из узнаваемого на столе: помнидоры, сушеное мясо куслицы ярко-жёлтого цвета и запечённые в мёде ядрица подсолнуха; остальное мне было неизвестно. Запах приправ ударил в нос похлеще обуха топора, травы разных цветов стояли в прозрачных горшках. Передо мной поставили большую глиняную лоханку и вёсла с вилами разного размера. У нас во всём поселении столько приборов для еды нет, сколько собралось вокруг меня. Как бы не опростоволоситься. Первым поставили глиняный горшок с пылу, с жару. Я оглядел соседа, в надежде взять нужное весло, ага, третье по левую руку с хвостовиком, напоминающим рыбью голову.

– Уха по-царски, с водкой и разносолами, – громко и чинно произнёс важный дядька, что командовал служками.

Я набрал до краёв, принюхавшись к отвару. Рыба, но почему-то без запаха тины и гнили. Когда пригубил глоточек, мне обожгло горло горячим. Не привычны мы к готовке на огне, да и тут, в основном, сушенное или сырое едал. Клубни или корешки были мягкие и сладкие, и слегка скрипели на зубах, что-то кислое и водянистое попалось на язык, но в общем аромате и вкусе это было лишь на пользу. После, как горшочек попустел, Я мог видеть кусок рыбицы серо-белого цвета и без чешуек, странно-то как: рыбка и без чешуи. Закинув кусочек на язык, примял его нёбом, да это белорыбица, понял Я, никакой горечи и тошноты, как от обычной. Мне казалось, что кусок растаял на языке, так и не достигнув кишкоглотки. От удовольствия Я прикрыл глаза. Просто нега. Очнулся Я от хлопка важного дядьки, что громко сказал:

– Первая смена.

Со спины зашёл служка и отобрал у меня горшок и весло. Стало обидно, что не доел, но сам дурень, вкушал, как знатный, а сам... Тьфу. Проглотил горечь обиды и сожаления, обратил внимание, что предо мной стояла маленькая чаша, заполненная прозрачной водой. Понюхав, Я поморщился, резкий запах ударил мне в нос, хмельное мне противно, и Я отставил её в сторону. Павел, глянув, удовлетворительно крякнул.

Следующее было более понятно: каша на древесном масле, с кусками мяса и овощей. Приправа дёргала за нос, приятно его щекоча и возбуждая жор. Оглядевшись, узрел, как сосед принял вилы-трезубцы с круглым рисунком. Повторив за ним, с трудом закинув вилами первую партию, начал судорожно пережевывать.

– Плов Навруз.

Было очень горячо и остро, как будто колючек жменю закинул в рот. Проглотив, утопил пожар в нутро, но стало только хуже, аж из глаз прыснули слезы. На столе подле меня стояла прозрачная ваза с травой, заполненная водой. Как бы мне отпить глоточек, стыд, да и только. Ситуацию разрешил Яков:

– Налейте гостю огурцовой воды, непривычен он к специям.

Тотчас возле меня появилась кружка без ручек. Жадно отпив добрую половину, принялся вылавливать куски мяса и овощей из острой каши. Они были менее перчены, и потому распробовать вкус мне удалось. Помятуя, что тарелку могут отнять в любой момент, стал быстро набивать брюхо, отпиваясь водой. Захватил помнидор насладиться его мякотью.

– Знаете ли, Босик, ранее этот овощ называли томат или помидор. Но он был красный и круглый изначально, а после изменения жизни и Исхода привычные людям продукты претерпели жуткие изменения. Так вот, была такая баба в селении огородников. Она на себе пробывала овощи, чтобы убедиться в их съедобности и безопасности. Звали огородницу Дора. Так вот, найдя этот овощ питательным и легко поддающимся выращиванию, она начала экспериментировать с другими, при очередной попытке определить фрукт умерла от потравы. Всё, что вышло из её огорода, называли Помни Дору. В памяти людей остался только этот овощ, потому его и назвали Помнидору или на новый лад – помнидор. Прошу поддержать беседу и ответить на вопросы. Первый из них: какие у Вас планы.

ССылка на книгу : https://author.today/work/196194

29

0 комментариев, по

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

Написать комментарий
15K 1 406
Наверх Вниз