Геннадий Калиновский: «Надо забыть себя…» / Вадим Нестеров aka Сергей Волчок

Геннадий Калиновский: «Надо забыть себя…»

Автор: Вадим Нестеров aka Сергей Волчок

Девочка Алиса из сказки когда-то сказала: «Кому нужны книжки без картинок?». Абсолютно верно – никому. Дети были согласны с ней до такой степени, что картинки в книгах воспринимались как должное, и если фамилию автора мы иногда все-таки запоминали, то художник всегда оставался безымянным.

     

И лишь потом, когда взрослели и умнели, мы понимали, что детство сделало нам царский подарок - гениальных книжных иллюстраторов. Тогда мы брали зачитанные до лохмотьев книги и запоминали фамилии – Чижиков, Вальк, Мигунов, Владимирский, Скобелев, Елисеев…

     

                  

Геннадий Владимирович Калиновский.

     

Та самая девочка Алиса для огромного количества людей, живших и живущих на одной шестой, навсегда останется такой, какой сделал ее этот человек. И не она одна – Мэри Поппинс и Братец Кролик, обитатели Простоквашино и гарантийные человечки, старшина Тараканов и дошкольник Серпокрылов, Кукша из Домовичей и последние Каролинги, Лоскутик и Облако, Гулливер и Коровьев с Бегемотом, первое издание трилогии Толкина у нас в стране – еще не «Властелин колец», а «Хранители»…

     

Их очень много, но больше уже не будет. Художник Калиновский умер в 2006 году.

     

В биографических статьях положено вспоминать биографию, но как быть, когда ее практически нет? Родился Геннадий Владимирович 1 сентября 1929 г. в городе Ставрополе. Позже семья переехала в Махачкалу, где художник и провел свое детство. Рисовать он начал рано, с двух-трех лет, потом художественный кружок Дома Пионеров, руководитель которого, заметив талантливого пацана, посоветовал ему отправить свои работы на конкурс. В 1943 году работа «Гибель Нибелунгов» получила первый приз на конкурсе рисунков газеты «Пионерская правда», а мальчик Гена получил заодно и рекомендацию на учебу в Московскую среднюю художественную школу. После школы художник закончил Суриковский художественный институт, отделение книжной графики. Во время учебы и в школе, и в институте жил в интернате, слыл нелюдимым затворником, всегда сам по себе.

     

В 1953 году вышла книга О. Донченко «Василько» с лаконичной строчкой «Рисунки Г. Калиновского». После этого в его биографии была только книжная иллюстрация. Только рисунки.

     

Дети не запоминают фамилии художников, и, как ни странно, сам Геннадий Владимирович был с ними согласен. «Важно лицо книги, а не лицо художника… Надо забыть себя - утверждал он.

     

                

И тут же пояснял: «Подобно токарю, отлаживающему свой станок для работы в новом режиме, иллюстратор должен отлаживать свою психику, перестраивая ее каждый раз для работы над новой книгой. Дело не в изменении только техники рисунка. Сначала нужно решить целевую установку иллюстрирования».

     

Когда Калиновский иллюстрировал «Алису», он на полтора года полностью отгородился от внешнего мира. В самом буквальном смысле - полностью закрыл свою мастерскую от света, закупорил все окна и почти прекратил любое общение. «Я лежал в полусне-полуяви долгие дни и недели, просматривая одну за одной разнообразные картины, поднимающиеся из некоего резервуара, как я понимаю, принятого называться подсознанием. Иллюстрировал книгу я года полтора, но, правда, из них примерно год не брал в руки карандаш: все время "проигрывал" рисунки мысленно». В итоге его удивительные иллюстрации к книгам Кэрролла считаются одними из лучших среди работ художников разных стран мира, а за «Алису в Зазеркалье» в пересказе Владимира Орла он получил премию им. Ивана Федорова и Гран-при «Лучший художник России». 

     

Многие книжные графики, в том числе и очень известные, рисуют много, но, увы, очень одинаково. Калиновский никогда не был похожим на других и на самого себя. Он всегда был разным. Когда после «Алисы» ему предложили «Сказки дядюшки Римуса», он «перетрусил и всполошился - как их делать? Со зверьем у меня нелады». Но потом решение было найдено: «Сказки дядюшки Римуса» - плотные, фактурные. Мне хотелось сделать как бы масляную живопись. Щетинной кистью покрывал краской все поле листа. А потом в нужных местах эту фактуру процарапывал бритвой, рисунок заливал черной акварелью. Получались рисунки острые, «колючие», без намека на идиллию».

     

Итог - диплом I степени Всесоюзного конкурса «Лучшие издания 1976 года», серебряная медаль на Международной книжной выставке в Лейпциге, приз «Золотое яблоко» на 6-й биеннале иллюстраций детских книг в Братиславе. Когда в новое время «Сказки» переиздали, то издательство «Иностранка» не преминула заметить в аннотации: «Переиздание «Сказок дядюшки Римуса» с «теми самыми» иллюстрациями, знакомыми с детства».

     

Как уже говорилось, Геннадий Владимирович работал долго и был очень придирчив. На вопрос: «А вы сами не предлагали издательствам что-либо проиллюстрировать? Или только вам предлагали?» невозмутимо отвечал: «Я больше отказывался - зацепиться не за что, неинтересная вещь...».

     

Естественно, с подобным отношением в новые времена «лихорадочного книготискания» художник оказался не ко двору. Известный иллюстратор Лев Токмаков выразился даже более жестко: «Калиновский несколько лет был абсолютным изгоем для всех издателей...».

     

Особенно было обидно за «Мастера и Маргариту», где вообще попахивало чертовщиной. Иллюстрации, которые художник считал лучшей своей работой, были сделаны еще в 1985 году, но шли годы, а они так никому и не понадобились. Полностью серия была опубликована лишь шестнадцать лет спустя, в 2001 году санкт-петербургским издательством "Вита Нова" и получила диплом конкурса "Лучшие книги года" в номинации "Художник-иллюстратор" на XV ММКВЯ.

     

Но это был единственный всплеск. Последние годы Геннадий Калиновский жил очень трудно. Книги с его работами практически не переиздавались, денег не было, да и о самом Калиновском практически забыли. 

Несколько последних лет лет жизни художника друзья пытались издать монографию о художнике и сделать «персоналку» в Третьяковке. 

Ни тот, ни другой проект пока не реализованы. 

Зато после смерти переиздали многие книги с его иллюстрациями.

Он бы, наверное, порадовался.

_____________________

P.S. Вы только что прочли одну главу из моей новой книги. Я запустил на "Авторе тудей" две книги: "Служба забытых цитат", где будут всякие забавные исторические цитаты, и "Жизнь примечательных людей", где будут истории о людях вроде той, что вы только что прочли. Истории жизни самых разных людей, часто невообразимо далеких друг от друга. Объединяет их только одно - их биография стоит внимания.

А если вам больше интересен жанр ЛитРПГ, то я сейчас выкладываю первый том из своей серии "В бой идут...". 

Подписывайтесь, все три книги обновляются ежедневно.

441

5 комментариев, по

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

Андрей Васильев
#

Может, будет интересно. Совсем недавно в архивах художника были найдены иллюстрации к третьей книге Юрия Коваля о Васе Куролесове, той, что "Промах гражданина Лошакова" (другое название "Куролесов и "Матрос" подключаются"). Первые две Калиновский оформил еще в конце 70-х, собственно, они уже стали классикой. И даже великолепный Чижиков, который тоже иллюстрировал "Васю" воспринимался как "красиво, но Калиновский лучше". Что особенно здорово, сделаны эти рисунки абсолютно в той же манере, что и к предыдущим книгам, хотя временной разрыв там неслабый. С год назад книгу с данными иллюстрациями  опубликовала "Речь", так что если собираете книги с работами Калиновского - гляньте.

 раскрыть ветвь  1
Вадим Нестеров aka Сергей Волчок автор
#

Андрей, спасибо огромное! Непременно найду.

 раскрыть ветвь  0
Екатерина Филиппова
#

Анатолий Елисеев был не только блестящим детским иллюстратором, но и - по основному месту работы - художником театра "Современник". Того, первого, на Маяковке. 

Невысокий, широкий, очень мускулистый, с чёрным ёжиком волос и косой бандитской чёлкой - именно в таком виде он снимался во многих фильмах, в заметных эпизодах, и везде играл бандитов, практически без грима. Крупным планом можно полюбоваться - бандит Абажур, "Друг мой, Колька".

Его жена, красавица Светлана, ростом сильно за 170, была достаточно известной спортивной журналисткой. Знала шведский язык, что в то время представлялось невероятной экзотикой. Вместе, особенно на официальных мероприятиях, выглядели они просто нереально - снисходительная элегантность, снисходительная сила, и совместная хищная грация. Современные светские львы и львицы нервно курят в сторонке.

К сожалению (или к счастью?) в те времена была слишком мала, масштаба личности не осознавала, и, когда они бывали в гостях у родителей, требовала у "дяди Толи" рисунки разных зверюшек. Он, перекинув бокал в левую руку, двумя-тремя росчерками создавал в подсунутом альбомчике невероятно живых персонажей. Храню до сих пор.

Спасибо, что вспомнили.

 раскрыть ветвь  1
Вадим Нестеров aka Сергей Волчок автор
#

Спасибо за рассказ. Елисеев мне очень нравится, и как художник, и как человек. Мы тогда долго разговаривали и он, конечно, замечательный рассказчик.

 раскрыть ветвь  0
RhiSh
#

Вау, так это всё один художник! Я не знал... Отличная статья. А про гарантийных человечков и вовсе забыл, а ведь в детстве казалось, все их знают не хуже того же Винни-Пуха... 

 раскрыть ветвь  0
Написать комментарий
342K 6 154 87
Наверх Вниз