гедонизм как единственное спасение для Россиюшки

Автор: Бальтазар Блуд

Стоял в пробке из Ростова. Пожелал бзднуть. Опустил стекло. Услышал обрывки какой-то дурацкой передачи. Глухие пацаны специально оборудуют тачки мощными колонками, дабы усугубить свой недуг и откосить от армии. Над трассой запахло серой, поджидками, предателями Отечества. Зловоние произошло из радиоволны, от трения полемических выкладок на тему стоицизма и гедонизма.

Первое представляется нормой. Более того, необходимостью.

Второе — набором глубоко порочных практик.

Уверен, враги Россиюшки повесят громкоговорители на перекрестках и площадях, дабы денно и нощно опылять народ подобной белибердой. Если вы не привиты — что-то может прилипнуть и прорасти. Чтобы греха не произошло, я сцежу дозу бесплатной сыворотки.

Во времена Марка Аврелия стоицизм понимался как «самоограничение, ибо». Это упрощение концепций Зенона, но лейтмотив тот же — между страстями и благом нет связи. Значит, в страстях нет нужды. Похожая история с удовольствиями.

После Вестфальского Мира, одновременно с появлением национальных государств, монархи соединили понятие стоицизма с максимой «нужно потерпеть», изменив его смысл на «самоограничение во имя». С подтасовкой не возникло проблем, ибо она держалась на штыках и пушках.

В эпоху модерна всё окончательно покатилось в жопу. Под ярлыком стоицизма начали продавать целых ворох фальшивок, каждая из которых сводится к незатейливой конструкции: «самоограничение, дабы предотвратить самоограничение вон тех чуваков». Как это работает на практике — часть общества пытается что-то совершить, перекладывая издержки процесса на другую часть общества. Представьте: некая группа возгорается идеей возвести монумент в виде огромного фаллоса, стального хуя циклопических размеров, способного пронзить верхние слои атмосферы и пригрозить богу. Энтузиасты с хуём в голове вас ловят. И заставляют катать тачку со стройматериалами. Или полировать залупу, как сами знаете чья мамаша. Вы отделяетесь от собственного бытия, дабы двинутые сукины дети не отказывались, во имя Стальной Елды, от своих архиважных пидорских занятий.

Так философское учение подвергается редукции, кастрации, расчленению. Обрезки летят в кастрюлю, где варится этика для обывателя. Поганый клейстер скрепляет союз между подлецом, лицемером, дураком, и лжецом — лжец необходим, чтобы окружить лишения дурака пленительным стоическим флером.

Теперь о гедонизме.

Гедонизм — это не только про сыр, виноград, и томное щекотание ануса.

Гедонизм занимается фундаментальным вопросом бытия — что делать со страданием? Вот центральный предмет любой философии, любой религии. Буддист разбирается со страданием при помощи отстранения. Экзистенциалист концентрируется на сущем (пёс бы знал, куда это приводит). Христианин обменивает страдание на призы. Гедонист без всяких затей вытесняет страдание его антитезой — удовольствием. Телесным, согласно Аристиппу. Или ментальным, согласно Эпикуру.

Сверхцелями гедониста являются апония и атараксия — полное освобождение от физического и душевного страдания. Вам знакомы эти понятия. Христианское Царствие Небесное и мусульманский Джаннат есть образы атараксии как трансцендентной награды. Высшая сила организует пространство, наполненное, стыдно сказать, благами и удовольствиями. Гедонист не надеется на богов, но берёт дело в свои руки.

Здесь возникает проблема. Удовольствию препятствует страдание ближнего, ибо оно тревожит, фрустрирует, печалит и раздражает. Настоящий, истовый гедонист вынужден уменьшать вес окружающего страдания — в ином случае он будет счастлив лишь те пять минут, пока ему отсасывают. Отношения гедониста с миром вполне соответствуют главным тезисам Иисуса, пусть в основе и лежат другие интенции.

Теперь вывод. Всенародный гедонизм, сознательный и последовательный — единственный путь, который не ведёт к бесконечной пиздорезке. Единственное спасение для нашего отечества.

Русский человек должен помыть жопу в тёплой воде. Затем покушать чего-нибудь вкусного. А после выебать бабу, дородную, жирную, с могучими титьками арбузными, с задницей белой и необъятной. Наконец — посрать. Хорошо посрать, посидеть, поразмышлять, подремать, посрать по-человечески, с достоинством, как мужчина, как гражданин, как традиционалист, посрать честным, благодатным образом, без спешки, без лишней суеты. Закончив с телесным, пойти в лес. Поглядеть на берёзы, на ёлки, на мох. Перекреститься в сторону церкви, дабы избежать душевного разлада, бессмысленного конфликта с христианским чувством. Помыслить в таком ключе — вот, прыгает белка между ветвей. Чуден божий мир. И всё в нём ладно. И жизнь идёт своим чередом.

Вот путь. Тех же, кто препятствует народному гедонистическому началу — следует ловить, кормить батарейками, мазать смолой, валять в перьях, клизмовать мёртвым гусём, жучить коромыслом.

+89
601

0 комментариев, по

61K 1 507 48
Наверх Вниз