Трактат о самогоноварении и литературе / Владимир Милов

Трактат о самогоноварении и литературе

Автор: Владимир Милов


             Знаю, изнеженный всякими литературными шедеврами читатель (особенно своими), отведавший из кубка мудрости Платона, Аристотеля, Шопенгауэра, Анри Бергсона и прочих, брезгливо фыркнет: «Это до какой пошлятины опустился Владимир Милов, что святая святых – литературу – сравнивает с самогоноварением?! Какое вопиющее мракобесие! Знать, и сам не прочь приложиться к рюмочке, ибо откуда такие познания? Что не нашлось другой, более благородной аллегории? Писатель – это донор, который пишет чернилами своей священной крови, чтобы спасти других, даря им надежду на другую жизнь, указывая им путь к добру и свету. Ночей не спит, терзаемый сомненьями, бредит образами, бродит по тернистым тропам жизни в поисках идеала. Себя не жалеет, бросив свою жизнь на алтарь искусства, и н`а тебе – самогоноварение. Гадко и пошло». 

            Не спешите с выводами, уважаемые дамы и господа, читатели и писатели, и писатели, и читатели в одном флаконе, а лучше вникните в суть описания этого процесса.

           Итак, многие, наверное, знают этот рецепт производства самогона в домашних условиях: на три литра воды сто граммов дрожжей и килограмм сахара, – неделя терпения, и на выходе у вас должно получиться около литра 40-50-градусного зелья. Чем меньше, тем крепче. Жадничать не надо. 

            Теперь аллегория: дрожжи – вдохновение, чаще желание чего-нибудь этакое выдать в свет (все пишут, а я чем хуже, или мне сказать нечего?), необходимость, связанная с решением денежных проблем, и самое опасное – «чувство гражданского долга» – спасти Отечество, а ещё лучше все Человечество. А вдруг я Мессия, пророк? Это уже классическая психиатрия.

               Вода – это словарный запас автора. Вода, как вы сами понимаете, может быть, разной: и родниковой, и дождевой, и водопроводной, отдающей хлоркой и близостью канализации.

               Сахар – самый дорогой компонент в этом «эликсире». Под ним следует подразумевать творческий замысел, сюжет, фабулу, опыт и образование автора. Он может быть рафинированным, тростниковым, просто песком, а может быть и из мешка, на котором накануне окотилась кошка. Ну, не выбрасывать же! 

                 Далее следует определиться, для кого предназначен ваш продукт и какие отзывы вы о нем хотите услышать. Если для внутреннего пользования – это одно, для друзей-гурманов, чьё мнение для вас важно – другое, на продажу, для самой неприхотливой публики – третье. Может быть и четвертое, и пятое – сами додумайте.

                   Воду в бак вылили, дрожжи покрошили, сахар засыпали, всё согласно рецепту размешали и поставили в теплое место: на печку или к батарее, можно и в кладовку, укрыв тару старыми одеялами и шубами. Это называется «заквасили» или «затерли брагу». Пусть теперь она потихоньку бродит. Приблизительный срок – неделя. Тут главное, не упустить момент: перебродит – плохо, и не добродит – тоже. Некоторые ещё в брагу куски черного хлеба бросают, чтобы зря не пенилась. Так бывает и с писателями: ещё не написали ничего, у них период брожения, а они уже бегают со своей «пеной» по издательствам и редакциям, заливают ею литературные сайты.

                 Процесс брожения можно и ускорить, пропустив брагу через стиральную машинку, но это аукнется на качестве продукта. Так обычно делают хорошие журналисты, плохие – распространяют свой товар ещё в состоянии «браги», от которой тошнит, пучит, может приключиться диарея, и, вдобавок ко всему, всем обеспечена головная боль, зато этого «пойла» много и оно дешево. 

               Наступил главный момент – сам творческий процесс «самогоноварения»: ставим чан – посудину с брагой – на огонь и ждем, потирая руки от предвкушения удовольствия. Кому-то уже грезятся всякие литературные премии, договоры с издательствами, беседа с Великой княгиней из рода Романовых, интервью с прессой, вспышки сотен фотоаппаратов, орден от президента, памятник в сквере, пышные похороны на Новодевичьем кладбище и крупная такая, как горошина, слезинка, прокатившаяся по румяной щечке маленькой девочки, и её слова с прихлюпыванием: «Такой талант не уберегли! Никогда вам этого не прощу, гадины!» 

                Эх, надо мне было в режиссеры всё-таки пойти! 

               Но вернемся к процессу. Тут есть фокус. Спирт начинает испаряться при температуре где-то около 80 градусов. Не нужно доводить брагу до кипения, иначе самогон будет мутный и вонючий. Первые сто грамм, так называемый «первак», лучше собрать отдельно, ибо в нем содержатся ядрёные сивушные масла. По-писательски – это проба пера, когда ум не поспевает за пером, и нет ещё определенности в слоге. Не расстраивайтесь, и этот «первачок» пригодится куда-нибудь. Вот и свершилось: тонкой струйкой потекла ваша повесть, а, может быть, даже и роман закапал, ну или, на худой конец, рассказ. Все зависит от того, сколько вы браги забодяжили. Но не увлекайтесь объемом – помните: количество – враг качества. Перестал самогон вспыхивать на ложке – сворачивайтесь к чертовой матери. Хороший автор потом обязательно добавит уже в готовый напиток что-нибудь для вкуса, каких-нибудь лечебных трав или кореньев: зверобой, мяту, ромашку и т.п., чтобы настоялся.

              Опять же нужно помнить и знать, для чего вы это делаете: калина понижает давление, а корень калгана или ягоды лимонника усиливает у мужчин потенцию. Но это уже разделы прозы: «мелодрама», «эротика». Добавите слабительный чернослив – будут «приключения». Не бойтесь, экспериментируйте.

            Но запомните, это я говорю о хорошей литературе.

             Плохая литература – это когда «самогон» гонят до последнего и для крепости добавляют курьяк, карбид, табак, димедрол и прочую гадость, потом подкрашивают чем-нибудь модным, чаще всего патриотизмом, и пичкают этим население. Плохая литература – чистой воды суррогат. Отрава. Яд. Плохая литература вредна ещё тем, что убивает в человеке вкус, и он уже не может отличить Льва Толстова от Дарьи Донцовой.

             С Великой литературой – принцип самогоноварения не прокатит. Сказал, и мне уже грезятся какие-то дубовые бочки, темные погреба и время, выдержка, чертова уйма времени и выдержки, а где его взять – всем хочется высказаться сегодня, сейчас, сию минуту. Увы, дамы и господа, Великая литература – товар штучный, тут мало хотеть писать – нужно ещё и уметь. Это то, что с годами делается только лучше, дороже, благороднее.

          Да вы и сами это знаете.

           Поэзия – это вино. Плохая поэзия – виноградный жмых, вода и спирт. Главный её заказчик – эстрада, попса, основная цель – делать людей ещё глупее, чтобы глупели и за это ещё платили. Причём, чем больше глупеют, тем больше платят.


Хорошая – прелый виноград вперемешку со здоровым, но опять-таки конвейер. Сегодня в газете, завтра – в туалете. В ней не было бы особенного вреда, если бы она не затеняла, не теснила и не заглушала Великую поэзию. А Великая поэзия – это песня, молитва, восторг, самый высокий полет человеческого духа, куда и космонавтам не добраться. Это вино самой высокой пробы и выдержки, такое не пьют в подъездах из горлышка, а смакуют в избранных компаниях, среди тех, кто в этом разбирается и потом до конца своих дней наслаждаются послевкусием этого божественного напитка. 

+1
474

8 комментариев, по

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

Александра Гай
#

Что-то вы как-то мелко к вопросу подходите! Вот знавала я одну самогонщицу, она в квартирных услових трёхлиитровыми банками "слезинку божью" гнала, очищала марганцовкой, настаивала на травах и гордо именовала свой продукт "мой коньяк". От себя добавлю: продукт пользовался спросом. Так и с литературой - главное умение и ка-апелька таланта (божьей слезинки)!

 раскрыть ветвь  3
Владимир Милов автор
#

Вы, наверное, Александра читали невнимательно, ибо там в тексте есть:

"Хороший автор потом обязательно добавит уже в готовый напиток что-нибудь для вкуса, каких-нибудь лечебных трав или кореньев: зверобой, мяту, ромашку и т.п., чтобы настоялся.

              Опять же нужно помнить и знать, для чего вы это делаете: калина понижает давление, а корень калгана или ягоды лимонника усиливает у мужчин потенцию. Но это уже разделы прозы: «мелодрама», «эротика». Добавите слабительный чернослив – будут «приключения». Не бойтесь, экспериментируйте".

Но в одном Вы правы - во всем нужна рука мастера, ну и божья воля, без которой и кошка нужду не справит. С уважением,🌹 

 раскрыть ветвь  2
Лизанька Сонце
#

Хорошо, что для хорошей литературы не надо уметь!

 раскрыть ветвь  1
Владимир Милов автор
#

Для хорошей литературы нужно знать: где лизнуть, где гавкнуть🙂 

 раскрыть ветвь  0
Helen Shelen
#

Купаж и крепление, фильтрация и ректификация, роспотребнадзор и эксперт-сомелье!

 раскрыть ветвь  1
Владимир Милов автор
#

И ещё немножко писательской совести. Сейчас стало модно вопить о защите писателя, так ведь и читатель тоже нуждается в защите. Дурная книга, намного тухлой рыбы.

С уважением,

 раскрыть ветвь  0
Написать комментарий
1 005 3 14
Наверх Вниз