О том, как оно было на самом деле / Виктор Фламмер

О том, как оно было на самом деле

Автор: Виктор Фламмер

Ну, рас пошла такая пьянка и тут народ занимается историческим просветительством, вставлю и я в ликбез свои пять копеек. Поэтому для общего развития масс начинаю запуск проекта "антинаучные статьи"
Слабонервным, серьезным и лишенным чувства юмора людям читать категорически не рекомендуется.

ИМДЖИНСКАЯ ВОЙНА(антинаучная статья)

Итак, после прочтения нескольких вагонов не всегда удобочитаемого текста,  краткое резюме основных событий войны Японии с Кореей 1592- 1598 с перерывом на обед и помыться.
Чем именно Китай не давал спать Тоетоми Хидееши - историки точно не знают, может это были светлые и лучезарные мечты о мировом господстве, а может у него скопилось как то внезапно дохрена самураев, желающих помахать чем-нибудь острым, которых надо было как-то пристроить к делу, а ничего полезного они делать не умели. А может и то и другое вместе, однако все сходятся в одном - Хидееши отправил в Корею не своих политических оппонентов, чтобы их там убили нафих, (тогда бы он туда отправил Токугаву Иэясу и Датэ Масамунэ, а зря не отправил, между прочим, эти бы точно выиграли) а вполне себе надежных, верных и проверенных людей, которые просрали корейскую кампанию почти так же виртуозно, как Россия Русско-Японскую войну.
Корея на пути очень сильно мешала. Во первых она большая и неудобная, а во вторых корейцы категорически отказались пропускать японское войско в Китай мотивируя японцев на чем свет стоит и на вторжение. Крайними как всегда и положено географически остались два соседа по коммуналке  дайме с острова Кюсю - Като Киемаса* и Кониси Юкинага**. Все остальные друзья и товарищи подтянулись на Кюсю каждый в меру своей удаленности и испорченности и принесли с собой немного еды, оружия и свои армии, которые потоптались по землям крайних месяцев восемь, все съели и выпили, после чего погрузились наконец на корабли, а кому не хватило - те в рыбацкие лодки.
Кониси Юкинага первым подал пример организованности и слаженности действий японской армии, обчистил соседский холодильник прихватил большую часть ресурсов и провизии и отбыл со своей армией в Корею на пару дней раньше оговоренного срока. Като Киемаса очень обиделся, поэтому, когда его армия высадилась, наконец, на корейскую землю, не пошел догонять Кониси, а "пошел своим путем" как завещал не родившийся еще в те времена дедушка Ленин, желая хотя бы до Сеула добраться быстрее. Курода Нагамаса, решив, что от этих двоих вообще стоит держаться подальше, ушел вообще в какието гребеня, где благополучно заблудился.
На штурм Сеула Като Киемаса опоздал на четыре часа, переплюнув своего будущего верного последователя Токугаву Хидетаду, опоздавшего на битву при Сэкигахаре на сутки, (отец которого опоздал на акцию Убей Акечи Первым вобще почти на неделю и в связи с этим вообще непошел) но исключительно потому, что представители крестьянской семьи Киносита благородного рода Тоетоми все таки были более быстрыми. Но, не смотря на этот талант, когда Като Киемаса подошел к Сеулу - его там сначала очень долго спрашивали "дядя, а ты вообще кто?", так как Кониси Юкинага там уже четыре часа как про...любил корейского короля. Через пару дней из кустов где-то слева вышел Курода Нагамаса, и все очень долго и называя друг друга разными нехорошими словами решали куда именно они все пойдут дальше, но так и не договорились и опять разошлись в разные стороны, а Като Киемаса обиделся на Кониси Юкинагу еще больше.
А в это время, Тоетоми Хидееши, прыгая от счастья по занавескам, в связи с чем его все опять путали с его домашним любимцем, потрясая успехами своей армии попытался выгнать на войну своего племянника и наследника Хидэцугу, чтобы он прекратил наконец разброд и шатание. Однако Хидецугу, мотивируя, что там в Корее, холодно, мокро, антисанитария и тигры, на войну идти категорически отказался, за что Тоетоми Хидееши сильно на него обиделся, что в последствии кончилось для Хидэцугу очень и очень плохо.
Като Киемасе антисанитария тоже не нравилась, поэтому он все дезинфицировал сакэ, а вот тигры наоборот приглянулись, очень весело было гоняться за ними по сопкам, размахивая копьем, от которого один полосатый таки откусил что-то нужное. Но Киемаса не растерялся, копье не выбросил, а просто переименовал, изобретя таки образом новый вид японского оружия.***
В это время на море корейский адмирал Ли Сунсин навешивал грандиознейших люлей японскому флоту. Ему в этом помогали личные таланты, а так же не менее великолепная организация японского флота, по сравнению с которой сухопутная армия была просто образцом слаженности действий. Капитаны кораблей и командующие сцеплялись между собой на тему "это будет мой корейский корабль" "НЕТ МОЙ!!!", а на рыбацких лодках вообще как то воевать не очень, тем более что приличных кораблей отцы иезуиты Тоетоми Хидееши не дали, справедливо полагая, что японцы их про...  ну вы поняли. Так и вышло. Японцы виртуознейше пролетели как фанера над Сеулом, потеряв свой флот, а с ним еду, бухло и возможность доставки всего этого армии вторжения.
Пока японские генералы победоносно шествовали в разные стороны, китайцы маленьким отрядом в миллион четыре тыщи харь неожиданно вывались на Кониси Юкинагу. Тот сначало охренел, потом от удивления дал им люлей. Не помогло, китайцев было много, а люлей у Кониси мало, потому что большую часть толковых люлей Като Киемаса увел охотиться на тигров и раздавать чжурдженям и вообще всем, кто попадался, потому что Жуже, как известно вообще все равно кого.
Кониси Юкинага понял, что это полный писец и начал пытался вести мирные переговоры. Като Киемаса был абсолютно уверен, что "полный писец" это он, а слово "мирные переговоры" услышал первый в жизни от Юкинаги и даже не сразу понял что это такое, поэтому везде ходил, всех больно бил и тем самым мирные переговоры срывал и нарушал все достигнутые Кониси договоренности. Что делал Нагамаса я не знаю, но наверное тоже что-то настолько же нужное и полезное.
Ах да, забыл упомянуть. Гдето в процессе охоты на тигров и раздавания все звиздюлей, Като Киемаса разжился по случаю двумя корейскими принцами и одной корейской красавицей. И, когда к нему явились посланцы с предложениями о мире и передаче принцев на выгодных условиях, он повел себя со свойственной ему адекватностью. Привязал девушку к дереву и разрубил надвое своим покусаным копьем, чем вверг посланцев в глубокий шок. Они то не знали, что Киемаса женщин не любит, он любит только свое копье, даже в покусаном виде. Что Киемаса сделал с посланцами в результате, отказывается представлять даже моя извращенная фантазия, а куда потом делись корейские принцы я так и не понял, может он их Хидееши в подарок отправил, а может где-то там потерял, но вобщем-то это уже и не важно.
Так вот, поняв в конце концов, что такими темпами они с китайцами, который уже тогда было чуть больше чем дохрена, не справятся, Кониси и Като таки осознали всю глубину своего падения и объединили свои силы. Да, для организованного отступления, которое никто бы не посмел назвать позорным бегством, потому что там везде ходил Киемаса с копьем. Однако, один замечательный человек и самурай 60 лет от роду Кобаякава Такакагэ****, объявил всех присутствующих трусливыми малолетками и отступать отказался. Потом правда согласился, но с условием того, что будет прикрывать отступление и покажет всем, как надо воевать. Компанию ему составил угадайте кто со своим ненаглядным копьем наперевес, который очень обиделся на трусливого малолетку и 3000 воинов, которых он тоже прихватил с собой, видимо таки решив что одного его будет недостаточно. А чтобы его не протеряли во время битвы, (генерал все-таки, может неудобно получиться) Киемаса напялил на голову шлем до потолка с двумя красными кругами по бокам, отрастив бакенбарды покруче чем у Пушкина, чтобы эта конструкция не сваливалась у него с головы (а я то думал, нахрена ему на голове ВОТ ЭТО)*****
Вобщем в конечном итоге Тоетоми Хидееши это безобразие надоело и он отправил в Корею комиссию по разбору полетов. В комиссию входили Отани Ешицугу, который разбирался в вопросе, и Исида Мицунари, который умел писать отчеты. Исиде Мицунари очень понравился Кониси Юкинага, а вот Като Киемаса категорически не понравился, что совершенно неудивительно, потому что Киемасу учил манерам папа-кузнец до четырех лет, потом - кто придется, а завершил воспитание Тоетоми Хидееши, который тоже славился по этой части. Вобщем Исида Мицунари донес до сведения Хидееши, что это Киемаса тут главный беспредельщик и нарушитель безобразий, а Юкинага и вовсе няша и солнышко.****** И на этой лирической ноте все поехали домой получать кто награды, а кто звиздюлей.
По прибытию в Японию, Тоетоми Хидееши сообщил Като Киемасе что в следующий раз желает его видеть примерно никогда, а Кониси Юкинаге поручил вести переговоры с Кореей и Китаем. На этом моменте мне стало даже немного жалко этого со всех сторон непорядочного человека, потому что бегал туда-сюда между Японией и Кореей, с забегами в Китай и не переставая брехал всем заинтересованным сторонам, в результате чего дозвизделся до того, что правитель Китая разрешил Тоетоми Хидееши быть японским Императором. Ему хотели отрубить за это голову, но Кониси как то отбрехался, говорят не без помощи Исиды Мицунари, и голову им отрубили вдвоем, но гораздо позже и это уже совсем другая история, я ее как-нибудь потом расскажу.
А в это время в Киото случилось землетрясение, что существенно повлияло на вялотекущую политику партии. Кроме того, Като Киемаса, заключенный под стражу то ли где-то в храме, то ли еще в каком то сомнительном месте, по слухам перебил всю охрану( и не факт, что хотя бы копьем) и ломанулся немедленно спасать ненаглядного господина Хидееши из под обломков всего, что упало. Убедившись, что с ним все в порядке, Киемаса обрадовался и собирался идти обратно туда, откуда пришел, но Хидееши заявил, что у него никаких охранников не хватит на таких долбоплясов и благополучно Като Киемасу простил. Тем более, что сильно обиделся на то предложение про японское Императора(да, в их семье все такие обидчивые) и надо было кого-то опять отправлять в Корею, объяснять господам, в котором именно месте они не правы. Ну а Киемаса насчет повоевать у нас всегда впереди планеты всей и никакая мама его никогда не отмоет, поэтому примерно так и началась вторая волна вторжения в Корею.
В этот раз, наученный горьким опытом, Тоетоми Хидееши решил сделать так, что наши дорогие соседи по коммуналке недружелюбно настроенные друг против друга дайме, которым какая то религия*******не позволяла никак договориться между собой, пересекались поменьше, назначил Като Киемасу главнокомандующим сухопутной армией, а Кониси Юкинагу - флотом. Это не помогло, потому что не успели они отплыть - как Юкинага отправил друзьям-корейцами письмо следующего содержания: "«Лицом, которое всячески препятствует
заключению мира, является Като Киёмаса. В ближайшее время
он прибывает из Японии. Корея имеет явное превосходство на море;
если немедленно направить военные корабли в район Киджа и предпри-
нять совместные действия с военачальником левой полупровинции
Кёнсан, то можно будет перехватить войска Като, а его, негодника,
убить. Сейчас представился самый подходящий случай, который нельзя
упустить» ********
Кроме всего прочего, верховным командующим этим безобразием был с какого-то перепугу был назначен двадцатилетний Кобаякава Хидэаки, который потом прославился на века своим участием в битве при Сэкигахара, о каковой я уже насколько раз упоминал и точно когда-нибудь напишу, и который с первого взгляда не понравился Исиде Мицунари,(видимо ему категорически не нравились все родственники Хидееши)********, поэтому тот обвинил молодого человека в некомпетентности через пять минут после того, как тот принял назначение и продолжал писать про него гадости на протяжении всей военной кампании.
Однако, несмотря на старания Кониси, Като Киемаса на берег все-таки высадился и, разумеется, немедленно принялся размахивать своим копьем во все стороны, в то время как новый адмирал корейского флота сидел бухой под елочкой и наблюдал, как японцы топят их корабли. Под соседней елочкой сидел один юный самурай из войск Киемасы и сравнивал это эпичное зрелище с любованием цветением сакуры, чего Киемаса, занятый высадкой, к счастью не слышал.
И вот тут он развернулся с новой силой. Пользуясь своей богатой фантазией, он изобретал все новые гениальные идеи захвата вражеских крепостей(например нарвать риса на ближайшем поле и забросать им ров), а так же сбора доказательств для господина Хидееши, на случай если Мицунари опять что-нибудь напишет( в частности насрезать побольше носов, засолить и отправить в подарок господину регенту) Но, не смотря на все эти радости жизни, все опять вышло неочень.
Однажды в студенную зимнюю пору сидел Като Киемаса в крепости Ульсан. Там с другой стороны стены море было, и туда если что, могли приставать японские корабли. И вот как раз это обстоятельсто очень сильно не нравилась китайцам, поэтому они пришли примерно в количестве 80000 и эту крепость осадили. Японцы не сдаются, получай гранату сука блэчья хавка, вобщем гарнизон из 5000 людей в начале и 2000 в конце три месяца ругал китайцев неприличными словами и кидался в них тяжелыми предметами. Пока защитники крепости в лице Като Киемасы и Асано Юкинаги, автора восторженных писем папе в Японию "папа, у нас все хорошо", доедали мышей, лошадей и дохлых замороженных китайцев, попутно затягивая на себе сваливающиеся доспехи, до Кониси наконец дошло, что где то местами он был неправ и он, разобрался наконец с корейским флотом, куда вернули нормального трезвого адмирала, вместе со стаей гораздо более приличных и порядочных товарищей вроде Датэ Масамунэ(которого таки отправили в Корею, но было уже поздно) Ульсан таки освободили. Масамунэ на радостях дал погонять Киемасе свой меч, Седлорез, известный своей остротой, который Киемаса жаждал попробовать на одном корейском пленном, изменив таким образом с этим мечом своему любому копью(оо, мое сердце разбито) и все они вернулись домой в Японию, потому что Тоетоми Хедееши зачем-то умер, а то бы Масамунэ с Киемасой, наконец то нашедшие общий язык(необожженый, стоит заметить), точно бы покорили Корею, потом Китай и их ловили бы уже где-нибудь в районе восточной Европы.

* - да, я этого человека искренне и нежно люблю.
** - ... а вот этого - нелюблю.
*** - катаками яри
**** - Это приемный папа
***** - эта хрень называется эбоси кабуто
****** - там еще вроде племянник фигурировал, за отчет которого Мицунари вступился.
******* - Кониси Юкинага был христианином, а Като Киемаса - фанатичным сектантом буддийской секты Нитирен, которые ненавидели христиан еще до того, как вообще о них узнали.
******** - текст письма приведен без без моей высокохудожественной обработки
********* - Като Киемаса троюродный брат Тоетоми Хидееши и его приемный сын.

+10
488

36 комментариев, по

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

Вячеслав Паутов
#

Не ради пьянки, а пользы для... Нат! Поддерживаю вашу позицию по популяризации исторических "пятен" времён и народов. И очень показательно, что популяризация эта не научно- углубленная (сухая констатация моментов и событий истории на фоне её основных героев), а литературно продвинутая, т.е. литературно-художественно закреплённая, вышедшая за рамки исторических аспектов и ставшая (закономерно?!), наконец, ХудЛитом... Тем камнем преткновения, к которому стремятся все мы, авторы, поставленные в жёсткие рамки под названием "историческая проза". Не знаю как вы, а я планирую продолжить представление основных исторически значимых норвежских конунгов (тут личное мнение значимости) с демонстрацией их литературного воплощения (с демонстрацией на уровне конкретных примеров получается сложнее - необходим личный анализ) в конкретных произведениях автора. Значимо и знаково, когда исторические образы становятся литературными. А История в её ситуациях, событиях и конфликтах, личностях и их деяниях имеет тенденцию к повторению: Земля одна и люди на ней одинаковы, потому что живут повторяющимися моментами, требованиями к себе и Миру, ценностями, выстраданными этапами своей жизни... И совсем не важно, где эта жизнь зародилась и продолжается - на Востоке или на Севере, всегда речь будет  идти об истории Вселенной: земля, время, люди, события, последствия и исход... И пока этот механизм вечен, вечно и историческое естество, вечна  историческая проза, суть которой и хроника, и эпизодичность, и реальность героев и вместе с этим, рассуждения автора и личное восприятие известных исторических фактов... Особенно , когда сами образы исторических героев размыты, летописно неинформативны, информационно бедны,но... молвой людскою облечены своеобразными прозвищами-печатями памяти, которые всегда (может быть лишь для единиц, таких как автор поста и соответствующих произведений) хочется взломать и переписать, переориентировать... Мнение всегда рождает позицию, а она определяет тот самый литературный свет в глазах самого автора... Вот так, мне это представляется...

Удачи вам в ваших интересных темах-воплощениях. И творческого успеха в придачу!

 раскрыть ветвь  2
Виктор Фламмер автор
#

Эт спасибо) Ваш пост про Хальвдана Черного читал, думаю и до самого произвединия доберусь - довольно интересный исторический период, да и вы заметно, что его любите)
А статеек таких "высокохудожественных" у меня сейчас тут серия) Ну а про дядьку Като Киемасу так вообще роман впроцессе) 

 раскрыть ветвь  1
Anevka
#

Интересно, мне понравилось.

 раскрыть ветвь  0
Anevka
#

Като Киемаса очень обиделся, поэтому, когда его армия высадилась, наконец, на корейскую землю, не пошел догонять Кониси, а "пошел своим путем" как завещал не родившийся еще в те времена дедушка Ленин, желая хотя бы до Сеула добраться быстрее. Курода Нагамаса, решив, что от этих двоих вообще стоит держаться подальше, ушел вообще в какието гребеня, где благополучно заблудился.

А вот это очень напоминает мне землю Русскую одну гипотетическую страну, в которой был распространён любопытный институт местничества, согласно которому армией командовать не того, у кого это получалось, а того, у кого предки родовитее. Вишенкой на торте было то, что боярских семей много, а система местничества сложная, так что львиная доля военных походов заканчивалась не начавшись просто по причине того, что полководцы тупо не могли договориться, кто родовитее и, соответственно, кто кому подчиняться должен.

Гдето в процессе охоты на тигров и раздавания все звиздюлей, Като Киемаса разжился по случаю двумя корейскими принцами и одной корейской красавицей.

Прямо Стенька Разин с персидской княжной. Как писал в мемуарах один немец, случившийся рядом, их там двое было: княжна и княжич. За княжича атаман выкуп запросил, а девушку в наложницы взял. Прогуливался как-то по Волге с ней и дружками на золочёной лодке бухой в хлам. В выдал прочувствовано:

- Эх, Волга-матушка! Сколько богатств ты мне подарила! Отдам и я тебе самое дорогое! 

И хлобысь девку в воду. А за парнишку выкуп так и не уплатили. То ли он родственникам был не сильно нужен (папу его сам Стенька уже порешил), то ли выкуп большой запросил... с досады атаман княжича повесил. На крюк. За рёбра. Висел тот несколько дней, помер не сразу.

 раскрыть ветвь  8
Виктор Фламмер автор
#

Эх, этто в половине стран было) То, что я тут описываю, как раз скорее исключение, чем правило, когда командовали действительно те, кто умел, ну так они все были из дерёвни) Кониси был сыном аптекаря, а Като - кузнеца) Като Кониси счетами дразнил, а тот его лопатой)

А вот в Корее как раз и было так, как вы говорите. Они, пока спорили, кто знатнее,  японцы уже Сеул взяли)

 раскрыть ветвь  7
 раскрыть ветвь  4
Виктор Фламмер автор
#

Опер таки будет про всех писать) Следующее на очереди - "Великие объединители Японии"

 раскрыть ветвь  3
Тень
#

так как Кониси Юкинага там уже четыре часа как про...любил корейского короля.

Читатели могут не понять,  что король все бросил и сбежал :) 

 раскрыть ветвь  17
Marika Stanovoi
#

Читатели ни шиша не поняли, но посмеялись, а конкретно в этом месте заподозрили исторический ай-йа-ой)

 раскрыть ветвь  15
Виктор Фламмер автор
#

Думаете тему "как чона бегал зигзагами от злых завевателей" стоит раскрыть поглубже?)

 раскрыть ветвь  0
Написать комментарий
Наверх Вниз