Рецензия на роман «Мёртвая вода» / К.С.Н.

Рецензия на роман «Мёртвая вода»

Размер: 377 060 зн., 9,43 а.л.
Бесплатно
Сложно преобразить мысли во что-то вменяемое, когда находишь такую круть. Когда роман о смерти оказывается в первую очередь о жизни, когда он сам живой: грустный, трагичный, очень забавный, и да, все это об одной и той же книге.

Роман очень сбалансированный. В нем много смыслов, слоев, и нет ни одной бессмысленной строчки, нет "воды" ("мертвой воды"). Он глубокий, в него хочется погружаться, как в живую воду, и впитывать. Даже в самом начале, когда еще толком не знаешь всех аллюзий и смыслов, каждая фраза кажется весомой, будь то краткие воспоминания девочек, строчки диалогов или само прибытие на остров. Персонажи уже тогда оживают, с ними сразу сближаешься, и вот удивительное дело: про них еще толком не знаешь, Листик и вовсе сжимается и скрывается, но образы выстраиваются мгновенно, и прикипаешь к ним тоже мгновенно.

Про персонажей хочется говорить и говорить. Они все удивительно живые (даже те, кто мертвы).

Любопытно, с учетом дальнейших судеб девочек, что у Листика и Ёлки имена-прозвища "живые", лесные, а Иришка остается Иришкой. Вроде бы такая простая-милая, просто Иришка... ну да, ну да)  


Иришка (Ирина Гольдштейн). "Золото". Кукольная, само очарование, в кружевном платье: которое быстро замарывает лесная грязь, показывая, что вся эта кукольность с кружевами для Иришки несвойственна, что все чужое для нее. Она вроде бы ничего не скрывает, все ее поступки, даже неприглядные, сразу всем становятся известны. И она же - самая загадочная. Мнение о ней постоянно менялось от: "Да что ж ты делаешь, совсем долбанулась" до желания обнять крепко и не дать никому обижать.

Ее, как верно отмечает Листик, нельзя судить привычными нам мерками. Вообще нельзя с привычными мерками подходить к существам, для которых между жизнью и смертью - символическая грань тоньше тюля. То, к чему приходит Иришка, несмотря на горькую суть, по восприятию ни капли ни грустно: она нашла семью и нашла покой. Ее инаковость сразу подчеркнута другим именем, иным образом, этакой фарфоровой куклы - на самом деле сломанной много раз и склеенной внешне, но никак не внутренне. Подчеркнута странными ритуалами, необычным поведением - и в итоге все это имеет смысл. Она уже, правда, никак не смогла бы жить в обычном мире. Не с ее тонким видением всего, что за гранью. Не с ее сущностью проводницы между мирами. Не с ее ранами.


Листик (Ангелина Листопадова). Тонкая, бледная, как выросшее без света молодое деревце, которое будто шагает корнями и протягивает хрупкие ветки к тем, кто упал. Первое, что она делает - протягивает руку, помогает. И неспроста.
Трогательная в прошлом циркачка стремящаяся к искусству, но плохо видящая, воспринимающая мир посредством синестезии: для нее все эмоции окрашены в разные цвета, и это шикарно дополняет образный ряд книги. Несмотря на физическую слабость, душа у Листика сильная. Требуется много сил, чтобы делать то, на что решается Листик (будь то поиски важной для нее вещи или решение вступиться за чужого человека, когда говорить никому нельзя). В ее поступках видна воля к жизни. У гибкого деревца корни прочные, и сердцевина тоже. Оно еще может укорениться как следует, в нормальных условиях. А еще особый плюс в том, что на ее примере в кои-то веки адекватно показан верующий ребенок. Без слащавости из серии: "Никогда не сомневается, говорит лишь о православии и постоянно молится", как обычно бывает в книгах про верующих детей, а именно по-настоящему, со страхами, с сомнениями, с верой, которая лишь под конец переходит от детской во взрослую. Детская вера - через образы, через ассоциации с отцом: если потеряешь веру, признаешь, что он мертв, и это служит якорем. А самая суть - в поступках, в образе мыслей. Это действительно сильно и круто.

Листик всем до того сочувствует, что, кажется, даже ощущает чужие эмоции. Живет чужой болью, хотя и своей достаточно. Жертвует собой, своими силами, хотя этих сил-то совсем мало. "Кто положит душу свою за друзей" - это про нее, и не только за друзей. Листик жалеет даже детей-мертвецов и всевозможную потусторонность, они оживают в ее глазах. И еще у нее есть цель, не зря она одна из тех, кто решил вернуться.


Ёлка (Елена Смурова). Про нее в основном будет спойлерно. Моя любимая. Потому что больше всего меня цепляют персонажи, в которых особо удачно совмещаются противоположности.
Которые считают, что никто им не нужен, но в поступках выражают привязанность и отчаянную жертвенность. При этом все делают совершенно безвозмездно, и даже не считают, что делают что-то хорошее. Их выражение чувств неловкое, порой грубоватое, и бесконечно надежное. Вот Ёлка как раз такая. Даже фамилия у нее - "нелюдимая". Но никакая она не нелюдимая в итоге-то. А еще при всей своей грубости и силе она внутри бывает и ранимой, и испугаться может. Притом свою храбрость недооценивает, считает, что испугалась закапывания в могилу, хотя на деле-то как круто держалась, даже тайну не выдала. Противостояние с "Галей" тоже запомнилось, как просыпалось в уличном зверьке желание задавить слабого, и как собственная слабость пробудила в "зверьке" человеческое сострадание.

А еще в кульминации она шикарно раскрылась. Сперва эти мысли из ряда: "Надо выбраться самой, для чего мне эти малахольные, два дня их знаю, они не выживут, а мне жить да жить, потом им помогу, из города". При этом читаешь и знаешь - ага, конечно, сбежишь ты. Ты себя толком не знаешь. Потому что дома попрекали те, кого ты любила. Потому что, если не ценит отец, авторитет, как ты себя-то оценишь. И поэтому не сомневалась в выборе Ёлки - но то, как это было сделано, это просто очень сильно и круто. Когда она, уверенная в одном (как сама считала), бросилась делать то, что действительно составляет ее суть. Не воровскую, уличную, не суть осиротевшего зверька (такая грустная параллель между щенками и самой Ёлкой, потерявшей мать), а настоящую суть Ёлки. Это очень здорово было.


Вообще особо любопытно, что все воспитанницы и почти все действующие лица - девочки. Глоток свежего воздуха и отступление от шаблонов, когда большинство приключений выпадают мальчикам. Тут вообще про мальчишек было бы ни к месту, потому что намеки на любовные линии были бы ничуть не в тему (кроме некоторых взрослых, здесь иной разговор, но о них потом).
Потому что пограничный мир, почти загробное царство, где нет деления на пол и нет влюбленностей. Ну а девочки - а почему бы и нет?

Тем более что девочки все не шаблонные милота-красота-готовить-стирать-упасть в обморок. Самая милота и красота тут... ну да, Иришка))) Ну и Шарлотта еще, которая мышь. У девочек есть стремления, девочки хотят проявить себя, хотят, в конце концов, просто жить. Самое интересное, что все воспитанницы быстро запоминаются, хотя их немало. Особенно отмечу Спицу и Жеку, чья история идет таким ненавязчивым подсюжетом на фоне.
От ненависти к дружбе: и к предыстории того, почему все так случилось


Еще иронично получилось насчет возраста девочек. Самая хрупкая, маленькая и уязвимая - самая старшая. Самая рослая, умеющая за себя постоять и сильная - самая младшая. Прикольно.

Про взрослых тут без спойлеров вообще не скажешь.
Сразу понятно, что Дина Яновна неживая, но то, кем она оказалась в итоге, было внезапно. И, хотя у директора имя с фамилией не такие, был намек, что это все-таки Яр, брат Яны. Во всяком случае, он упоминал, что именно он вынудил жену одного из господ-братьев выпасть из окна. И с Яной у них странные то ли любовные, то ли родственные, то ли вражеские отношения, когда на людях оба сдержанные и деловые, но то тут, то там мелькнет лишнее движение, недомолвка, намек. Еще любопытно, кто же все-таки завхоз? Который, кажется, даже не показывался?

Внезапно было с Азалией и с игрушками. Интересно обыграно: казалось, будто Азалия - обращение к игрушке, а ведь Азалия-то о себе говорила в третьем лице.

Дина клааассная. Вот тут так же, как и с Иришкой. То дико раздражает, то "обнять и пожалеть", когда узнаешь всю правду. Да еще на этапе, когда она жалеет девчонок. И интересно развиваются ее отношения с Иришкой, которая в ней мать находит. От запирания в подвал (смешанного с заботой, однако! Да и на подвал Иришке все равно, как и на потусторонних девочек из супа, так что никакое и не наказание толком) до трогательности.

Ну и если без спойлеров: директор офигенный. Вся эта причесанность-ухоженность и кровавые пятна. И: "Дети, к нам опять комиссия не доехала, пошли закапывать". Манера общения - нечто. Жутковатый, особенно когда у него из кабинета хотят что-то стырить и когда он вот-вот обо всем узнает. Но такой смешной.

Юмор замечательный. Я люблю черный юмор, а тут он особо в тему. Не злой, не жестокий, несмотря на то, что порой жестокость творится (да что там, частенько). Я не знаю, как это так получилось. Тут хоррор настоящий, много моментов, от которых действительно жутко, много нагнетания, ожидания чего-то тревожного. Но впечатление светлое. Жутко, стремно порой - а светло. Не отравляющая жуть, а бодрящая, вызывающее желание жить.

К тому же замечательный язык. Образный, рисующий происходящее приглушенными красками со множеством оттенков и переходов. Язык, опять же, с глубиной, как и сама история. В меру ироничный. Сравнения меткие, емкие, например:


Калейдоскоп. Вот на что походила колония на острове Зелёном. Он принадлежал ей когда—то. Плотная трубка, летящие стёкла, складывающиеся в затейливые узоры. Случайный набор пёстрого многоцветья, подобранный при этом весьма рассудочно. И тут тоже существовал принцип. Как пьеса в театре, соединяющая актеров.



Масляное лоснящееся солнце вполовину завалилось за верхушки деревьев ненужной игрушкой.

Описания вообще воздействуют не только на зрение, но и на слух, обоняние, осязание - особенно явно в отношении слабовидящей Листик. Точно описываются ощущения героинь, что оживляет девочек еще больше:


Листик ввинтилась в калитку, скрип которой поглотил окружающий шум. Ноги кололо мелкими иголками отходящей судороги, слушались они еле—еле. 


Ложка разила сладким, ванильно-кремовым, настолько резким, что аромат перебивал горько—въедливый запах лежалой сухой бумаги, исходящий от старых книг. 

Сюжет добротный, все на своих местах, и финал достойный. Все, что так или иначе затрагивалось в истории, в итоге играет роль в финале. Читаешь и удивляешься, как в итоге оказывается важным то, что казалось просто небольшой деталью и раскрытием характера девочек. Открываются предыстории - что удара в солнечное сплетение от безобидной Листик, что обрядов Иришки. По-новому воспринимается то, как Иришка вспоминает маму.

Среди образов еще отмечу близнецов (и тройняшек), образ затопления комнаты, кукушку, которая постепенно выходит из строя. Отсылки к сказкам и к мифологии, отсылки к детским страшилкам, отсылки к Библии. Кровь - это же вообще символ жизни, как и вода. А тут символов, связанных с водой, очень много. И мельница, которая в фольклоре тоже эдакий проводник между мирами, и живая-мертвая вода.
кстати, иначе воспринимается и Оленька с ее супом. Они там все по сути мертвы, и Оля, выходит, поделилась со всеми кровью? Как потом делились кровью с ней самой и с поскребушками.


Поскрёбушки (емкое слово, четкое, одновременно вроде милое и жуткое, и похожее на "воробушков") - неупокоенные дети. Там всюду неупокоенные души людей на острове, а сам остров - место где-то посередине между адом и раем. И еще насчет Иришки, которая провожала крыс и прочих зверят: это ведь отсылка к: "Дух ли животных уходит вниз, в землю"? (точное звучание не помню).

Вообще на удивление в этом мире (где также емко, несколькими чертами показано, что это некий постапокалипсис, а в стране происходит та еще дичь) мертвые оказываются душевнее живых. Таких, как владелец притона или мать Иришки.



А живые… живых опасаются. Живые улыбаются добродушно на людях, а после завяжут рот и мучают по—всякому, а расскажи не поверят, воображение, мол, у девочки живое.


И еще после прочтения хочется думать и думать, выискивать новые смыслы. 

Сначала не въехала, какие братья придут, а потом ка-а-ак въехала. Так круто, когда многое открывается после прочтения. И что Азалию тройняшки в самом деле убили. Насколько ее вообще можно убить.



В общем, история шикарная. О жизни и смерти, о ценности живого, о том, что надо бороться, но надо уметь отпустить. О взаимопомощи и дружбе, о настоящей искренности. О том, как в любом случае важно бороться и делать выбор. Очень светлая, действительно добрая история. В этом она сродни Ёлке: кажется мрачной и суровой, а на самом деле в первую очередь трогательная.

И кстати:
А ведь Ёлка с Листиком наверняка смогут вернуть к жизни целую страну.

+60
154

12 комментариев, по

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

Ксения Ангел
#

Какой прекрасный анализ замечательного текста!

 раскрыть ветвь  1
К.С.Н. автор
#

Спасибо^^

 раскрыть ветвь  0
Анна Крылоцвет
#

Очень понравилась рецензия, захотелось и книгу прочесть)) 

 раскрыть ветвь  1
К.С.Н. автор
#

О, это лучшее, когда после рецензии ее хочется читать. Потому что ну очень качественная и шикарная книга 

 раскрыть ветвь  0
 раскрыть ветвь  0
 раскрыть ветвь  2
К.С.Н. автор
#

Спасибо)

 раскрыть ветвь  1
Любава Горницкая
#

Вау! Спасибо огромное за такую вдумчивую и подробную рецензию, за вчувствование в текст! 

Оленька, да, действительно поделилась, потому и пытается добыть кровь у других. Завхоз был мельником, давно, при братьях Ильяниных ещё, в тексте есть намëк на это, но там совсем мало)) С Иришкой именно эта отсылка. 

Деталек-пасхалок-аллюзий разбросано было много, если их ловить, можно догадаться о всяком (надпись на могилах "ничейных девочек" Ильяниных, ,сами их имена, строка из стихотворения о качелях, которую вспоминает Иришка, картина Флавицкого "Княжна Тараканова" (если вспомнить, как она выглядит), бабочки и их символика, запах горелых спичек, который сопровождал Дину Яновну, отражение в финале; крысы, дети и песня в сочетании— это всë мелочи, которые не просто для красоты))). 

И да, история действительно задумывалась в о дружбе, о свете в темноте, об осознанном выборе. Через смерть и боль, темное и неприглядное увидеть подлинное и живое. 

Ещё раз спасибо за замечательную рецензию! 

 раскрыть ветвь  1
К.С.Н. автор
#

Спасибо большое за книгу и за такие впечатления!)
Я еще про братьев забыла написать, а там история вообще крутая и вах. Да, сразу видно, что все мелочи (а на деле не мелочи) - они не просто так, и всех не перечесть. А княжна весьма похожа на Иришку. И гамельнский крысолов, и вообще столько-столько всего. Книга, которая еще и для перечитывания, потому что обязательно новые грани откроются. Так круто. И очень светло)

 раскрыть ветвь  0
Zoe Glitch
#

Да, отличный роман. 

 раскрыть ветвь  1
К.С.Н. автор
#

Полностью согласна

 раскрыть ветвь  0
Написать комментарий
30K 5 371
Наверх Вниз