Рецензия на роман «Первый Ангел» / Дан

Рецензия на роман «Первый Ангел»

Размер: 410 247 зн., 10,26 а.л.
весь текст
Бесплатно

Давно не приходилось читать книги, над которой надо было бы так думать.

Читая книгу «Первый Ангел», я каждый вечер предвкушала встречу не столько со своеобразным стилем, супергероем Мефистоном –  этим, как он характеризовал сам себя, «одноглазым королем в стране слепых», –  не с обилием сюжетных поворотов, а со сногсшибательной идеей. Изменить мир с помощью одаренных людей! Что может быть гениальней и, в то же время, проще?

Главное, хотя речь идет о таланте особого рода – психическом, оказывается их не так уж мало вокруг, получивших сей клад с рождения. Интрига в том, что эта, простая с виду, идея не проста в осуществлении, так как очень талантливые и очень ранимые люди вынуждены прятаться…

Если по порядку, то все началось с того, что маленький Миша осознал в себе голоса. Их было два. Они взялись как бы ниоткуда и часто вещали прямо из головы. И много чего советовали. Например, убить своих родителей. Он назвал их по своим ощущениям одного Красным, другого –  Синим. «Красный был воплощением кровавых и агрессивных импульсов, духом бдительности и подозрения…» «Синий голос…внутренний мудрец и толкователь нового, спокойный и рассудительный…никогда не противоречил Красному, просто выражал другой угол зрения». Голоса назвали Мишу Мефистоном. Мальчик жаловался родителям. Те не сразу, но потащили его к психиатру. А мальчик не будь дураком припугнул оного разглашением персонального контента – надуманного, но оказалось, влистил –  и дело в шляпе: остался Меф при красном и синем голосах и без «таблеточек». Были ли голоса «порождением Мефистона или самостоятельными сущностями…одна загадка из многих». В любом случае, потребовались дисциплина, самоконтроль, железная воля, чтобы скрывать свою «особенность» и чтобы не стать мостом, через который безымянные и непознанные существа – Демоны – проникают из Нави в Явь.


Повествование, начатое Степаном Андреевичем Зотовым в книге «Голоса», продолжилось в книге «Первый Ангел». С одной стороны, в книге освещены проблемы современной психиатрии с ее медикаментозными схемами, с другой –  нетрадиционный способ трактовки и лечения психических заболеваний, которые, якобы, часто представляют собой не что иное как одаренность людей нестандартными способностями.

По современным психиатрическим критериям, сам Мефистон(фанатик с идеями глобального мирового переустройства, с голосами и видениями в голове) не кто иной, как человек с «нарушениями» мышления, которые рекомендуются к коррекции. 

Еще будучи юношей, Меф уяснил, что этих довольно уязвимых людей-могов много больше, чем кажется. Потому что, увы, свои таланты им приходится скрывать и уходить в подполье со смертными печатями и клятвами соблюдения тайны. Для того создана сеть организаций под названием КРУГ. Они служат благородной защите не известных миру гениев иллюзий, перемещений и телепатии. 

В Круге своего города Мефистон находит подобных себе одаренных особыми психическими свойствами людей и овладевает ювелирно отработанными методами иллюзии, перемещения и телепатии. Теперь наш герой без труда камуфлирует свое отличие от «нормальных» людей, вплоть до того, что становится действующим психиатром. Юноше кажется, что это то, что необходимо и достаточно для переустройства мира. Вооружаясь знанием о расстройстве психики изнутри, наш герой ищет и находит действенный способ лечения психозов. Его выдающиеся успехи в этом деле, а затем и демонстративные кровавые акции мести вызывают страх и ужас не только среди не долеченных секс-маньяков, но и в среде Круга. Разговор с Куратором обнажает давно подозреваемую Мефистоном инициацию и защиту тайного сообщества богами Нави…

Меф обнаруживает, что Круг –это гетто, которое отделяет могов от участия в общей жизни человечества и функционирует по принципу «как бы чего не вышло». Разбираясь в сути явления, главгер приходит к выводу, что страдают не только моги –  люди, одаренные особыми способностями –  но и весь мир, которому те могли бы помочь двигаться вперед, развивая и обучая людей психическим трюкам. 

С этого момента целью Мефистона становится разрушение Круга, тормозящего развитие цивилизации. Вопреки прямым угрозам со стороны Захарии, изобличенного нашим героем как представителя Нави, он идет навстречу возрастающей опасности. Руководствуясь девизом «делай что должно, и будь что будет», он создает тайную оппозицию: группирует команду ангелов из вылеченных психических больных и соединяет их с отобранными из Круга учениками. Каждому дается задание доставить к месту предстоящей встречи с руководителями Круга деталь некого устройства мощной разрушительной силы.

Задуманное получается. При встрече с участниками Круга Мефистон с предоставленной ему для оправданий сцены заявляет свою программу и вызывает на подмогу Меч Зари. Головы четырех членов комиссии отсекаются, и главгер, сталкивая обезглавленные трупы на пол, вступает в единоборство с Захарией, одержимым Демоном.  Побеждает. Но Демон переселяется в одного из Ангелов. Сборище вот-вот перерастет в бойню, в которой непременно погибнут участники обеих сторон… Однако соратники нужны Мефу для дальнейших свершений, кроме того, они невиновны и…кем же он будет править в обновленном царстве? Магические трюки позволяют избежать мясорубки…

 Итак, здесь и сейчас Мефистону удается осуществить свой план. Из «Заключения» книги следует однако, что при этом рушится лишь один из пластов иерархии Темных Богов, обеспечивая им построение более прогрессивного уровня проявленности.

Где же светлые силы?  Почему не проявляются они?  –  может возникнуть вопрос.

 Космогония Мефистона не предусматривает «светлых» богов. По его мысли, свет исходит от человечества, формирующего понятие «хорошо и плохо», существующие в Нави Боги, в этом отношении, нейтральны. Они обитают в другом измерении, их мышление, образность и целеполагание не соприкасаются с человеческими, за исключением одного –  жажды власти.

Этим фундаментальным, с точки зрения Мефа, вектором определяется бытие в Яви и потустороннем измерении – мире Хаоса. Именно благодаря знанию данного сакрального закона и применению его на практике, Мефистон побеждает. Другими словами, с помощью карающих инструментов он исполняет намеченную миссию –  добивается максимального – возносится над Кругом и грешной землей, переходя в статус Ангела.

Печально, но оказывается, что это не единственный уровень мировой иерархии.

…На месте событий, где все пропитано запахом крови, мы видим мужчину и женщину. Их диалог многозначен. Из него можно сделать вывод: Мефистону было позволено победить, так как это было предначертано. Кем – остается неясным, но имя его –Архитектор Судеб. Боги стремились помешать победителю лишь для того, чтобы он поверил, что «все было по-настоящему». Чтоб ощутил вкус победы через пролитую кровь, а, возгордившись, стал Демоном. А все для того, чтобы обеспечить «грандиозный пир на столе Богов».

Как-то эта история напоминает миф о Люцифере, первом ангеле зари, спервоначалу несущем миру свет…

«Матрешечная», многослойная трактовка событий ослабляет позицию примата человека над силами хаоса, но зато подчеркивает неопределенность и неоднозначность событий в любом их варианте.  Мужчина подтверждает: «Любое развитие событий согласуется с планами Архитектора Судеб». Мы же поднимаем палец на слове «любые».


Какие еще недостатки книги можно было бы отметить –  разумеется дискутируемые? Они тесно связаны с достоинствами авторского проекта. Автор стремится к созданию модели будущего мира, эмерджентного сущему, смело, рискованно… и концентрированно. Несмотря на тщательно спланированный экшн, книга имеет характер конструкции, которая, преодолевая неустойчивость, должна, казалось бы, все более обрастать «мясом». Но хорошо это получилось только с главными героями, которые архитипичны, и Дама есть прообраз первой женщины – Лилит. 

Сложность задачи, поставленной автором книги, очевидно, определяют и недостатки.

Помогут ли в анализе другие книги?

Если сравнить данное произведение с известной книгой Кена Кизи, то накал страстей в изображении первого опыта по телепатическому вторжению в мозг пациента приблизительно соответствует кульминации «Полета над гнездом кукушки».

Изображая могов, ирреальных людей, которые прячутся в сектах, в лицо неведомые читателям, «Первый ангел» проигрывает классике жанра. Относительно хорошо мы знаем лишь нашего супергероя и Даму, которая по Сеньке и шапка. Если персонажи Профессор и Иван Сергеевич и стоят на грани смены статуса и возможного перехода в адепты философии Мефистона, то линии их так и остаются незавершенными. На мой взгляд, победа Первого Ангела стала бы внушительной концептуально и убедительной художественно, когда б он встретил или воспитал такого же «второго». По контексту не понятно, случайно или закономерно то, что этого не происходит. Увы, супергерой остается уникальным не только среди могов, но и в команде Ангелов Крови.  

В обеих книгах путь к победе кровав и жертвенен, но “победителей не судят – о проигравшем не вспоминают”. В предваряющем книгу «Первый Ангел» вступлении Автор переиначивает эту поговорку. «Лишь безумные побеждают, лишь победители судят», а следовательно, он на стороне героя-победителя своего повествования. Однако не по всем поднятым вопросам позиция Автора раскрывается так легко. Опять же не совсем понятно, кого считать победителем…

Цикл Оливера Боудена «Assassin Creed» также ассоциируется у меня с «Первым Ангелом».

 Книга «Assassin Creed. Отверженный» написана современным языком: короткими, рубленными предложениями, хорошо передающими динамику скоротечных жизней и молниеносных смертей, что прекрасно отражает смысл, заложенный в серии.

«Первый Ангел» другой стилистики, которая мне понравилась больше тем, что разгадывать ее смыслы и ребусы – удовольствие для мозга, замыленного упрощенно-прямолинейными художественными текстами. Посредством более обращенного к душе изложения, достигаются смыслы такого уровня, которые несут более сложную информацию. Здесь можно перечитывать фразу по нескольку раз, смакуя нюансы, и притом постоянно находить новые. Россыпь пословиц и философские максимы, описывающие парадоксы современной жизни, хорошо вкладываются в канву повествования и позволяют лучше понять баталии Мефистона на рубеже материального и духовного.

Во главе внимания книги «Assassin» тоже необычный мальчик, затем юноша и старше. По месту и времени своего рождения, он обречен на тайные умения и знания для фанатичного служения ордену тамплиеров. 

Сравнивая «Первого Ангела» с циклом «Assassin Creed», можно сказать, что многочисленные параллели(не перечисленные в том числе), по мне, здесь не случайны, а диктуются логикой извечного противоборства Человека с «античеловечностью», будь то порождением Нави или неземной цивилизации. Это не только о борьбе против культов, что всегда актуально по причине социальной составляющей человека. Это о борьбе идеи гуманизма против закона “Зверя”, о котором я говорила выше.

Кровавая концовка очень роднит “Первого Ангела”с “Assassin"s Creed. Отверженный”. В нем главного героя чуть ли не тошнит от вынужденного насилия, и он буквально лезет под меч собственного сына, возможно, желая показать порочность избранного обоими пути.

Но где же та грань, которой «порок» начинается? Где же«незаметный изъян», с которым струна  легла?..Право ответить на этот вопрос предоставляется опять и снова внимательному читателю. Это касается формы повествования и сюжета, и концепции.

По авторскому определению, логике и задачам книга относится к фантастике. По тематике и способам разрешения конфликтов – это фэнтези, но магические атрибуты при этом выдвигаются на арену реальной жизни. Здесь предлагаются логически обоснованные решения проблем, которые без натяжек и явных противоречий «перетекают» из параллельного в реальный мир с его причинно-следственными связями, но по необходимости присутствует и волшебность.

Цитирую отрывок (1-ая гл. «Первого Ангела»): «Что поражало Мефистона на самом деле, это кухонный масштаб мышления магов в большинстве произведений. Что делают маги в мире Поттера – прячутся от людей. Что делают Дозоры? Прячутся от людей…Даже фантазируя о яркой и понятной, изучаемой магии, авторы помещали своих героев в гетто. Обладая волшебством, маги не пытались изменить мир. Не пытались помочь людям. Не лечили болезни, не прекращали войны и голод. Не пытались добиться понимания, уважения с обществом и жить вместе. Статус изгоев или просто свой огороженный мирок иллюзий, в котором происходят значимые лишь для магов события – вот классический сюжет популярных книг. Магия создает проблемы магов и решает их, всё».

Исходя из смысла, противоположного прочитанному, можно определить кредо героя –  Первого Ангела: разрушение стереотипов и традиций, безумие должно привести к слому границ между Явью и Навью. И это будет началом новой эпохи – могущества человека.

Но так ли это?

Хотя освобождение от Круга, как показано в «Заключении» «Первого Ангела», снисходительно позволено вершителем судеб, все же, традиционно караемое «богоборчество», на минуточку, побеждает…

Значит – так… или?

Повторюсь: давно не приходилось читать книги, над которой надо было бы так упорно думать. 

Кажется: здесь многое умышленно завуалировано автором. А что-то даже запутано. 

В образе главного героя, урожденного Михаила, начиная с его прозвища, есть черты падшего ангела –Люцифера, притом, что Архангел Михаил –небесный архистратиг, что в переводе с греческого означает «верховный военачальник», победитель темных сил. Но главный след –противостояние его Богу, достаточно хорошо заретуширован. Кто по книге управляет демонами Нави? Некая, независимая от понятий добра и зла, высшая или «потусторонняя» сила, которая чем дальше, тем чаще называется Темными Богами, а в самом конце, наиболее запутанном, выплывает имя Архитектора Судеб – самого непредсказуемого и, говорят, опасного бога Хаоса, покровителя всего магического. С другой стороны, любая движуха –враг стагнации… В образе на обложке –также ангельские и демонические черты одновременно. Означает ли это посыл «приемли равнодушно»?.. Во всем этом разобраться – черт ногу сломит. Но нужно ли? Автор, создав это произведение, возможно, считает, что нужно. А возможно – и нет. Хорошо бы знать его мнение по этому поводу.


Резюмируя, можно сказать, что произведение интересно тем читателям, кто задумывается о структуре мира, о месте человека в нем, проявленных тайных пружин развития, о принципиально другом, по сравнению с нашим, бытии. Тем, кто не боится ответов, порождающих другие вопросы… 

Основная мысль о том, что никто, кроме человека, не освободит его от уз страха, донесена в полной мере. Однако есть и тревожные звоночки. Лабиринт Архитектора Судеб так искусен, что пройти, не испачкавшись, дано лишь самому чистому в помыслах существу. 

В целом, книга «Первый ангел» кинематографично показывает кровавую бойню «ангелы– демоны», взаимные превращения со вселением в ангельские тела и проникновения духов в наш мир из Нави.

Важно, что автор «Первого Ангела» выбирая очень непростое поле для сражения с темнотой Хаоса, выработал оригинальный жанр и стиль, а потому внес позитивный вклад и дискуссионный накал как в сфере литературы, так и в идею совершенствования прекраснейшего из миров)

0
47

0 комментариев, по

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

Написать комментарий
25 0 1
Наверх Вниз