Рецензия на роман «Когнитивная симфония» / Артём Виноградов

Рецензия на роман «Когнитивная симфония»

«Когнитивная симфония» - вторая часть цикла «Когнитивные истории» вслед за «Метаморфозами сознания», с которыми я тоже в свое время ознакомился. И тут стоит сделать первую остановку, чтобы оценить место книги в цикле и в авторской вселенной. С одной стороны, Симфония – самостоятельная история. Не замкнутая полностью на себя (Хелена Моргенсен упоминается, а Келлер и вовсе действует как один из героев), но вполне независимая сюжетно. С другой стороны, для полного восприятия истории необходимо четко понимать концепцию ординаторов, которая здесь хоть и объясняется, но лишь кратко. А в Метаморфозах этому вся книга посвящена. Посему для лучшего понимания мира первую книгу лучше не игнорировать. Тем более что она очень даже ничего, хотя и не без огрехов.

***

И здесь можно плавно перейти к оценке собственно мира. Человечество (весьма ограниченный кусок человечества) сбежало от ядерной войны на Фрейю. Сбежало на ковчеге. Судя по всему, уже там ученые, которые и составляли немалый процент сбежавших, изобрели «варп». 

По ремаркам в Симфонии можно узнать, что за прошедшие со времен Метаморфоз сто лет люди успели колонизировать еще минимум три планеты, а сама Фрейя разделилась на государства, ведущие гибридные войны. В это время группа ученых в тайне снарядила корабль, чтобы сбежать на пустынную планетку и проводить там свои секретные эксперименты. Группа ученых сбегает от сбежавшей группы ученых. Думаю, вы оценили юмор. Там они озаботились созданием «правильно думающих» людей, могущих составить основу идеального общества. А в перерывах на кофе терраформировали планету.

Насколько это реально? Здесь меня волнует два основных вопроса.

  1. Формирование общества, весьма сильно отличающегося от привычного нам. Сколько прошло – два-три поколения? Я весьма далек от социологии, но тут есть два фактора – полная изоляция и генетические модификации. А в книге упоминается, что все жители Клэр так или иначе модифицированы, в том числе в направлении когнитивистики. Так что да, этот фантдоп можно считать оправданным.
  2. Терраформирование. Конечно, совершенно неважная для сюжета вещь, но… мы же про Скумбриева говорим, в конце концов! И тут меня терзают смутные сомнения. Хватило бы времени на то, чтобы мертвую изначально планету сделать пригодной для обитания? Мне всегда представлялось, что это вопрос сотен лет. Оставляю на совести автора.

Собственно, на такую вот планетку и рухнул «Андрей Комаров, майор космического флота Объединённой Фрейи». И всё заверте…

***

Впрочем, «завертелось» – немного не то слово. Сюжет книги вышел ровным, размеренным, без каких-то пиков и переломов. Разыгран как по нотам. Это одновременно и плюс, и минус. 

С одной стороны, линия сюжета выверена до мелочей, придраться мне не к чему. И читается книга благодаря этому «на ура». Вторую половину текста я дочитывал, не прерываясь. Интрига присутствует, факт.

С другой стороны, совершенно противоположная картина возникает уже после прочтения. В любом литературном произведении я очень ценю послевкусие. Здесь его нет. Послевкусие складывается из многих вещей – это и сюжет, и язык, и герои – обо всем еще будет разговор. Но какой подпункт ни возьми, главное для послевкусия – какая-то острота, оригинальность, внезапность. Как ни крути, ровность повествования этому не способствует. Через несколько дней я помнил сюжет, но лишь целиком, монолитно, а вот отдельные эпизоды не вспоминались. Нет тут эпизодов, которые хотелось бы смаковать.

Но есть очень важный фактор, который описанную ровность полностью объясняет. Более того – делает ее единственно верным приемом. Один из лейтмотивов книги – так называемое «думание правильно»; мышление максимально объективное, свободное от когнитивных искажений. Так каким же еще мог быть сюжет книги, где все (я еще раз подчеркиваю – все) герои стремятся думать правильно? Да, герои порой ошибаются. Да, нас приводят к мысли, что такое мышление – далеко не идеал. Да, книга во многом посвящена любви, которая противопоставлена «правильному» мышлению. Но это не перебивает основную линию. 

Поэтому, беря в руки Симфонию, надо понимать, что резких поворотов сюжета и бурного экшна ждать не стоит. Напряжение будет (небольшое), катарсиса – нет. Впрочем, книга и не о том. А основной интерес создают герои.

***

Герои в Симфонии делятся на два типа – люди и ноты. Причем, первых мало, заметны трое. А вторых – Капитан, на помощь! – аж семеро. И они берут на себя основную сюжетную и идеологическую нагрузку.

Надо быть честным – главный герой получился во многом статистом. Я могу вспомнить всего два-три случая, когда он принимал собственные решения, да и то они были во многом продиктованы внешними обстоятельствами. А уж в концовке он и вовсе предстал истеричкой в лучших традициях Гарри Поттера.

С нотами ситуация совершенно иная. Мне вообще видится, что именно они являются главными героями. Семеро девушек-клонов в облегающих комбезах. Отличается только цвет волос и характер. Хотя нет, не только. Еще степень ординаторности. Это любопытный момент. Если в Метаморфозах звание ординатора было исчерпывающей характеристикой, определяющей все, то в Симфонии генетические эксперименты Келлера перевели определение ординатора скорее в область нечеткой логики. Никаких разъемов на шее, только степень изменения мышления. Процент.

Задумка удалась. Девушки вышли одновременно одинаковыми и разными – от почти человеческой Соль до чистого ординатора Си. Наибольший сюжетный интерес представляет, конечно же, Ре – она ведет за собой Андрея, вокруг ее образа строятся рассуждения о любви ординаторов. Но лично мне интереснее было следить за До. Созданная бойцом, офицером, она претерпевает наибольше изменения и перестройку мировоззрения.

Но есть еще один герой. Эпизодический, всего с несколькими репликами и смертью в первой же главе. Рашель. Ординатор, которая летела вместе с Андреем на планету. Ее имя красной нитью проходит через весь роман. Ее поступок меняет отношения Андрея к ординаторам, и позже в своих рассуждениях он постоянно возвращается к ней. Пожалуй, даже можно сказать, что именно она – мой любимый герой Симфонии.

***

Что еще осталось обсудить? Язык. Язык книги вышел ровным, размеренным, без каких-то пиков и переломов. Разыгран как по нотам. Это одновременно и плюс, и минус… 

Гхм… Кажется, я повторяюсь. Впрочем, абсолютно намеренно. С языком реально та же самая история, что и с сюжетом. Вадим не радует языковыми изысками, но и придраться ни к чему не хочется. Почти…

– Спасибо, – Соль взяла протянутую чашку так осторожно, точно та была сделана из готового растаять в тёплой ладони галлия.

Да, господа. Галлия. Нет, я знаю, что такое галлий. И верю, что герои знают, что такое галлий. Но подобные научные сравнения порой бывают совершенно не к месту. И да, я знаю, что Вадим не собирается от них отказываться. Он сам мне говорил. И я это уважаю. Но блин! Впрочем, это не самый ненатуральный момент в книге. Послушайте:

Андрей бросил быстрый взгляд назад и тут же вскинул пистолет. Выстрел ударил по ушам нотой «соль», влезший на перила балкона мужчина охнул и, схватившись за горло, упал на площадку.

Все хорошо, да? Да. Но дальше происходит это!

Вторая пуля досталась Ля.

Невидимый кулак отбросил её назад, алые брызги россыпью окрасили белый пластик обоев.

Откуда этот Голливуд?! Только что левый боевик абсолютно нормально рухнул после попадания пули. Но стоило пуле попасть в известную и важную героиню, как ее отбрасывает назад невидимый кулак! Эта сцена выбила меня из атмосферы текста на несколько минут. Потому что я тупо ржал. Картинка-то красивая, я не спорю. Но она из другого фильма.

Впрочем, мелочь. Есть другой момент, на который надо обратить внимание. Более серьезный. Я в своей рецензии уже не раз упомянул выражение «думать правильно». В книге, как вы догадались, оно встречается гораздо чаще. А если к расчетам добавить словосочетание «когнитивные искажения», то концентрация становится совсем неприличной.

Да, я прекрасно осознаю, что книга посвящена этому. Да, Вадиму нужно было донести мысль, и он ее донес. Но это все же художественная литература, а не диссертация. Тоньше надо работать. Ибо повторы эти под конец начали меня просто доставать. И проблема даже не столько в повторах самих по себе, сколько в том, что они слишком авторские.

В те моменты, когда герой – майор космического флота – начинает рассуждать о когнитивистике и «думании правильно», имя «Андрей» становится слишком похожим на «Вадим». И это просто невозможно игнорировать.


И даже если речь идет об авторских абзацах, это не сильно меняет дело. Чем больше в тексте автора, тем меньше в тексте атмосферы. Меня это сбивало и напрягало.

***

Что же в результате?

Хороший текст, который хочется поставить на полку. Тем более что обложечка (авторская!) очень даже ничего. Но я не уверен, что мне захочется книгу перечитывать. Я бы даже сказал, что Метаморфозы для меня вышли интереснее и зацепистее. Симфония сильнее литературно, это неоспоримо. Но Метаморфозы сильнее сюжетно в плане увлекательности. Да, можно сколько угодно говорить, что «Когнитивные истории» - литература серьезная. Это факт. Но я всегда придерживался мнения, что хорошая литература должна соблюдать баланс между серьезностью и увлекательностью. И да, я выше объяснил, почему считаю такое построение сюжета в Симфонии правильным. Вот только факта это не отменяет.

Но! Я подчеркну еще раз. Симфония – хорошая книга, которую интересно читать, что бы я там ни болтал выше про сюжет и язык. Я ее проглотил быстро, а это показательно. И мне нашлось, над чем задуматься. И это еще более показательно.

Итоговый вердикт – годно. Жду продолжения.

+14
187

3 комментария, по

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

Вадим Скумбриев
#

В те моменты, когда герой – майор космического флота – начинает  рассуждать о когнитивистике и «думании правильно», имя «Андрей»  становится слишком похожим на «Вадим». И это просто невозможно  игнорировать.

Возможно. Хотя я там и продвигал момент, что ему в общем-то рассказывают об этом)

Мне вообще видится, что именно они являются главными героями.

Так и есть. Андрей здесь - как Уотсон в рассказах про Холмса: POV, но не главный герой.

Никаких разъемов на шее, только степень изменения мышления.

Ну, у Си и Фа они таки были. 

В сущности, спорить тут не с чем, ты совершенно прав. Книга получилась слишком серьёзной. Недостатком, однако, я это не считаю - так или иначе, она получилась удачней Метаморфоз по всем фронтам. Скорее всего, пресловутая ровность следует из двух вещей: полная нарративность повествования - оно нигде вообще не прерывается - и камерность происходящего, о чём мне многие писали. Но так уж получилось.

А вот что будет с третьей - поглядим. Там точно будет не камерный сюжет.

 раскрыть ветвь  2
Артём Виноградов автор
#

Хотя я там и продвигал момент, что ему в общем-то рассказывают об этом)

Продвигал. Но как я и сказал дальше, что суть не в его просвещенности на эту тему, ибо сбивало даже в авторской речи. Проблема в том, что ты слишком на это пресловутое "думание" напираешь.

у Си и Фа они таки были. 

Были, помню. Не совсем точно сформулировал.

Скорее всего, пресловутая ровность следует из двух вещей:

Так и есть. Но вот как раз я на камерность особого внимания не обратил.

Кстати. Ты в Метаморфозах список литературы добавлял. Здесь будет?

 раскрыть ветвь  1
Написать комментарий
336 3 7
Наверх Вниз