Евгений Щепетнов @martin12005 - Комментарии
81 909 897 517

Был на сайте

Написал комментарий к посту Именитые тоже плачут-2 Продолжение шоу

Ха ха ха... Которые сутки пылают страницы. ))) Продолжение. Пехов против Дивова.  

https://www.facebook.com/alexey.pehov.7/posts/4658053747599530

Пехов, кстати, умница мужик. Хотя книги его мне не нравятся, а вот как человек - он на высоте. Так бывает, да. Бывает, что я дружу и с теми, чьи книги мне не нравятся. )) Ну просто не заходят, и все тут. Не мое.

Написал комментарий к посту Именитые тоже плачут?

Да, с Лукьяненко хороший пример. Было очень смешно. Но кстати среди всех Лукьяненко самый так сказать...хмм..добродушный. Ему незачем злопыхать, он и так в шоколаде. А вот остальные из старой гвардии резко просели.

Написал комментарий к посту Именитые тоже плачут?

Ребята, я стараюсь держаться в информационной струе, кое-что знаю из  кухни издательств. И немудрено - издаюсь-то достаточно давно (если считать давно - 8 лет). Издано где-то около 70 книг (точно не помню сколько), пишу 78 или 79 книгу, тоже не помню. Сбился. Так вот видел всякое. И никогда не пользовался никакими к себе послаблениями. Хотя и выпивали мы с издателями - на том же РОСКОНе, и с писателями. Тот же Дивов он всегда держится особняком, в своей тусовке "мэтров". И у него всегда было презрительное отношение к "серой массе", читай - основной группе писателей, на которой собственно сейчас и держится художка того же Эксмо. Многие признанные мэтры повылетали к чертовой матери, а мы все скрипим и скрипим, хотя теперь гонорары, что платит Эксмо, годны только на конфеты. Так...приятная прибавка к электронке и аудиокнигам. Господи, ну чего я только не видел за это время! И взятку в пятьсот тысяч чтобы издали (Ангелова такого помните? то-то же), и гонорары, с которых я сразу пошел и купил новую иномарку. И невыплаты по нескольку месяцев, когда издательству было похрену - сдох я, или еще жив, неинтересно - на что же я живу. Все было. И сейчас, с развитием электронки - я, и такие как я просто вздохнули. Ша! Кончилось рабство! Кончилось засилье рабовладельцев-издателей! Теперь мы сами по себе - они сами по себе. Это только МТА мечтают об издании в бумаге. Мы же мечтаем о хорошей экранизации и нормально зарабатываем хорошие деньги на том же АТ (спасибо его создателю, если бы не он...). Литература будет жить! Будет развиваться! Только уже в электронке. И это нормально. А рабовладельцы, монополизировавшие рынок бумажных книг - идут нахрен. С барабанным боем. Обойдемся!

Будем жить!

Написал комментарий к посту Именитые тоже плачут?

а он уже не продается. последняя книга издана в Т8, то есть что-то вроде "печать по заказу". стоит книга 1500 рублей. само собой - ее не покупают. Эксмо уже его не издает. не покупают.

Написал комментарий к посту Именитые тоже плачут?

Это начинающий гениальный пейсатель. Не обосрешь - не поднимешься. Они все так думают. И кстати - большинство хейтеров из непризнанных МТА. Вы аннотацию к его опусу посмотрите. "спецназовец владеющий самбо"! )) Бггг...школоло, конечно же.

Написал комментарий к произведению 1972. ГКЧП

У меня есть правила, которые я еще ни разу не нарушил с первой изданной книги.

1. Главный герой всегда жив.

2. Книга объемом не менее 12 ал. Меньше - это жульничество, обман читателя. Только одна книга у меня 8 ал - самая первая, не изданная, которую я и не планировал издавать, а писал для себя. Это "Колян".

Написал комментарий к посту Поговорим о сексе

давно уже каждый адекватный человек знает, что фраза вырвана из контекста. и это стеб над упоротыми хулителями "совка" человеком, который вырос и развился в СССР. чтобы этого не понять - надо быть не знаю каким.

Написал комментарий к посту О Большой литературе, "юзефовичах" и либеральной тусовке.

Вадим Чекунов

2 дн. · 

Врать. Поучать. Доминировать.

Продолжаем сеансы разоблачения и раздачи по заслугам проходимцам от литературы и критики.
В прошлый раз заслуженную порку получала критикесса Анна Жучкова, персонаж больше безобидный и смешной, чем вредный.

Сегодня же настал черед отведать "горяченьких" фигуре куда как более значимой - мадам Юзефович, больше привыкшей самой выступать на сцене в образе доминатрессы.

ИНЕССА ЦИПОРКИНА. "ПЕНА ДНЕЙ".

#новая_критика #ципоркина #г_юзефович #имхоч #альтерлит #доминирование

Кто не знает Галины Юзефович, высказывающейся о себе без ложной скромности? «В сегодняшнем литературном пространстве я — единственный человек, который пишет обзор каждую неделю, а летом — каждые две недели. Никто, кроме меня, не делает этого регулярно и в таких количествах. Отчего я и доминирую, прости господи, в этом пространстве». Друзья поддерживают: «Появились и звёзды критики, самая яркая из которых — Галина Юзефович, и звезда филологии — Олег Лекманов. Елена Шубина — наиболее крупная звезда среди издателей» — рассказывает О. Бугославская («Критика: последний призыв»).

Хотя не столь «дружбообязанные» куда скептичнее относятся к звездам вроде Юзефович (и прочим из перечисленных О. Бугославской). Они скорее согласятся с высказываниями Николая Анастасьева («Трель жаворонка»). Когда критикесса описала свой главный критерий оценки текста: «Не бывает незамеченных критикой великих романов! Вот разве что “Петровых в гриппе” мы чудом нашли!» — почтенный американист парировал: «…с успехом как-то не всё очевидно.
Эдгар По умер в безвестности, Герман Мелвилл — тоже, на смерть автора эпохального, действительно великого, как впоследствии выяснилось, “Моби Дика” откликнулась всего одна нью-йоркская газета, да и то автор некролога умудрился перепутать имя, назвав усопшего Генри».

Истинно так. История знает множество шедевров, причем не только литературных, авторам которых не довелось узнать славы при жизни, а после смерти их ждало долгое, но, к счастью, не окончательное забвение. Собственно, заветная мечта всякого историка искусства — найти такое забытое произведение и открыть его миру. Время от времени она исполняется, эта мечта. Ну или кому-то кажется, будто исполняется.

Поэтому хотелось бы рассмотреть некоторые чудесатые чудеса, кои нам обещает Галина Леонидовна. То и дело по Сети разносится: «Новый Гоголь родился!»

Примеры навскидку, обнаруженные практически в каждом посте Г. Юзефович на портале Meduza:

— «так плотно, странно, страшно, поэтично (позволим себе разок употребить это затертое слово) и при всем том обжигающе точно у нас сегодня не пишут»;
— «настоящий писатель, способный каждый раз ловить и привораживать читателя по-разному»;
— «определенно одна из главных книг, написанных по-русски за последние годы»;
— «со всей определенностью позволяет назвать сборник “Конец света, моя любовь” одной из главных — если не главной — книгой нынешнего года»;
— «даже в нынешнем виде “Чернокнижник” даст сто очков форы половине романов из шорт-листа премии “Русский Букер”— трудно представить себе лучшее — более теплое, плотное, материальное и вместе с тем столь воздушное — чтение для той долгой и темной зимы, которая нам предстоит»;
— «настоящая большая литература — и даже если у вас есть вопросы к романам Прилепина, в данном случае все на удивление просто, понятно и однозначно: сама жизнь, отлитая в слова, и беспримесное читательское счастье»...

Так пишут у нас или не пишут у нас «для беспримесного читательского счастья»? Среди расхваленных есть и те, кого Галина Леонидовна явно собирается внести в число своих «креатур», и те, кто сам может взять ее (или не взять) в «креатуры», но от критики. Однако многие неумеренно расхваленные «новые Гоголи» давно уже стали предметом насмешки.

Взять хотя бы уральское «чудо по фамилии Сальников». Его произведений Г. Юзефович как только не хвалила: «пишет Сальников как, пожалуй, никто другой сегодня — а именно свежо, как первый день творенья... из всех щелей начинает переть и сочиться такая развеселая хтонь и инфернальная жуть, что Мамлеев с Горчевым дружно пускаются в пляс, а Гоголь с Булгаковым аплодируют». О чуде нам твердили год с лишним, из каждого утюга, сняли по пресловутым «Петровым» сериал — и что? А то. Все как есть неправда.

Открываем книгуА. Горбуновой, автора из тех, «кто пишет, как вообще не пишут». Галина Леонидовна вещает: «…природа дарования Аллы Горбуновой по-настоящему уникальна. И именно эта уникальность позволяет ей порождать тексты настолько отличные от всего прочего и вместе с тем безошибочно узнаваемые, укорененные в толстом культурном субстрате и в то же время написанные словно бы с чистого листа — так, словно всей предшествующей традиции не существует».

Помилуйте, текст, состоящий из рефлексий вроде: «Я поняла, зачем мне Бог, и он стал мне больше не нужен. А нужен он мне был потому, что хотелось быть частью сообщества, семьи, хотелось какой-то альтернативы, и еще я очень боялась, что после смерти ничего нет», — это написанное «с чистого листа»? А что тогда практически вся классика, вечно занятая то богоискательством, то богоборчеством?

Или взять роман А. Иванова «Тобол». Г.Юзефович неустанно понукала читателя к прочтению и восхищению оного. С упорством не критика, но продажника. Дескать, преодолейте и восчувствуйте: «Если вам удастся преодолеть разочарование и все же занырнуть в “Тобол”, то, поверьте, выныривать не захочется». Но зачем, скажите, читателю следует преодолевать себя и разочарование? Отчего нам постоянно попадается это самое требование «занырнуть» в какой-то подозрительный водоем, если не с болотницами, то уж с пиявками наверняка?

Всем памятен конфуз с эгобеллетристикойА. Старобинец. Книгу «Посмотри на него» Галина Леонидовна не просто вручала, а прямо-таки навязывала читателю, жёстко доминируя над ним: «И это делает “Посмотри на него” окончательно обязательным к прочтению». Но и здесь чудо-обязаловка обернулась пустышкой, а рекомендации— антирекомендациями.

Воля ваша, а ощущение такое, словно мы с книгоиздатом в казино играем: ставки на сирену-критика делает издатель, но деньги берет не столько из своего, сколько из читательского кармана.

Поговорим о критериях оценки, которыми руководствуется «доминатрисса критического пространства», заявляя: «После достижения определенной цифры продаж книга переходит в разряд социальных феноменов — и уже в этом качестве заслуживает самого пристального внимания и уважения, вне зависимости от эстетических недостатков или, напротив, совершенства». Получается, бог доминатриссы — это продажи. Ну, тогда Стивен Кинг (которого Галина Леонидовна всерьёз считает великим писателем) побивает русских классиков как младенцев. Но причем здесь литература?

Неважно, причем литература, зато критик при деньгах. «Бабло», похоже, рулит не только литературным, но и критическим процессом. И оттого критику такого рода не стоит называть критикой — она явно что-то иное.Недаром Н. Анастасьев замечал, что это«пена, и чем гуще она, чем пышнее, тем лучше. Ничего обидного тем самым в виду не имею: в конце концов, любая реклама — а ведь, убей бог, уговорам в духе “самый-самый” иного имени подобрать не могу — это взбивание пены».

Однако есть один нюанс: реклама не бывает независимой. Это попросту не в ее природе. Реклама может быть только оплачиваемой— и хорошо оплачиваемой, иначе и работать не будет, и музы дань не принесут. Ведь музы у нас тоже не бессребреницы…

Похвалы Галины Леонидовны не так уж независимы. Она и сама не раз советовала авторам «взбивать медийную пену вокруг своего имени, чтобы я вас заметила», намекая на критерии отбора — весьма далекие от литературных: «Идея того, что вообще книга должна кого-то чему-то учить, — это очень консервативная, очень архаичная идея. И мне кажется, что из жанра, говорящего, по крайней мере, отчасти говорящего о будущем, эта идея должна быть исключена».На сей раз принцип касался фантастики, но точно так же был легко применим и к произведениям других жанров.

Когда Галина Леонидовна откровенничает:«…я в самом деле вижу себя чем-то вроде проводника по миру чтения, который не столько анализирует, сколько показывает путь», нельзя не спросить: куда именно ведет сей поводырь?

Сама Юзефович иногда почти предупреждает читателя (хотя, возможно, ей самой кажется, будто она его завлекает):«Если вы чувствительны к магии и, в общем, не прочь прогуляться по волшебным топям вслед за болотным огоньком, берите этот роман, не раздумывая».Поневоле вспомнишь: «Если рассудок и жизнь дороги вам, держитесь подальше от торфяных болот».
Ощущение такое, будто Крысолов из Гаммельна показывает вам свою дудочку.Вот и определяй после этого, читатель, кто ты для «проводника по миру чтения»— крыса или дитё несмышленое.

Замечу прямо: у нас образовалась прослойка критиков-рекламщиков, гордых навыками крысолова. А иные крысоловы в жестоких контрах с коллегами — конкуренция в бизнесе. Вот был бы у нас в современной критике не бизнес, а бескорыстныйразбор книжных новинок, так и конкуренции бы не было, водили бы себе и водили читателей по миру литературы, благо и читателей, и книг у нас предостаточно. Правда, о качестве того же не скажу: хорошего, как водится, мало, а девять десятых полная чушь. Только кто будет искать эту десятую? Business oblige!

Оттого ли или по иным причинам, но в сфере критики всё действует и развивается по законам рекламы. Есть у нас и маркетинг, который за качество не отвечает, и пустые обещания неземного блаженства при употреблении продукта, и непримиримое отношение к марке, выпущенной конкурентом, и всяческие «опасайтесь подделок».

Так в чем проблема-то? — спросите вы. В том, что маркетинг, повторюсь, работает исключительно на себя. На поддержание существования самого маркетинга. Хвалишь товар, вызываешь рост продаж, берешь кредит доверия потребителей — и твой бизнес выигрывает. Однако кредит можно выбрать до дна. Обманутый читатель, получая одну за другой нечитабельные «обязательные к прочтению книги», которых главнее нет и каких сейчас не пишут, разочаровывается и устает от «разводок».

Когда Галина Леонидовна пишет: «Готовность следовать за писателем, безусловное доверие к нему и к выдуманному им герою с разгромным счетом берут верх над любыми изначальными предубеждениями», — поневоле спросишь: да неужели? Литературный критик должен оценивать книгу, а не продавать дрянной товарец с помощью НЛП-слоганов.

Сколько не взбивайте пену, мыльные пузыри лопнут.

Написал комментарий к посту О Большой литературе, "юзефовичах" и либеральной тусовке.

Вадим Чекунов

5 ч. · 

Почему все больше людей отказываются верить критике-восхвалитике современной антиотечественной литературы? Ответ прост – однообразная макулатура и заказуха на ее продвижение давно навязли в зубах. К тому же ведущие критики-лакеи не балуют читателей разнообразием.
Подозреваю, что у той же Юзефович есть простенькая компьютерная программка, куда она закидывает название очередного заказа, делает пару кликов, и, как говорят в лучших домах Парижа, Лондона, Жмеринки и Мелитополя - вуаля, бля!

Набор кубиков один и тот же для любого текста: «мощное стаккато», «рефлексия механизмов», «композиционно продуманный, многослойный и при этом увлекательный роман», «складный и уверенный сюжет», «сложная система внутренних рифм-метафор», «сумма идей», «энергичный сюжет», «система сквозных метафор», «объединяющая идея»...

Это всё она понаписала и о тексте Алексея Поляринова «Риф».
Конечно, дураков такое читать находится всё меньше и меньше.

Новая критика, честная и бескомпромиссная, старается исправить положение дел.
Сегодня на Альтерлите новая статья критика Сергея Морозова, человека, который умеет говорить правду и видеть суть вещей.

СЕРГЕЙ МОРОЗОВ. "СОБРАНО ПО ЛИЦЕНЗИИ".

#новая_критика #сергей_морозов #алексей_поляринов #риф

#альтерлит #имхоч

(Алексей Поляринов. Риф. М.: Эксмо, Inspiria, 2020)

Алексей Поляринов – очередная надежда отечественной прозы.

Старые-то (Секисов, Гептинг, Рябов) уже отцвели, как хризантемы в саду.

Первый роман Поляринова «Центр тяжести» был скроен из нежных черт автобиографии и зарисовок гражданского активизма. Второй, «Риф», посвящен сектам, семье и памяти.

Большие вопросы. А проза маленькая.

Почему так получилось? Гигант интеллектуального перевода, сам потомственный интеллектуал, родил прозаическую мышь для чтения в кафе и на пляже.

Объяснений тому достаточно.

Начнем с того, что есть проза, которая прорабатывает и разрабатывает тему, а есть, та, что всего-навсего спекулирует на определенной тематике.

В первой присутствует поиск, а значит, на выходе получается какой-никакой результат - некое новое знание. Во второй - идет эксплуатация кем-то когда-то найденного, перетирание и реферативное изложение общеизвестного. Первая апеллирует к самопознанию и саморазвитию, вторая - к ощущению, что ты не один такой дурак на свете. Есть люди и поглупее тебя – герои, тот же автор.

Но на чужом горбу въехать в рай трудно.

Поэтому вместо романа большой темы и проблемы, от которого гудит голова и роятся мысли, стоит шум по всей Вселенной, получаем псевдоинтеллектуальную жвачку, где витает флер научности и высоких дум (антропология, мифология, университеты, «большие ученые», «электроны»), и только.

Роман Поляринова может быть интересен лишь в том плане, что перед нами книга нового рода.

На Западе, правда, такого полно. Там теперь почти все книги так изготавливают. Пришла пора и нам научиться новым методам.

Некогда, в старые времена, книги писались, и слово «творчество», действительно, имело смысл. Теперь романы не пишутся, а собираются как конструктор из типовых элементов по схеме. «Вставьте шплинт А в гнездо Б». Собственно, этому и учат в школах так называемого литературного мастерства.

Что необходимо для современного интеллектуального бестселлера?

Продолжение публикации: https://www.alterlit.ru/publications/45439/#items_list

Написал комментарий к произведению 1972. ГКЧП

анекдот вспомнился 

Сидят бабушка с внучкой. Внучке полтора года. Мама на работе. Бабушка у плиты, готовит. Внучка ковыряется ложкой в тарелке с кашей.
Вдруг внучка говорит: "Молись и кайся! Молись и кайся!".

Бабушка вся покрывается холодным потом, оборачивается, у внучки - чистые голубые глаза, ложку отложила, смотрит на бабушку строго и снова: "Молись и кайся! Молись и кайся!".
Верующая бабушка оделась - и в церковь. А по дороге внучка все повторяет и повторяет: "Молись и кайся! Молись и кайся!"
В церкви бабушка свечку поставила, долго молилась.

Вернулись домой. Внучка снова: "Молись и кайся!".
Вернулась мама с работы, оценила ситуацию и говорит бабушке: "Ну, что, сложно было поставить ее любимый мультик - Малыш и Карлсон?".

Написал комментарий к произведению 1972. ГКЧП

он тусовался у нас. писал, и говорят - неплохо. но после 2014 года у него съехала крыша, и он всех наших стал материть, проклинать, ну и...понятно.

Написал комментарий к произведению 1972. ГКЧП

ну какой конфликт? он бандеровец, ненавидит русских. выступает с русофобскими заявлениями. среди нашей тусовки он не рукопожатый. скорее - мордобитый.

Наверх Вниз