Женские штаны 19 века / Денис Миллер

Женские штаны 19 века

Автор: Денис Миллер

Модные журналы начала девятнадцатого века предлагали дамам платья якобы в античном стиле: нечто такое, похожее на ночнушку, и из тех же легких тканей. Особо продвинутые особы даже смачивали ткань водой, чтобы все интересующиеся могли в подробностях рассмотреть грудь. Более скромные, наоборот, прикрывались шалями. Теоретически такие платья предполагали отсутствие нижнего белья, чтобы все окружающие могли любоваться прекрасной фигурой дамы. Практически же далеко не у всех дам была настолько безупречная фигура, чтобы ее хотелось прилюдно демонстрировать, и тут начинались всякие портновские ухищрения, которые мало-помалу загубили всю идею прозрачного античного платьица на корню. Да и погоды во Франции и Англии стояли в общем-то не древнегреческие, и когда несколько прелестниц, попорхав в тончайшем муслине в зимний сезон, в быстром времени отдали богу душу, скончавшись от воспаления легких, дамское сообщество снова обратилось к более теплым и тяжелым тканям, которые потребовали других фасонов. Теперь в моду вошли широкие юбки, подметающие пол, и слои накрахмаленных нижних юбок, для большего объема проложенное подкладками из соломы или конского волоса. Широкие юбки требуют подчеркнуто тонкой талии, и на следующие сто лет воцарился корсет. Едва только его начали носить, начали протестовать доктора: внутренние органы пережимались, смещались, и здоровья дамам это не прибавляло. 

В 1849 году американский популярный медицинский журнал Water-Cure Journal призвал своих читательниц придумать стиль одежды, который был бы не так вреден для здоровья. Читательницы прислали много эскизов одежды, в основном вдохновляясь модными в то время турецкими мотивами. В следующем же году на курортах страны появились модницы, которые щеголяли в коротких, по колено, юбках с надетыми под них широченными шальварами (по-русски широкие штаны, носимые в южной Азии, обычно называются шароварами). Модницы сперва носили такие наряды во время лечебных процедур в чисто женских компаниях, а потом начали появляться и в людных местах. 

В это время в штате Нью-Йорк издавался журнал для женщин «Лилия», первоначально посвященный борьбе за трезвость, а потом включивший в свой круг интересов и прочие женские проблемы вроде равноправия с мужчинами, избирательного права и рабства, в том числе рабства женщин среди мужчин. Ну и тема одежды, само собой, оказалась для этого журнала интересной. Издательница журнала Амелия Дженкс Блумер не только начала носить «турецкий» костюм повседневно, но и распропагандировала его через «Лилию», причем на волне интереса количество подписчиков увеличилось с 500 человек до 4 тысяч. Шальвары, рекламируемые журналом, почти сразу получили прозвище «блумеры».

По всей стране женщины проявляли интерес к блумерам, а особенно они пришлись по нравам западным женщинам, поскольку предоставлял большие удобства при путешествиях на просторах Запада. Тем не менее, эта мода не была так уж широко распространена, и Запад завоевали, если так можно выразиться, женщины не в блумерах, а обычных юбках. У многих поселенок, скажем прямо, попросту не было лишних денег на модные изыски, и форсить в турецких шальварах не всем было по карману. Поэтому в случае необходимости женщины просто поддевали под свои повседневные юбки мужнины штаны – и, естественно, старались их лишний раз посторонним не демонстрировать.

Блумеры попробовали внедрить среди фабричных рабочих: например, руководство текстильных фабрик в Лоуэлле, Массачусетс, организовали банкет для работниц, которые перешли на этот, без сомнения более безопасный на производстве, вид одежды.

Во время войны некоторые медицинские сестры, в основном со среднего Запада, работали в госпиталях в блумерах, но вообще мода на женские штаны начала утихать. Блумеры слишком уж начали ассоциироваться с феминизмом, а феминизм – с вызывающим поведением: в газетах появлялись карикатуры, на которых дамы в блумерах представали в самом развязном виде. Сами феминистки не одобряли женщин, которые носили блумеры, не разделяя феминистических идей: им казалось, что модницы дискредитируют идею.

Ортодоксальное духовенство встречало блумеры в штыки. Неортодоксальное же… вот лучше бы оно тоже блумеры не приветствовало, пожалуй. 

Было, к примеру, такое «сообщество Онеида», основанное Джоном Хамфри Нойесом в 1848 году. Нойес получил теологическое образование и собирался стать священником, но впал в ересь, как посчитали его профессора. Сам же Нойес объявил себя совершенным, свободным от греха и напрямую подчиненным богу. Мало-помалу он собрал вокруг себя группу единомышленников и основал коммуну, где было общее имущество, общие доходы и, заодно, практиковался групповой брак. Жизнь в коммуне предоставляла женщинам такие права и свободы, которых не давало американское общество. Она не обязана была заниматься домашним хозяйством и детьми – хозяйство и дети тоже считались общим делом. Она могла заниматься любой работой, если ее способности и здоровье позволяли это делать. Она могла наравне с мужчинами участвовать в деловой и религиозной жизни сообщества. Она могла сделать себе короткую стрижку и носить блумеры. Наконец, она могла свободно выбирать сексуальных партнеров – или вообще отказываться от секса, если так ей хотелось. 

И, как вы понимаете, столь вольные нравы в коммуне тоже вложили свое полешко в костер, который уничтожил столь радикальную моду.

(отрывок из романа Держи на Запад! )

+8
432

2 комментария, по

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

Ника Ракитина
#

Прелестная статья.

 раскрыть ветвь  1
 раскрыть ветвь  0
Написать комментарий
Наверх Вниз