Джейн и Скарлетт Эйр. Интервью с Ириной Валериной / Ирина Валерина

Джейн и Скарлетт Эйр. Интервью с Ириной Валериной

Автор: Ирина Валерина

С согласия Дж. и С. Эйр делаю перепост здесь.

Дж. и С. Эйр: Здравствуйте, Ирина! Расскажите, пожалуйста, о вашем романе «Когда Шива уснёт». Раньше роман назывался «З» в кубе«, если мы не ошибаемся. Почему вы сменили название? И почему остановились именно на «Когда Шива уснёт»?

Ирина Валерина: Добрый день! Спасибо, что заинтересовались моим романом. С названием у меня все было очень сложно практически до финальных абзацев эпилога. Начиналась книга под рабочим названием «К седьмому небу». Сейчас уже и не вспомню, какие я там сакральные смыслы вкладывала, но после того, как узрела, сколько на сайтах самиздата всяческих «Небес», поняла, что надо менять концепцию. По мере развития сюжета (а писала я без плана, чисто по наитию) прорисовались три сюжетные ветви, с тремя мирами-планетами соответственно. Так появилось название «З в кубе». Оно мне нравилось смысловой насыщенностью, но чисто из-за особенностей графической подачи читатели воспринимали его как «Три в кубе», а я имела в виду букву «З». Ну, и вот, дописалась я в итоге до эпилога, где объявился Шивайни/Шива, замкнувший кольцо «пролог-эпилог». И меня осенило — вот же оно, название! Если вкратце, то в эпилоге всё только начинается. Говоря словами одного из персонажей, «когда засыпают боги — просыпаются люди».

Дж. и С. Эйр:Ваш роман — однотомник, что нынче явление довольно редкое. Почему не стали писать серию?

Ирина ВалеринаХороший вопрос. Я предполагала продолжение, но вот прошёл год с момента окончания книги, и я поняла, что, скорее всего, она закончена. Есть возможности для продолжения, но я не люблю серии ради серий. Когда-нибудь перечитаю и если услышу её иначе, то возьмусь за новый том. А пока я работаю в соавторском проекте, и все мои писательские интересы сфокусированы на нём.

Дж. и С. Эйр: В романе есть много отсылок к мифам, часто индийским. Почему именно к ним? Чем вас так привлекают мифы?

Ирина ВалеринаЯ в целом вполне сформировавшийся агностик. Меня не устраивают существующие религиозные концепции, но и полагаться только на теорию эволюции и космогонические теории я не могу. Скажем так, я приемлю идею Бога как некую всеобъемлющую единую суть, где всё связано между собой и случайности исключены по определению. Но доказать это или опровергнуть наука пока не может. Мне интересны мифы как первые попытки людей зафиксировать нечто неисчислимое, дать ему форму, образ, имя. Как возможность для человека стать больше самого себя. Индуизм (в романе частично задействованы идеи одного из направлений индуизма — шактизма) меня привлекает образностью, размахом, витальной силой. В своей книге я скорее играла с мифами, нежели полноценно отражала. Там в основном мои вольные интерпретации — в том числе и библейских ветхозаветных, а то и фантазии буддийствующей балбески. За исключением мифа о Белке, ставшей основой пролога. Его я нагло заимствовала у Константина Михайлова из его «Ланкары», в чём и покаялась сразу в начале книги.

Дж. и С. Эйр: Вы совместили мифологию и научную фантастику. Почему именно эти направления? И почему главными героями стали именно демиурги? Чем вас так привлекает миф о сотворении мира?

Ирина ВалеринаЯ люблю НФ, я люблю мифы. Они совместились, не спрашивая моего мнения. Космогонические мифы, на мой взгляд, это зерно любой культуры, первые эпосы, первые ступени лестницы, уводящей человека выше бытийствующего уровня.

Дж. и С. Эйр: Мир(ы) в вашем романе очень яркие и весьма необычные. Чем вы вдохновлялись, когда писали их?

Ирина ВалеринаКосмогонила в полный отрыв — вот и всё вдохновение. Шучу, я уже немного рассказала об этом выше.

Дж. и С. Эйр: Кто из героев вам самой нравится больше, и почему?

Ирина Валерина: Возможно, покажется странным, но — Павел Крал, психотерапевт из второй части книги. Казалось бы, проходной персонаж, но с учётом эпилога влияющий на будущее. Ну, и вообще мне нравятся мужчины такого типа. С персонажами основного звена у меня сложные отношения, они меня к финалу так измучили, что я их почти ненавидела. Шутка, разумеется, но подустала, да.

Дж. и С. Эйр: Спойлер, но очень хочется спросить: почему герой так и не встретится со своей матерью?

Ирина Валерина: Мать Кира очень своеобразный персонаж. Она изначально планировалась исключительно проходной, буквально в несколько информативных абзацев. Но однажды она мне так ярко увиделась рисующей ту самую картину, — с пятерней на холсте, — что я поняла: отвертеться не удастся, это полноценная сюжетная ветвь и история жизни. Собственно, точку в своей личной истории она поставила тоже сама. Я до последнего изыскивала варианты, при которых удалось бы совместить несовместимое. Но, поскольку чётко понимала, что пишу не сказку, то лимит чудес был ограничен. Даже Павел не помог. Однако всё продолжается, и тому порукой эпилог.

Дж. и С. Эйр: Мать главного героя из Чехии, отец якобы поляк. Почему не Россия?

Ирина Валерина: Мне изначально нужна была Прага для разворачивания этой части сюжета. Город алхимиков, город, где живёт Время, город тайны и тёмной мудрой силы. Город раввина Лёва и Голема. Отношения между творцом и творением. Дальше, по стандартной логике, мать героя и оказалась пражанкой. С отцом всё сложно, как вы уже знаете, этот гражданин мира может быть откуда угодно.

Дж. и С. Эйр: Есть ли в романе что-то, что вы бы хотели изменить? И если есть, то что?

Ирина Валерина: Да, вполне вероятно, что события третьей части будут слегка подсушены. Планирую всерьёз пересмотреть подачу мужских персонажей — здесь будет прицельная и пристрастная вычитка. И, возможно, будет немного расширена первая часть в плане описаний мира. В целом по сюжету я менять ничего не хочу, книга уже существует в этом виде.

Дж. и С. Эйр: Спасибо большое! Теперь расскажите, пожалуйста, немножко о себе и своём творчестве. Какова ваша любимая тема? Какие ещё вы пишете книги, есть ли среди них самая-самая любимая, и если есть, то какая?

Ирина Валерина: Ну, я преимущественно вытворяю, нежели творю. Я существо стихическое — в смысле, до 2016 года преимущественно рифмовала. Основа моего вдохновения — всё те же мифы и всяческие отрывные идеи. Мне скучно в стандарте. С прошлого лета я пишу в соавторском дуэте с Георгием Трегубом. Цикл «Туманы Авелина» — о жизни, о людях, о влиянии глобального на малое и о роли личности в истории. Политический роман, реализм, война, отношения. Сейчас закончена первая книга цикла, в активной работе вторая, но вообще предполагаем трилогию. На данный момент этот цикл самый-самый и есть. Это новое для меня жанровое направление, другая стилистика, иной инструментарий — да и посыл вообще. Это серьёзный труд, и я очень хочу, чтобы результат нашего труда оказался достойным.

Дж. и С. Эйр:Какие ваши три самые-самые любимые книги?

Ирина ВалеринаВообще их очень много, книг, когда-то создававших меня. Но если так, строго три, то... Очень люблю «Облачный атлас» Дэвида Митчелла. «Сто лет одиночества» Маркеса. «Мастер и Маргарита» — сами знаете автора.

Дж. и С. Эйр:Если бы вас попросили описать себя пятью словами, какие это были бы слова?

Ирина ВалеринаДевочка не от мира сего. Смех смехом, но именно так меня звали учителя класса до восьмого. Девочковость я, конечно, давно переросла, но некоторая иномирность сохраняется. Ну, скажем так: кошка, гуляющая в собственных мирах, это тоже вполне про меня.

Дж. и С. Эйр:Какими вы видите своих читателей? Какие комментарии от них ждёте? Вам нравится общаться с читателями?

Ирина ВалеринаМне нравится общаться с умными и уравновешенными людьми. С мыслящими. Таковыми и вижу своих читателей. Комментарии, конечно, приветствую — это форма обратной связи, позволяющая видеть книгу с другого уникального ракурса. Интересны мнения: что увиделось, как считался авторский посыл, есть ли отклик в читателе.

Дж. и С. Эйр:Как вы относитесь к критике?

Ирина ВалеринаК конструктивной — сугубо положительно. Невозможно знать всё, и если где-то провисает матчасть, то мнение специалиста я всегда приму с благодарностью. Форма выражения мнения может быть любой, вплоть до суровой. Но — одно условие — не мнение ради мнения, а реально меняющее ситуацию замечание. Ну, и, конечно, вежливо выраженное. На аргументацию типа «аффтар, убейся апстену» у меня есть на вооружении масса адекватных случаю шаблонов.

Дж. и С. Эйр:И, напоследок, что бы вы пожелали читателям?

Ирина ВалеринаХороших книг, радующих душу и дающих пищу уму.

Большое спасибо!

_________________________

Наш обзор на роман читать здесь.

Группа автора — здесь.

Ещё больше наших обзоров — здесь.

213

2 комментария, по

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

Сергей Тихонов
#

Да, "Шива" - хорошая книга.

 раскрыть ветвь  1
Ирина Валерина автор
#

Спасибо, Сергей ) Приятно, что помните и через год после прочтения )

 раскрыть ветвь  0
Написать комментарий
45K 47 438
Наверх Вниз