Превью рассказа "Инфернальные эмигранты" / Никита Нефёдов

Превью рассказа "Инфернальные эмигранты"

Автор: Никита Нефёдов

Подмосковье, наши дни...
Серго, осторожно переступая с пятки на носок, продвигался по тёмному коридору заброшенного дома. Однако, как бы он не старался двигаться без шума, доски под ногами противно поскрипывали. Димон шагал следом, прикрывая тыл. Он внимательно смотрел по сторонам и, особенно внимательно, вглядывался в тьму, сгущающуюся за спиной. Сколько времени они уже гоняются за прытким волколаком? Час? Два? Оборотень постоянно ускользал от изнаночников: появлялся из ниоткуда и так же в никуда исчезал.
Несколько дней назад в Подмосковье появились сведения о нападениях крупного хищника, по виду напоминающего волка. К тому моменту, как Димон и Серго взялись за дело, зверь загрыз уже двоих. После недолгого сбора улик изнаночники выяснили, что урождённым оборотнем был выходец из довольно богатой семьи. Его родственники погибли в страшном пожаре, когда все вместе они собрались "родовом гнезде", чтобы отпраздновать маленький, но важный семейный праздник. Подозреваемый оборотень остался последним представителем своего рода и выжил лишь потому, что накануне поссорился с родителями и не явился на торжество.
Сначала напарники думали, что волколак убивает тех, кто виновен в пожаре, но версия не подтвердилась. В убийствах вообще не было никакой закономерности, жертвы не были связаны между собой никоим образом. Как-то во время похода в местный магазин, Димон заметил предполагаемого оборотня. Он плечом столкнулся с прохожим и пришёл от этого в бешенство. Он буквально рычал на бедолагу. Димон уже думал, вот-вот появятся клыки да когти, но волколак, заметив, что за ним наблюдают, поспешил ретироваться.
Тогда и стало понятно, в чём причина убийств. Волки-оборотни – существа социальные. Они живут в стаях, единство даёт им силы и помогает контролировать способности. Для урождённых оборотней стая – это их семья. Обычно это многодетные, более менее обеспеченные семьи, живущие за городом. Они могут владеть фермами или небольшими предприятиями и особенно хорошо заботятся о родных поселениях и природе.
Связь между волками очень сильна. Если один из них погибает, остальные чувствуют это и даже могут ощущать его предсмертные муки. А что бывает, если погибает не один, а целая стая? Что тогда происходит с последним выжившим? В данном случае он просто потерял контроль над своей сущностью. Душевная боль просто на просто уничтожила в нём человека, разорвала в клочья хрупкую душу, оставив в теле лишь зверя. Кровожадную тварь, чувствующую только голод и жажду убивать.
– Вон он! – крикнул Димон и тут же несколько раз выстрелил из пистолета по мелькнувшему силуэту.
– Да как он это делает?! – изумлялся Серго, когда всего секунду спустя оборотень появился с противоположной стороны.
Вскоре патроны закончились и изнаночникам пришлось вооружаться посеребрёнными ножами. Уши заложило от звуков почти беспрерывной стрельбы, а в раскалённом воздухе чувствовался запах пороховых газов. Насторожённые напарники внимательно вглядывались в тёмные пространства полуразрушенного двухэтажного дома и вслушивались в окружившую их плотной пеленой тишину.
Тем временем оборотень бесшумно крался к глупцам, пришедшим на его территорию. Двое охотников, от которых смердело страхом. Они боялись свою дичь. Конечно, не так, как обычные обыватели, завидевшие огромного волка, но всё же боялись. Под мягкими когтистыми лапами не скрипел дощатый пол, и люди не могли услышать приближения страшного зверя. Ещё один шаг и волколак изготовился к прыжку.
Как раз в этот момент плотные облака на ночном небе расступились и луна, словно мощный прожектор осветила коридор второго этажа через отсутствующую крышу. Краем глаза Дима заметил справа от себя большое волкоподобное существо, вот-вот готовое прыгнуть. Под лунным светом его серая шерсть казалась седоватой, налитые кровью глаза буквально светились злобой и яростью, а из оскаленной пасти, усеянной десятками клыков, текла густая слюна. Оборотень стремительно прыгнул в их сторону, оставив на старом паркете глубокие борозды от изогнутых когтей.
Серёга быстро втолкнул Филатова в дверной проём, а сам прижался к стене. Не ожидавший от людей такой прыти вервольф пролетел мимо. Всего несколько секунд длился этот затяжной прыжок, но Архипов в полной мере ощутил всю палитру запахов, которыми оборотень был окутан, точно толстенным пуховым одеялом. Изнаночника чуть не стошнило от этого "аромата".
Приземлившись, монстр резко обернулся и подскочил к изнаночнику. Он медленно, словно растягивая момент для излишнего пафоса, поднялся на задние лапы и оказался на полторы головы выше Серёги. Оборотень долю секунды изучал изнаночника, а затем, комично склонив голову на бок, наотмашь ударил изнаночника, отправив его в короткий полёт на несколько метров в сторону. Архипов совершил жёсткую посадку на левую руку и прокатился кубарем по полу, но очень быстро поднялся на ноги. Волколак уже собирался зайти в ту комнату, в которую изнаночник толкнул напарника, но Серго метнул свой нож в спину вервольфа, привлекая его внимание.
Посеребрённое лезвие с хрустом вошло под лопатку монстра и тот сердито и обиженно завыл от боли. Зверь сгорбился и опустился на четвереньки, пока серебро, которым было покрыто лезвие ножа, окислялось и отравляло кровь ликантропа. Чем дольше лезвие находилось внутри, тем больше яда попадало в кровь, тем больнее было монстру, тем скорее близилась его смерть. Но по видимому, оборотень знал об этом. Он завёл лапу за спину и медленно вытащил клинок. Не в силах даже смотреть на серебро, он отшвырнул нож в сторону.
Жалобный вой сменился на злобное утробное рычание. Чудище всё ещё переводило дух. Решившись воспользоваться моментом, Димон атаковал. Он ударил волка мыском ботинка по морде и, когда тот завалился на кровоточащую спину, собирался вонзить свой нож ему в сердце. Но зверь даже не думал сдаваться и лягнул изнаночника, отправив обратно в тёмную комнату.
Волколак снова поднялся на ноги и, чуть пошатываясь, ринулся на Серго. Сначала он бежал на двух ногах, затем опустился на четвереньки и, совершив стремительный прыжок, выпал вместе с Архиповым из оконного проёма. Ударившийся головой Димон услышав, как разбилось стекло, как с треском сломались доски, когда изнаночник и жуткий монстр проломили крышу небольшого сарайчика, стоящего вплотную к дому. Слышалось рычание, возня, крик боли Серго, жалобный взвизг... и тишина.
Ошарашенный Димон тут же подорвался с места и подбежал к окну. Взглянув вниз, он увидел тёмный провал в крыше сарая. Недолго думая, он аккуратно спрыгнул на неё. Приземлившись, он замер в полуприседе, ожидая что крыша провалится под его весом, но этого так и не произошло. Изнаночник со спокойной совестью поднялся в полный рост и сделал шаг в сторону дыры, оставленной напарником, а затем прошмыгнул через неё внутрь, держа нож наизготовку.
Филатов стоял в лучах лунного света, пробивающихся сквозь пролом в крыше, а вокруг него сгустилась практически непроглядная тьма. Димон поудобнее перехватил рукоять ножа и шагнул вперёд. В этот момент он будто пересёк грань магической защиты и теперь находился на враждебной территории. Он почти физически ощущал царящую вокруг тьму. Пока глаза привыкали к темноте, изнаночник то и дело вертел головой из стороны в сторону, прислушиваясь, не крадётся ли кто-нибудь.
– Вокруг тишина, – прошептал сам себе Дима. – И даже не знаю, хорошо это или плохо.
– Чего ты там бормочешь? – устало спросил Серго.
Он сидел, оперевшись спиной о деревянную стену сарая. Филатов включил на телефоне фонарик и посветил на напарника, одежда которого была залита густой алой кровью. Изнаночник тут же подскочил к Архипову, чтобы оказать первую помощь, но тот лишь отмахнулся.
– Кровь не моя, – сказал Сергей. – Его.
Он указал на стог сена, где полумёртвый оборотень переживал предсмертную трансформацию: серая шерсть опадала, ноги и руки становились всё более похожими на человеческие, исчезали клыки. В скором времени перед взглядами изнаночников лежала не волчья туша, а человеческое тело, совершающее последние вздохи в своей жизни.
Друзья подошли к волколаку и перевернули того на спину. Он бессильно раскинул руки в стороны и, захлёбываясь, в своей крови произнёс:
– Не... трогайте...
– Что не трогать? – нахмурил брови Архипов.
– Её... не тро... гайте... её, – сказал вервольф и выдохнул в последний раз.
Серго провёл ладонью по лицу оборотня, закрывая его веки, а затем рывком вытащил из его груди своё посеребрённый нож. Пока напарник вытирал лезвие от крови найденной на полу тряпкой, Дима, словно по наваждению, оглянулся назад. Там, из приоткрытой двери показалась круглая мордашка 10-летнего ребёнка.
Маленькая девочка стояла в тени, стараясь не попасться на глаза двум охотникам. На её лице отразилось удивление, нотки страха, смешанные с любопытством, а её взгляд выражал непонятную пока эмоцию... или желание?
Девочка сделала шаг вперёд, ступив босой ножкой на грунтовый пол, затем ещё шаг. Что-то странное было в её походке, в её движениях. Филатов направил на неё лучи фонаря и испытал такой страх, какой не смог навести на него ни один монстр из старинных бестиариев. Белый летний сарафан девочки был залит багровой кровью, но что более пугало, так это свежая кровь вокруг рта ребёнка. Глаза девочки сверкнули и, наконец, стало понятно, что они выражали – голод.
Всего секунда и вместо ребёнка перед двумя охотниками оказалась молодая волчица. Вот он тот зверь, что наводил страх на жителей, что убивал людей. Зверь, уничтоживший ребёнка, с которым когда-то делил тело...

0
397

0 комментариев, по

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

Написать комментарий
1 318 20 23
Наверх Вниз