Футбольный хулиган в продажах / Дмитрий Манасыпов

Футбольный хулиган в продажах

Автор: Дмитрий Манасыпов

Бывшие футбольные фанаты – это нонсенс. Такое тупо невозможно, баста и точка. Перестал ходить на мяч, забиваться на после с парнями из другой фирмы, квасить все, что горит и тупо жить непонятной другим жизнью? Ничего страшного, внутри все такой же, сваренный из брусков холодной стали.

- Вася!

Ну, здравствуй, Василий, что ли… Приехал тогда с командировки. Намотав в очередной раз немало километров, от Магнитки, да-да, до Нефтекамска. А тут, надо же небывалое дело, новенький. Оказалось, даже мой сосед, сидит себе справа, мелькает рыжеватой бородкой, аккуратно подбритой в тонкие линии по щекам к вискам. Знакомое дело, надо же, где такое видел?.. 

К четырем часам нашего самарского, тогда шедшего вообще нога в ногу с Мск, делать становилось практически нечего. Почему? Потому как в Башкортостане все люди, умевшие что-то решать, давно уехали домой, к чаю, баурсаку с лагманом и прочим вкусным радостям. Даже если там вовсе не балеш с чак-чаком, а совсем даже обычные православные щи и чай из пакетиков. А сосед, становилось ясно почти безошибочно, жутко устал изучать тактико-технические характеристики отопительного оборудования. А еще он курил, угу.

- Пошли курнем.

Сигарета есть средство коммуникации и возможность поговорить наедине. Нарушать разговор за перекуром тупо невежливо. 

- Василий?

- Дмитрий?

- На мяч ходить не перестал?

- С чего вдруг такие мысли?

- Ты ж хулс.

Василий поскреб бороду. Улыбнулся

- Сильно заметно?

- Весьма.

- Раньше было дело.

Моя сестренка в восемнадцать влюбилась в радикального эколога, левого по призванию и анархиста по сути. Упорола в столицу, прожила год и вернулась. И продолжила борьбу с правыми. Как-то же так выходит что где правые-наци, там и хулсы. И они жутко не любят шавок, ну, антифа, антифашистов. Так что увидеть хулса, пару раз влезая в эти дела, вполне возможно.

Когда учился и работал в охране, случалось охранять матчи и смотреть за восьмым сектором. Его-то наши хулсы с правыми облюбовали давно. 
            Но, если честно, работе оно никак не мешало и на наших отношениях никак не отражалось, если не сказать наоборот. Хулсы ребята бойкие, за словом и звездюлем в карман не лезут, распечатывая одно и другое сразу. 

В июне, когда купаться полезет только самый убежденный любитель этого дела, контора бухала на небольшом теплоходике. Накидавшись как следует, кто-то заявил о обязательном крещении. Мол, тебе, уважаемый Василий выпало тут же и немедленно окунуться. Сказано – сделано, хулсы, как старая любовь, никогда не ржавеют и не покрываются пылью. Вася сиганул в почти ледяную Самарку, хлопнул, вылезши, сто грамм и стал в доску своим. 

А работал он шикарно, если не сказать больше.

Директором был у нас в то прекрасное добро-стабильное время питерский охотник и рыболов, поставивший на заставку Боярского во всем мушкетерском и ставший после такого Дартаньяном. Дартаньян хорошо делал некоторые вещи, как-то:

Выедать мозг через ухо по любому поводу, прилетевшему с Питера.

Очень интересно считать зарплаты, особенно при изменении мотивации и отсутствия контроля.

В рабочий день уезжать на лодочную и возиться с купленной моторкой.

Внимать мудрым речам главбуха, даже когда та лезла не в свое дело и пудрить мозги своим женщинам.

Решать проблемы с теми, кто был его контрагентом, когда он сам был обычным менеджером по продажам в Питере. 

Васе выпало работать с Ульяновском, а где тот, там и, скажем, Нурсултан. Известный на все Поволжье бизнесмен, меценат, селфмедмен и поклонник футбола. И, самую чуточку, сайентолог, ну, может и бывший сайентолог. Человек с хваткой, связями, умением работать так, что другие завидуют и всеми прочими качествами настоящего делового человека. Ну, разве что чуть порой избалованного. Но, как и в любом бизнесе, такие люди, нужные как Роскосмос заводу имени Кузнецова, такое себе вполне даже позволяют. Единственным плохим нюансом, даже в текущий на дворе жирный тринадцатый год, было нежелание организации грузить его в долг. 

Когда что-то шло не по его сценарию, тот набирал Дартаньяна и они долго, божась, обещая и хваля друг друга, решали вопросы. Основным делом директора после этого было убрать в сторону ПДЗ. Ну, обычную просроченную дебиторскую задолженность, самое рядовое дело при работе в кредит. 

И… И набрал как-то нашего коллегу-бывшего-хулигана человек Нурсултана, требуя, немедленно и сразу, отгрузить грузовик самых свежих и вкусных газовых колонок. А машина уже у нас во дворе, да-да. И колонок-то ему требовалось не каких там Васе нужно отгрузить, а исключительно подешевле и ходовых, что сами себя продают. Само собой, что в долг. Опять. 

Василий, строго смотря в стену напротив, вздохнул и, прослушав весь нагловатый полубред, очень по-деловому и крайне вежливо, ответил:

- Уважаемый Александр, к сожалению, не имею таковой возможности без закрытия долга по пред-пред-предыдущей отгрузке.

Судя о высоким тонам и воплям, доносящимся из телефона, в бедные Васины уши швыряли с того конца просто исключительное говнище, мерзкое, липкое и редкостное по консистенции дерьмо. Но Василий не сдался, вновь поразив нас всех дипломатией с тактом, отклоняя поползновения жаждущего колонок сотрудника Нурсултана:

- Нет, Александр. Именно, Александр. Да, Александр, вы верно меня поняли. Да, пусть он сам набирает директора.

На дворе жарило солнце, кипело лето, наш руководитель, полностью понимая всю важность своего присутствия в организации в самый сезон, изволили находиться на лодочной, ковыряясь в лодке. Праильно, товарищ майор, надо же нервную систему расслабить. Именно так. 

Не достучавшись до любителя рыбной ловли и катания с мотором, немного избалованный бизнесмен звякнул Василию. 

Неизвестно, что точно было сказано с Ульяновска, хотя лицо нашего хулигана перестало быть каменным. Но точку в разговоре поставил именно он:

- Я работаю на организацию. Если мне скажут, отгружу. Так разговаривать со мной не нужно. Идите на хер и всего доброго.

И отключился. Кто-то аплодировал стоя, кто-то охреневал и предвкушал будущие кары, Трусов, как обычно, считал профит по сделкам, Аня восхищалась и желала курить. В коридоре нам встретился багрово-яростный директор, летящий к Васе. И мы даже немного перепугались.

Но все обошлось. На годок. Через год, когда директор вернулся к Питеру, жене, Мариинке и бивню мамонта в Кунсткамере, Вася уехал проверять склады Нурсултана на предмет хотя бы какого-то наличия нашей продукции в счет долга. А вернувшись, обнаружил штраф в размере зарплаты за его любимую организацию. Штраф выписал куратор с Питера и наш коллега, занявший самое важное офисное кресло в нашем филиале, ничего сделать не смог. И точно, не из своей же, стажерско-директорской зарплаты платить за косяки менеджера. Ясен пень, он же виноват.

Если честно, я до сих пор восхищаюсь твердостью характера Васи, так красиво

сказавшего в тот день:

- Идите на хер.

+2
96

0 комментариев, по

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

Написать комментарий
87K 1 133 36
Наверх Вниз