Кларенс Хантер - человек и звездолет / Максимилиан Жирнов

Кларенс Хантер - человек и звездолет

Автор: Максимилиан Жирнов

Тяжело дыша, изобретатель Вилли Пат пронесся по коридору и влетел в студию. Краем глаза он успел увидеть, как Хантер захлопнул книгу, сунул ее в ящик стола и с напускным безразличием развалился в кресле.

- Я не опоздал? – в голосе Вилли сквозило беспокойство. – Передача еще не началась?

- Ку-ку, - грустно отозвался Хантер. – Еще минут десять. Что-то ты неважно выглядишь. Да и располнел как-то. Надо, чтобы Агнесса тебя погоняла по плацу.

Вилли достал из кармана стрелочный хронометр внушительных размеров:

- Правда? Так рано? Мои часы синхронизируются по транссветовой связи с Галактическим Институтом Времени. Ушли вперед на пятнадцать минут! Но как?

Хантер взял прибор из рук Вилли:

- Занятная вещица. Синхронизация постоянная?

- Разумеется.

- Попробуй пакетный режим. Тогда, глядишь, и заработают.

Вилли тяжело вздохнул и выкрикнул полным отчаяния голосом:

- Это неинтересно! Так работают часы на всех звездолетах! Какой тогда смысл в моем изобретении?

Вилли опасливо покосился на дверь:

- А где твоя...- он выразительно зашипел и сделал пальцами «змеиную голову».

- Кобра? Я уже здесь! – звонко выкрикнула от двери Шейла и добавила, заметив, как Вилли проскользнул за пульт управления: - Бить не буду. Пока, во всяком случае. Какая тема у нас сегодня?

Вилли включил передатчик:

- Очень простая. Хантеру конец!

- В смысле? – одновременно вскричали Кларенс и Шейла.

- Как виртуальное воплощение автора, так сказать, его Марти Стю, я могу объявить о том, что скоро первый сборник рассказов о Хантере – «Становление героя» - будет завершен. Кстати, Шейла, посмотри, что спрятал в ящике стола наш белобрысый приятель?

Десантница извлекла небольшой томик в мягкой обложке.

- Интересное зрелище. Хантер читает Хантера! Ну, то есть, рассказы о самом себе!

Вилли схватил книгу и проглядел несколько страниц. Его глаза наполнились слезами, голос предательски задрожал:

- А как же я? Здесь обо мне ни слова!

- В предпоследнем рассказе есть пара предложений, - съехидничал Хантер.

Шейла попыталась успокоить изобретателя:

- Ты появишься в первом рассказе второго сборника.

- Почему? Почему так несправедливо?

- Тебе лучше знать. Ты же Марти Стю автора.

Вилли нетвердой рукой налил в стакан воды, отпил глоток и тяжко вздохнул:

- Ну да. Лишь ко второму сборнику автору потребовался новый персонаж на замену Шейле…

- Что? – вскричала десантница и выхватила штык-нож. – Да я тебя на куски разрублю!

- Отлично! – сказал Вилли. – Ну, то есть, у тебя не получится – ты не имеешь права меня убивать. Автор хочет или нас чередовать или отправлять на задания вместе. Втроем. И вообще, я старше вас обоих. И по должности и по возрасту. А еще я…

- Последняя буква алфавита, - ввернул Хантер. – Будь поскромнее. Ты и без того Марти Стю.

Вилли надулся, будто воздушный шар, который возомнил себя как минимум дирижаблем:

- И то верно. От имени автора я могу сказать, что Хантер – нереализованная идея Стругацких. Они когда-то высказали ее в повести «Малыш», но развивать не стали. Кроме того, он задумывался, как суровый солдат с посттравматическим стрессом. А получился этакий ехидный, иронический тип, способный найти неожиданное решение там, где другие только разводят руками. А все из-за непредвзятого ассоциирования.

- Из-за чего? – поинтересовалась Шейла, поигрывая штык-ножом.

- Непредвзятого ассоциирования. Ну… способности видеть мир, отбросив предыдущий опыт. Поэтому профессор частенько посылает его на задание, не объяснив что к чему.

- Чтобы Хантер посмотрел на проблему свежим взглядом?

Вилли глотнул еще воды:

- Именно. Поначалу Хантер путешествовал один. Но когда не с кем поговорить, плохо не только самому герою, но и автору. Подавать мысли лучше через диалоги. Особенно когда пишешь в третьем лице. Нет, у Хантера были подружки. Наташа, Эвелина…

Шейла ударила рукояткой штык-ножа по столу прямо возле микрофона. Динамики под потолком отозвались оглушительным громом.

- Это еще кто такая? – грозно спросила десантница.

- Не обращай внимания. Самая первая повесть автора – «От беды к беде», получилась настолько комом, что он стесняется публиковать ее под своим именем. В общем, Линда Эвелина Картрайт Рамиен – да, такое у нее полное имя – подруга первой концепции Хантера. Но именно в ней Хантер вместо солидного капитана звездного флота стал скромным уорент-офицером – пилотом десантного челнока. Много позже автор написал два служебных рассказа – «Миссия за бездной» и «Зловещая долина»…

Хантер даже подскочил:

- А не наоборот?

- Именно в таком порядке. Но хронологически, конечно, «Зловещая долина» идет первой. В общем, только после этих рассказов Хантер в буквальном смысле обрел себя. А заодно и профессора Невтриносова, как начальника – изначально им планировался полковник Джеральд Манн.

- А потом я получил боевой разрядник, как любимую игрушку и оружие, - Хантер продемонстрировал всем продолговатый черный предмет с кнопками. – Со встроенной ракетной установкой, между прочим. Кстати, простой разрядник появился еще в той первой, кривой, повести.

Вилли важно кивнул и продолжил:

- Повторю еще раз: нормальный человек не может влачить жалкое существование в одиночку. И тогда Наташа Мария Коулман стала подругой Хантера.  К сожалению, она оказалась слишком нежной и отправилась обратно на Землю. Вместо нее на крейсере «Шенандоа» прибыла наша десантница – мастер-сержант Шейла Рут Гордон. Что интересно, она задумывалась, как проходной персонаж для рассказа-кроссовера «Танцы с вампирами».

На этот раз десантница сдержалась. Она лишь зловеще улыбнулась и глухо произнесла:

- Иногда столько нового о себе узнаёшь…

- От правды все равно не уйти, - Вилли развел руками. – Зато начиная с рассказа… или, скорее, миниповести «Охота на попаданца» она стала подругой Хантера и постоянным помощником героя. Так появилась команда «Дракон». Хантер - ее мозг, Шейла – руки.

- И ноги, - подал голос Хантер, которого начал утомлять монолог изобретателя.

- Не суть важно. Еще из сквозных персонажей надо отметить Лилианну Андреевну Тимофееву и Дастина Мэйна. Первая лечила Хантера от посттравматического стресса… кто-то здесь думает, будто я ничего не знаю о Доме Заходящего Солнца? Второй – ну, он простой чиновник, администратор. Личность во многом чисто техническая. Впрочем, срок полномочий Дасти уже истек, и он уйдет на другую должность. Если его выберут, конечно. Чуть не забыл про майора Агнессу Крамер – она появилась, когда на планете-полигоне оборудовали тренировочный центр. Без командира, к сожалению, никак. А что будет дальше…

- Зависит от автора, - Шейла осторожно потрогала пальцем острие штык-ножа. – Сколько всего рассказов в сборнике?

- Семнадцать. Объем примерно одиннадцать авторских листов. Между прочим, в Галактике книга вышла тиражом… да кто ее знает, каким тиражом? Она загружена в память всех регенераторов! Жаль только, престиж пилотов-десантников поднять так и не получилось.

- Интересно, какой тираж у книги на Земле? – спросила Шейла.

- Никакого. Автор считает этот сборник учебным. Кроме того, Хантер в нескольких рассказах попадает в миры других авторов, и возникает конфликт с авторскими правами. Таков рассказ «Гонка со смертью» - в нем действие происходит в романе «Техпорт» Татьяны Бисс. Впрочем, если какое-нибудь издательство захочет напечатать сборник – автор возражать не будет. Жаль только, пока ему предлагают напечатать собственные рассказы за собственные же деньги.

- Это как? – обычно тонкое, одухотворенное лицо Шейлы на секунду стало глупым, будто у заблудившейся в лесу оленихи.

- Ну, на Земле есть такая штука, как деньги…

- Да знаю я, что такое деньги! – закричала Шейла, размахивая штык-ножом. – Ты хочешь сказать, что авторов заставляют платить за издание своего же труда? Но это абсурд! Нет, это… это…

- Позор, - Хантер почесал в затылке электродами боевого разрядника. – Знаешь, друг мой Вилли, мне стыдно за землян. Я надеюсь, они когда-нибудь исправятся и нам не придется более за них краснеть.

- По-моему, наши регрессоры перестарались, - кивнул изобретатель. – На заседании Ученого Совета я на это укажу. Остается последний вопрос: почему у нас земные имена? Да и общаемся мы на одном из языков Земли. Ответ прост: у автора есть теория синхронизированных миров. По ней Земля сейчас проходит стадию синхронизации с культурой Галактики. В том числе и с основным языком. Но эта тема слишком объемная для маленькой статьи.

- А как же профессор Невтриносов? Лилианна Андреевна? Бруно Хортон? Ты, наконец? – спросила Шейла.

- Их имена и фамилии остались со времен становления галактической культуры. Ничего удивительного.

В студию, едва не задев головой косяк, вошел профессор Невтриносов.

- Вы уже закончили? – прогремел его бас.

- Табло «не входить, идет эфир» вы, конечно, не заметили? – издевательски спросил Хантер. – Что случилось?

- Да ничего, - рассмеялся профессор. – Просто скучно стало.

- Вам скучно?! - трудно представить, что три человека могут воскликнуть одновременно. Но можно.

Ученый пожал плечами:

- Все бывает. И медведь летает. Я хочу пригласить вас на праздничный обед. Обещаю, будет не хуже, чем на праздновании Нового Года на Альдебаране! И, надеюсь, первым сборником дело не закончится.

Вилли Пат попрощался с радиослушателями и щелкнул выключателем передатчика.

+6
150

0 комментариев, по

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

Написать комментарий
8 015 28 106
Наверх Вниз