90-ые и крепконогие тропиканки / Дмитрий Манасыпов

90-ые и крепконогие тропиканки

Автор: Дмитрий Манасыпов

Пятнадцать лет время страшное. Снаружи почти взрослый человек, в голове натуральная обезьяна, причем истеричная и самовлюбленная. Если в пятнадцать ты пацан, на дворе 95-ый, а отца уже нет, то хуже всех, само собой, приходится твоей маме. Она говорит, а ты не слушаешь. На улице-то старшаки всяко знают все лучше и больше. 

            Три пакета «Инвайта» или «Юпи», две полторашки с водой и водка, подешевле, иногда даже с Чимкента, чебурашкой с фольгой-пробкой. Нормальные пацаны не закусывают, они запивают и закуривают. Без пазыря водья на троих все идет не так, все чего-то стесняются, вокруг лето и слишком много гормонов внутри и красоток снаружи. Пусть и не таких, как Асусенна. 

            Хотя, несомненно, в 95-ом Асусенна красоткой не казалась от понятия «абсолютно». Курносая плоскодонка с толстыми ногами, чего в ней такого? То ли дело… То ли дело в Поволжье многолико, меж-национально и разнокалиберно красиво, куда там актрисе из Бразилии, пусть та и пробегала половину фильма в одном купальнике. Это уже потом, шагнув за тридцать и случайно увидев на каком-то канале ретро-показ, понимаешь простую вещь: Асусенна, сейчас-то, на самом деле красавица… Потому как вечно молодая и светящаяся солнцем Бразилии, накрепко прилипшим к золотистой коже ее очаровательно-крепких ног и совершенно, пусть и совсем юного, бразильского задка. 

            А в девяносто пятом «Тропиканка» бросалась в глаза только заставкой и «Нивой» старшего брата героини. Жары хватало вокруг, стоило только поискать. 

            - Стоять!

            И ты стоишь. На дворе за полночь, на городской площади никого, только сзади и спереди одна, укушавшаяся в грибы и сопли, разновозрастная стая. Ну, как разновозрастная? Ровесников нет, все старше года на три… четыре… или больше?

            - Служил?!

            Перегаром и поддельным, хотя тогда-то настоящим, «Мальборо» в лицо. Человек пять со всех сторон, глаза злые, рвущие раньше рук. 

            - Чо пристали к пацану?

            Ну, конечно, девочки такие девочки, благородства и доброты хватает на пару слов, для очистки собственной души, мол, а чо я… я вмешалась… я ж девочка, меня не послушали.

            - Я…

            - Слышь, ты чо такой наглый?!

            - Братишка, дай пацану сказать…

            О, еще один благородный. Под расческу, спортивные «Монтана» с вшитыми двойными лампасами, рубашка навыпуск, цепь, прям, надо же, браток… по его собственному мнению, не иначе. 

            - Мне пятнадцать.

            - Ты служил?!

            - Чо сказал?

            - Пятнадцать, говорю, мне. Не служил.

            - Че гонишь, ты ростом выше…

            - Он служил?

            - Я играю в баскет.

            - Ты чо наглый такой?!

            - Харош, пацаны, пошли…

            - Служил?

            Понимаешь, сразу и просто: просто так не выберешься. Странный живой и пьяный комок, где ты внутри. Да, тебе пятнадцать, мир вокруг несправедлив, только ты и сам уже не маленький мальчик. Драться? Наверное, что стоило. Если вдруг захотелось бы прийти в себя, если прийти, в травме больничного городка. 

            - Мне пятнадцать.

            - Ты ваще по каким понятиям живешь?!

            - Служил?

            Все заканчивается на ударе сбоку. Умелом, незаметном, обидном и очень больном. Научишься такому – порой цены не будет, когда костяшкой среднего пальца и точно под нижнюю челюсть. Лицо протыкает током от подбородка до лба. И даже говорить сразу не можешь. Только стараешься не схватиться рукой за собственное, куда-то вдруг улетевшее, личико, ага…

            - О! Ништяк напаснул!

            - Охренели, придурки!

            - Не, а чо он…

            - Идите уже! Машка, есть платок?

            - Не надо, спасибо. 

            - Пожалуйста. Дойдешь?

            А то. Мне всего-то через сквер, где еще пара-тройка таких же, недавно уволившихся. Это нормально. 

            Челюсть мне не сломали. Так… пощекотали. Но отбили на пару недель желание шляться где и когда попало. Вот так и познакомился с Асусенной, ее крепкими ногами и красивым животом, курносой золотой улыбкой и понятием «холодный чай». Всяко бывает же.

+20
204

4 комментария, по

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

Владимир Смирягин
#

В шестнадцать лет как-то аналогично прилетело. Нас трое, их восемь. С одним разговаривал - сбоку от другого, исподтишка, прилетело. И начали восьмером нас троих гасить. Потом узнал, что курсанты академии МВД это были. Старше нас лет на шесть-семь каждый. Обидно им стало, что мы с девушками рядом стоим, а они без девушек. 

С тех пор отношение к охранникам правопорядка не фонтан. 

 раскрыть ветвь  3
Дмитрий Манасыпов автор
#

странно оно все было, да. Зато помню Асусенну))

 раскрыть ветвь  2
Написать комментарий
88K 1 143 36
Наверх Вниз