Апокалипсис в отдельно взятом мегаполисе / Ярослав Васильев

Апокалипсис в отдельно взятом мегаполисе

Автор: Ярослав Васильев

тут в блоге уважаемого wayerr ( https://author.today/post/26546 ) зашёл разговор, что будет если в мегаполисе отключится электричество? ну вот, предлагаю вариант картинки


Густой ночной воздух чуть посветлел, стал из чёрного светло-серым. Торопливо начал растворяться в асфальте, безликих стенах хрущёвок и девятиэтажек, в безмолвных зеркалах витрин магазинов на первых этажах. Всего несколько минут – и землю уже расчертили тени от солнца, ещё скрытого за домами, но готового вот-вот вступить в свои права. Пришёл рассвет… 

Алексей Журавлёв спрыгнул с брони БТРа, посмотрел на валяющуюся под ногами табличку «Хрустальная ул. 52» и сплюнул на газон. Не из-за того, что во рту скопилась слюна – а скорее от горечи царившего повсюду бардака, и от злости. Сколько раз он видел, когда за неразбериху и чужую нерасторопность приходится расплачиваться кровью? Вот и сейчас капитан поёжился, прогоняя забытое чувство. Как давно оно не приходило? Да, пожалуй, с Урус-Мартана, где он последний раз слышал противную дробь ночного боя. И опять. Смотришь на бритые головы и худые плечи вчерашних призывников, и начинаешь считать, кто не увидит завтрашний день... 

«Чтоб вам черти погорячее сковородку подыскали», –  ругнулся Алексей на сослуживцев.  

Воспользовавшись тем, что командующий дивизией укатил на пьянку, чуть ли не половина офицеров тут же оформила себе увольнительные и тоже рванула отдыхать в город. Да там во время катастрофы и погибла. В итоге Журавлёву сунули наспех собранную роту из тех молоденьких солдатиков, что хоть чему-то научились за год службы, добавили несколько БТР и пнули в Ульяновск. Для «обеспечения порядка на улицах». В сухом остатке… На полторы сотни мальчишек он сам, приятель ещё по Второй Чеченской – Митька, плюс командир третьего отделения, тоже прошедший Кавказ… Да четверо мужиков из городского ОМОНа. Остальные, хоть и горят энтузиазмом, сопляки. Не знают тактики городского боя, даже сержанты не умеют стрелять как следует. Тем более не по мишеням, а по живым людям. Сколько из этих пацанов не успеет перебороть себя, когда понадобится спустить курок? В последний момент капитана, конечно, предупредили, что должно подойти подкрепление. Потому-то рота и стояла до сих пор на центральной улице, не втягиваясь в жилые кварталы. Вот толку? Приедут такие же ничего не умеющие срочники, разве что пьяных отморозков годятся пугать.

А солдаты удивлённо рассматривали ставшее в один час чужим место. Вроде обычные улицы, одинаковые для любого города магазины. Разве что ненормально тихо и пусто. Ни единой легковушки, на весь длинный проспект не наберётся и десятка брошенных на обочине машин. Да  ещё три столкнувшихся друг с другом иномарки перегородили мятым железом проезжую часть. И ни одного дворника или уборочной машины. Даже бездомные собаки попрятались. Зато повсюду мусор, какие-то пакеты и бумажки. На грани слуха непонятный шум, словно что-то строят или разгружают. Некоторые из бойцов, услышав звук, заулыбались ему как старому знакомому из прежней жизни. Алексей снова передёрнул плечами: мальчики ещё не поняли, что ничего хорошего теперь шум стройки принести не может. Наверняка это спасатели разбирают очередные обломки, пытаясь отыскать живых. 

– Ещё раз увижу – два наряда вне очереди! –  из БТР вылез Митя и прикрикнул на солдата, который расслабился и захотел перекинуть автомат за спину.

Алексей встретился глазами с заместителем. Митька прошёл ту же школу, что командир, и теперь взглядом выражал немое согласие. Очень скоро, уже сегодня всё изменится. Это в книжках негодяи обязательно ненавидят светлое время и стараются совершать злодеяния в темноте. В жизни они такие же люди. Также сразу после катастрофы и на ночь забились по щелям, спасаясь от ужаса внезапно умершего города. С утра осмелеют. Поймут, что старой власти больше нет, что больше никто на пути их желаний не стоит. А уж какой беспредел начнётся, едва все узнают самое страшное: их отрезало от внешнего мира на полгода... 

Запиликала рация. Алексей тут же отозвался:

– Капитан Журавлёв на связи.

– Значит так, капитан, – раздался хриплый от усталости голос заместителя временного командира дивизии. – Грузовики на подходе, со стороны это, как его, – секундная пауза, похоже читали название с карты. – Со стороны какого-то там Варейкиса. Не подстрелите случайно.

Через несколько минут с поперечной улицы, ровнёхонько между вторым и третьим бронетранспортёром, урча двигателями, вползли два «Урала». Алексей удивлённо отметил намётанным глазом, что брезент кузовов явно успели чем-то укрепить от шальных пуль и осколков. Да и сами приехавшие – ещё на ходу посыпались из кузовов… В городском камуфляже, незнакомой модели бронежилетах и шлемах с забралами, чем-то напоминающие ОМОНовские. Снаряжение явно подгоняли заранее, не наспех – не то что висящая мешком форма его солдат. Плюс выучка: бойцы сразу же растекались по окрестностям и занимали оборону, перекрывая сектора, которые не простреливались с БТРов. 

Командир пополнения выбрался последним, снял шлем и подошёл к Журавлёву… Алексея ждал ещё один сюрприз.

– Здорово, лейтенант! Или, как вижу, можно поздравить – уже капитан? Узнал?

– Не может быть! – и, повернувшись к Митьке и омоновцам, радостно добавил: – Живём, мужики! Это Андрей, он со своими парнями нас в девяносто девятом из самого пекла в Дагестане вытащил. 

– Заранее отвечаю, – засмеялся Северин. – Я как и был, всё так же в чине майора. Петра, – Андрей показал на одного из своих ребят рядом с головным БТРом, – думаю, помнишь. Он тебе всё, как встретимся, обещал за ту осыпь, с которой ты его вытянул, бочку коньяка. Так что не забудь и тряси при случае. Заодно обмоете его лейтенантские погоны. Остальные парни тоже живы и здоровы. Правда, кто где. 

Долгой беседы не получилось, летом светает очень быстро. Потому срочников перемешали с кадровыми военными Северина. Быстро согласовали цепочку командования, как раскидать пешие патрули, и где расположатся  опорные точки под прикрытием БТР и грузовиков. И тут же разошлись по дворам и кварталам. Когда люди окончательно проснутся и начнут выглядывать на улицу, патрули уже должны быть на местах.

Своего заместителя майор Северин отдал в группу Журавлёва. Вместе с пятёркой бойцов. Шепнул:

– С Петром вы знакомы, остальные тоже из обстрелянных парней. Будет тебе если что огневой кулак.

Алексей принял помощь с благодарностью. Заодно вспомнил, что на Кавказе лейтенант Пётр Карпов исполнял обязанности штатного психолога группы. Сейчас общаться с ошалелыми и обезумившими жителями он сможет куда профессиональнее, чем остальные. Поэтому, как только БТР заполз в колодец двора, Журавлёв кивнул Петру: «Действуй». Сам же, не слезая с брони, принялся осматриваться. Дороги плотно забиты машинами так, что вдоль тротуара лишь узкий проезд… Это плохо. Образовавшие коробку двора девятиэтажки выглядели достаточно новыми. На газоне в центре двора большая и ухоженная детская площадка. Значит, в округе много детей. Их необходимо эвакуировать в первую очередь… Знать бы кого. Списки и архивы в общей неразберихе сгинули первыми.

Словно подтверждая мысли, из ближнего подъезда выскочил мужчина лет сорока и помчался к военным. Кто-то из желторотиков-срочников дёрнулся, перехватывая автомат. Пётр остановил его жестом, а сам сделал два шага навстречу местному жителю.

– Лейтенант Карпов. Слушаю вас.

– Там, там, это, – затараторил мужик. – Дочке у меня плохо, температура, рвёт. А телефоны не работают, – и с надеждой посмотрел на лейтенанта.

– Сколько лет ребёнку? Сколько человек в семье?

– Э… Четыре. Ну, четверо нас. А дочке семь.

– Хорошо. Я вызываю скорую. Вы пока возвращайтесь и собирайте вещи. Не больше двух сумок. Сюда вы пока не вернётесь, объявлена эвакуация.

Мужчина часто закивал. Потом рысцой метнулся обратно. Вскоре все четверо уже размещались в жёлтой машине скорой помощи. Было тесно – кроме врачей там теперь сидели двое солдат в бронежилетах, но никто не жаловался. Как только карета скорой, не включая сирену, скрылась, Пётр негромко усмехнулся:

– Сейчас вылезут остальные. И найдётся как минимум один горлопан, который начнёт кричать всё не то, всё не так и почему до сих пор не приняли мер.

Журавлёв хмыкнул, потому что сам думал абсолютно также. Только не стал произносить вслух.

Оба как в воду глядели. Стоило машине скорой помощи уехать, как во двор начали стекаться люди. С надеждой смотрели на военных, молча слушали доносившиеся из раций переговоры, спрашивали: «Что случилось?» и «Что будет?» Пётр на всё отвечал одинаково:

– В городе вышли из строя коммуникации и транспорт. В двенадцать часов подвезут воду и продукты. Успокойтесь и оставайтесь на местах. При необходимости срочной медицинской помощи сообщайте нам. В ближайшие дни начнётся эвакуация из пострадавших районов. Сначала семьи с детьми, начиная с самых маленьких. Затем старики, потом остальные.

Жители в ответ соглашались, одни уходили, другие предлагали помощь. Журавлёв тут же самых активных попросил пройтись по квартирам и по возможности переписать жильцов. И, конечно же, в какой-то момент в ответ на информационное сообщение лейтенанта раздалась возмущённая ругань:

– А с какого х…я сначала семейных? У нас все равны. 

Алексей брезгливо посмотрел. Здоровый мужик лет под тридцать, явно не бедный – на пальцах массивные золотые перстни. Судя по рукам, зарабатывает не физическим трудом. Обручального кольца нет, скорее всего, неженат. А ещё на лице крепко прилипла высокомерно-презрительная мина «я за всё заплатил».

– Значит, так, – холодно ответил капитан. – Персонально тебе могу устроить внеочередную эвакуацию: у нас в командах по разбору завалов рук не хватает, вот туда и отправишься, – в толпе раздались смешки, а мужик невольно сделал шаг назад и гневно сжал руку в кулак. – Не нравится? Тогда пшёл отсюда. Захарченко!

– Я! – отозвался один из солдат, стоявших возле БТР.

– Если этот хмырь через три минуты ещё будет здесь, объясни ему права и обязанности. По моему опыту прикладом лучше всего бить в живот.

– Так точно! Понял в живот. По яйцам добавить можно?

– Нужно. 

Солдат немедленно перехватил автомат для удара, а бледный как мел скандалист под общий хохот протиснулся сквозь толпу и зайцем метнулся в подъезд.

Всё затихло. Успокоившиеся люди понемногу начали расходиться. Алексея порадовало, что взамен из домов и из соседних коробок в их дворе начали появляться мамы с детьми. Видимо решили, что под защитой военных безопасно. Самое страшное – неконтролируемую панику – удалось погасить. Внезапно на весь двор раздался пронзительный истошный женский вопль. Журавлёв замер, пытаясь понять, откуда кричали. Пётр, видимо, обладал более тонким слухом. Тут же спрыгнул на тротуар, крикнул:

 – Пятеро за мной!

И побежал к одному из подъездов. За ним двое бойцов Северина и трое срочников.

Вышли они через двадцать минут. Пётр прижимал к себе девчушку лет четырнадцати, укутанную в ветровку не по росту… Судя по разодранной футболке, но вроде бы целой юбке, солдаты успели. За командиром, заломив руки, волокли троих. Двух парней моложе двадцати пяти и мужика лет за тридцать – этого без штанов и даже без трусов. Что Алексея удивило: гулявшие во дворе мамы не стали ни возмущаться при виде голого мужика, ни требовать от детей отвернуться. Лишь сдержанный интерес, чем закончится? Возле БТР мародёров ткнули лицом в асфальт, а Пётр громко, чтобы услышали и зрители объяснил:

– На воскресенье к бабушке с дедом приехала, и вот. Стариков убили, а её уже разложили на кровати. Хорошо уроды неопытные, – лейтенант от души пнул ближайшего насильника в бок. – Девчушка вырвалась ненадолго и в окно крикнула.

Старший из бандитов, глядя на хрипящего от боли подельника, закричал:

– Это превышение полномочий! Издевательство, вы не дали мне даже одеться. Вас будут судить! Я требую адвоката! А-а-хр-р-р, – один из солдат, не дожидаясь приказа, саданул прикладом по почкам.

Пётр задумчиво потянул:

– Тут за гаражами в соседнем дворе место неплохое, берёза старая и не особо видно. Чтобы народ не пугать. Верёвка нужна.

Сопровождавший лейтенанта боец тут же отозвался:

– Я в квартире моток шнура видел. Не синтетика, жёсткий. В самый раз будет.

– Правильно. Давай ты за верёвкой, и сразу к гаражам. Мы пока этих туда оттащим.

 Бандиты заорали в голос:

– А-а-а!

– Помогите!

– Не имеете права!

Алексей молча удивлялся своим старым-новым товарищам: и это одни и те же парни? Только что терпеливо, внимательно, с искренним сочувствием деликатно останавливали истерики. Сейчас равнодушно бьют прикладами и невозмутимо вешают мародёров. Также удивительно для него была реакция местных жителей. Солдат, которые волокли визжащих от страха бандитов, молча проводили одобрительными взглядами и тут же про инцидент будто забыли.

-1
123

18 комментариев, по

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

Sheldon Lee
#

– В городе вышли из строя коммуникации и транспорт. В двенадцать часов подвезут воду и продукты.

🙂на несколько сотен тысяч населения? и завтра привезут? и послезавтра привезут? если есть возможности для такой масштабной логистики, то в чём проблема - провести масштабную эвакуацию?)

 раскрыть ветвь  15
Ярослав Васильев Автор
#

А в обычные дни люди у вас воздухом питаются? )) Это к вопросу накормить

Организовать подвоз продуктов и полевые кухни намного проще, чем вывозить людей... куда? Надо время, надо подготовить место и так далее

 раскрыть ветвь  0
Екатерина Филиппова
#

Эвакуацию производят - куда? Вроде бы везде одинаково.

 раскрыть ветвь  13
Anna
#

интересная зарисовка

 раскрыть ветвь  1
Ярослав Васильев Автор
#

Часть "детей  иного мира" если что ))

 раскрыть ветвь  0
Написать комментарий
5 078 73 34
Наверх Вниз