2 написанных стихотворения + прочитанное и читаемое / Задумчивый Пёс

2 написанных стихотворения + прочитанное и читаемое

Автор: Задумчивый Пёс

11 июля день шоколада и художника по свету

Ирина хочет шоколад,
Но не вмещается в наряд,
Поэтому снедает грусть,
И хочется при том «хрусть-хрусть».

Что делать? Выход найден ей,
Она – фотограф с малых дней,
Себе так ракурс подберёт,
«Кто видит жир – тот идиот!»

Могла бы Ира написать,
При весе в сорок в двадцать пять,
Но ей не хочется – июль
Сегодня праздники – хейт в нуль.

***

— Не ори на методичку.
– Как так можно составлять? Сразу всё искать до срока, надо бы сперва читать!
– Успокойся, Коля, будем, это всё примерный план.
– Ненавистник, волк Иуда, против чтенья интриган
Я скажу тебе, Олежка, именно такой баран,
Развалил литературу, только слушай – балаган...

И читает с пылом, с жаром, друг написанное мной,
Комментируя в чём видит он проблемы с головой,
Что сперва ребёнок должен всё внимательно читать,
Тему, образы, идею нужно в третий день давать.

Я киваю, «волк Иуда» , во груди моей кричит:
«Укуси его, будь другом, пусть быстрее замолчит!»
Я его прошу заткнуться, Коля в том не виноват,
Что так видит методичку – не учителя то взгляд.

Но когда коллега также начинает матом крыть,
Я снаружи улыбаюсь, волк внутри его «кусит».

Лев Соломонович Айзерман «Педагогическая непоэма. Есть ли будущее у уроков литературы в школе?» Часть 3«Экзамены» Глава 1 «Скорбный лист»
Однажды я был у кардиолога. Он выслушал сердце, посмотрел кардиограмму, а потом попросил меня поднять штанину и прощупал пульс на ноге. Ведь может быть вроде бы всё благополучно, но если кровь не пульсирует в ноге, то это тревожно. Я работаю в «ноге», да и всё образование держится на «ногах». Сужу о решениях министерства, инструкциях своих городских и окружных начальников, по всему, что идёт сверху образовательной вертикали, я прежде всего по тому, как всё это доходит до ноги, то бишь до школы, как отражается внизу. И, на мой взгляд, именно это главная точка отсчёта, обзора, взгляда на всё происходящее в образовании.

Тамара Крюкова Телепат Что раздражало так это представление гг и его слова об этом: Олег - среднестатический ничем не примечательный, как на него вообще можно смотреть не с жалостью паренёк - оказывается увлечением девушки Маши, а у той психотравма с прошлого лета и Олег (читаем определение) напоминает ей того Игоря, с которым она отказалась сближаться до интима, а тот нашёл другую и Маша всё пыталась понять за что с ней так поступили. В общем, красавица Маша начала отыгрываться на Олеге (читаем определение), тот от её капризов попадает в гангстерско-мистическую, как он это понимает, историю, согласившись передать флешку Жене. Любопытство губит Олега (определение) и он обретает сверхспособности, в которые никто не верит, ведь (определение). Также важны взаимоотношения с матерью, где гг предстаёт в знакомом амплуа, плохо замечая запах валерианы, который сыграет в будущем свою роль.


А флешка оказывается нужна трусу психиатру Жене, который наработки брата начал использовать на людях, чему воспротивились как человек из персонажа, так и более-менее близкий человек, с которым у дяди связана травма уровня сумеречного Джейкоба и с которым он пытается договориться, третьим лицом используя профессионального охранника, готового на всё, не лишённого при этом прямоты и восхищающегося дерзостью упомянутого раннее родственника, который является не менее важным протагонистом истории, чем Олег.
Много приятных второстепенных героев, которых Олег своим даром постоянно душевно калечит, но те выправляют свалившийся груз на мальчика более или менее.


Олег немного притомил собой, поэтому вторая сюжетная линия казалась более интересной и было любопытно наблюдать за противостоянием тёзок-родственников с противоположными характерами и "связующим" охранником.

Виктория Луговская Всё что было не со мной В 2003 году школьники писали сочинения на темы «Нет на свете семьи такой, где не памятен свой герой!» «Вклад моей семьи в историю Великой Отечественной войны» «Загляни в семейный альбом» из них заслуженным работником культуры, членом-корреспондентом Петровской академии наук и искусств, омской журналисткой Викторией Васильевной Луговской было собрано, отредактировано, снабжено обширным комментарием содержание этой книги.

Начинается всё со стихотворения А. Твардовского «Отцов и прадедов примета» и стихотворения В. Высоцкого 1967 г. «Аисты».

Повествование В. В. Луговской чередуется как со школьными сочинениями, так и воспоминаниями ветеранов о том времени.

Например, упоминается, что много сделал для увековечивания памяти подвига омичей-сибиряков из 364-й Краснознаменной Тосненской дивизии Борис Михайлович Шнейдер (с.14) + цитата из «Ленинградского дневника» О. Берггольц, а именно главы «Берлин пал»

«Теперь пойдём вперёд — на Запад...» открывается стихотворением Е. Долматовского «Курская дуга» 1943.

«Одна война, одна судьба, одна строка...» открывается песней из кинофильма «Следую своим курсом», а именно «Вернешься — ты будешь героем» музыка Е.Стихина, слова Г. Поженяна.

Вернёшься — ты будешь героем,
Ты будешь бессмертен — иди!
И стало тревожно, не скрою,
И что-то кольнуло в груди.

И рухнул весь мир за плечами;
Полшага вперед — и в века!
Как трудно в тяжёлом молчаньи
Коснуться рукой козырька!

Расправить шинельные складки,
Прислушаться к дальней пальбе,
Взять светлую сумку взрывчатки,
И тут же забыть о себе.

А почестей мы не просили,
Особых наград за дела:
Нам общая слава России
Солдатской наградой была…

Да много ли надо солдату,
Что знал и печаль и успех:
По трудному счастью — на брата,
Да красное знамя — на всех.

А почестей мы не просили,
Особых наград за дела:
Нам общая слава России
Солдатской наградой была…

с. 74 статья Л. Мартынова «Большие чувства» в «Омской правде» от 11.07.1941 г., где среди стихотворений о войне есть упоминание о первом стихотворении Р. Рождественского.
с. 97 у К. Симонова документальный фильм «Шёл солдат» со строками
У него было длинное имя,
У политрука нашей роты,
За четыре кровавых года
Так война его удлинила,
Что в одну строку не упишешь:
Иванов его было имя,
Вот я — на краешке портретном...» открывается стихотворением автора «На тёплом крылечке» Начинается с «На тёплом крылечке мы снова вдвоём, Вечерние песни тихонько поём. Погасит закат за рекой уголёк, На плечи накинешь мне мамин платок», а заканчивается:
На тёплом крылечке мы сядем рядком
И мамины песни для внуков споём...
Раздует рассвет за рекой уголёк,
Дай силы нам жить, материнский платок.
Дай силы нам жить, моей мамы платок.

В этом разделе отдельная стопка сочинений, где важна была фамилия (в предыдущей главе рассматривали имя Иван)

К финалу автор пишет:

Десятки ребят, написавших сочинения, не знают друг друга. Но наша общая рукопись — тоже благодарение... Надо жить, надо выстоять, надо уважать себя, своих родителей, своё Отечество. Не рубить сгоряча. Не судить в угоду кому-то или чему-то. Взращивать в себе чувство собственного достоинства.

Заканчивается всё стихотворением «Жива любовь и имя ей — Россия».

Карпов В. И., Топорова Т. В. Историческое жанроведение и история языка: о месте и роли типов текстов в историко-лингвистических исследованиях в Германии и России. Вестник Санкт-Петербургского университета. Язык и литература. 2021, 18 (3): 569-589  

Статья-обзор отечественных и зарубежных работ по лингвистике текста, в центре которой термин «Textsorte», который напрямую связан с таким направлением языкознания, как лингвистическое жанроведение.
В отечественном языкознании как правило под «типом текста» подразумевают разводимые в немецкой филологии теоретический конструкт «Texttyp» и дискурсивный (лог. основанный на рассуждении, состоящем из последовательного ряда логических звеньев, каждое из которых зависит от предыдущего и обусловливает последующее) феномен «Textsorte».
В лингвистике принято считать, что термин Textsorte ввел в научный обиход немецкий философ и один из создателей штуттгартской школы информационной эстетики М. Бензе в 1962 г. Первое упоминание принадлежит Г. Беку в работе 1973 г. Textsorten und Soziolekte. In: Studien zur Texttheorie und deutschen Grammatik. Düsseldorf: Pädagogischer Verlag Schwann, 1973. P. 73-112.
В 1995 г. появляется работа Adamzik K. Textsorten.Texttypologie.Eine kommentierte Bibliographie. Münster: Nodus Publikationen, 1995. 301 S., автор которой свела споры к двум наиболее распространенным трактовкам.
В первом, «неспециализированном» случае, синонимами можно считать «вид текста», «тип текста», «класс текстов». В «специализированном» же синонимы разграничиваются и появляется иерархичное взаимоотношение между ними.
При разграничении Textsorte и Texttyp Х. Изенберг предлагал «тип текста» считать строгим научным термином, который применяется в теоретической лингвистике для создания типологической классификации текстов
Не прижился вариант А. Г. Пастухова «сорт текста», в отличие от предложенного термина Чернявской В. Е «тип текста». Им предлагается считать культурно-исторически сложившуюся продуктивную модель, образец текстового построения, определяющий функциональные и структурные особенности конкретных текстов (экземпляров текста) с различным тематическим содержанием. В отличие от литературоведческого «жанра».
В то же время в 2008 году Тырыгина В. А. в «Проблеме жанра в массово-информационном дискурсе» анализирует «тип текста» и «жанр текста» с точки зрения типологии.
Согласно авторам статьи, исследовательница предлагает считать «тип текста» искусственным конструктом, чего не скажешь о «жанре текста». Это связывается с тем, что «жанр» — компонент естественной классификации текстов. И этот термин шире чисто литературоведческого, что можно было увидеть в статье М. М. Бахтина «Проблема речевых жанров».
Согласно авторам статьи, в процессе осмысления термина «речевой жанр» М. М. Бахтин смог подобраться, но ещё не вывел такой термин, как «жанр текста», под которым Тырыгиной В. А. предлагается понимать устоявшийся, коллективно выработанный в процессе социокультурного и коммуникативно-речевого опыта и развития формально-содержательные образец, который целенаправленно соотнесён с адресатом и вербально-поведенческой обстановкой.
В немецком языке предложенный Бахтиным «репертуар речевых жанров» переводится термином «Textsortenrepertoire» и применяется в таком виде в немецкоязычной традиции для обозначения всех типов текста, используемых в рамках коммуникативной ситуации.
С начала 90-х годов и как минимум на 2009 г. Н. С. Бабенко предлагает рассматривать термины по М. М. Бахтину в таком направлении современного языкознания, как лингвистическое жанроведение.
Всё это предпринято для того, чтобы установить потенциал отдельных типов текста, зафиксированных в различные периоды существования конкретного языка, для расширенного описания языковой истории. Благодаря этому можно сформулировать общие принципы диахронически-ориентированного исследования и внести весомый вклад в развитие исторической лингвистики.

Ещё из книги Сергея Монахова и Дмитрия Чердакова Глазарий Языка узнал, что по правилам русского языка слово бездарь женского рода (для меня непривычно совсем), придумано И. Северянином в 1912 г. и ударение было бездАрь, но сейчас нормальное бЕздарь. Про женский род что он даёт: нормативно согласно словарю ещё на 2015 г. на письме, если совсем действовать по правилам, получилась бы не «взяли заведующим бездаря», а «взяли заведующим бездарь»

+13
33

0 комментариев, по

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

Написать комментарий
7 299 9 90
Наверх Вниз