Вспоминая Высоцкого / Карин Андреас

Вспоминая Высоцкого

Автор: Карин Андреас

Вспоминая Высоцкого

Ни за какие деньги, даже за все золото мира не купишь жизненную силу, жизненную энергию. Где ее взять? Вероятно вы удивитесь ответу: в песнях Владимира Высоцкого. Заметьте в песнях, я не отделяю стихи и музыку. Вспомним стихи и песни Владимира Семеновича хотя бы в день его рождения: 25-го января.

Кинопленки сохранили актерское мастерство Высоцкого, а магнитные ленты и пластинки – его живой голос. Плохое качество записей с концертов не позволяло расслышать все слова. Прижизненно опубликовано лишь стихотворение «Из дорожного дневника». На помощь пришли книги самиздата — у меня есть такая книга стихов сделанная в ВЦ. Кто-то набрал тексты и скопировал их на бобины для ЭВМ, копии ленты распространились по разным ВЦ. Тексты распечатали на больших белых листах, листы сложили пополам и сшили в твердой обложке, как делали документацию. Так у нас появилась возможность читать и понять глубину стихов. (ВЦ – вычислительный центр, ЭВМ – электронно-вычислительная машина)

Упрямо я стремлюсь ко дну:

Дыханье рвётся, давит уши…

Зачем иду на глубину?

Чем плохо было мне на суше?

Там, на земле, — и стол, и дом.

Там я и пел, и надрывался;

Я плавал всё же, хоть с трудом,

Но на поверхности держался.

Линяют страсти под луной

В обыденной воздушной жиже,

А я вплываю в мир иной

Тем невозвратнее, чем ниже.

Дышу я непривычно — ртом.

Среда бурлит — плевать на среду!

Я погружаюсь, и притом

Быстрее — в пику Архимеду.

Я потерял ориентир,

Но вспомнил сказки, сны и мифы:

Я открываю новый мир,

Пройдя коралловые рифы.

Коралловые города…

В них многорыбно, но не шумно:

Нема подводная среда,

И многоцветна, и разумна.

Где ты, чудовищная мгла,

Которой матери стращают?!

Светло — хотя ни факела,

Ни солнца мглу не освещают!

Всё гениальное и не-

Допонятое — всплеск и шалость —

Спаслось и скрылось в глубине —

Всё, что гналось и запрещалось…

Дай бог, я всё же дотону,

Не дам им долго залежаться!

И я вгребаюсь в глубину,

И всё труднее погружаться.

Под черепом могильный звон,

Давленье мне хребет ломает,

Вода выталкивает вон,

И глубина не принимает.

Я снял с острогой карабин,

Но камень взял — не обессудьте! —

Чтобы добраться до глубин,

До тех пластов, до самой сути.

Я бросил нож — не нужен он:

Там нет врагов, там все мы — люди,

Там каждый, кто вооружен, —

Нелеп и глуп, как вошь на блюде.

Сравнюсь с тобой, подводный гриб,

Забудем и чины, и ранги,

Мы снова превратились в рыб,

И наши жабры — акваланги.

Нептун, ныряльщик с бородой,

Ответь и облегчи мне душу:

Зачем простились мы с водой,

Предпочитая влаге сушу?

Меня сомненья, чёрт возьми,

Давно буравами сверлили:

Зачем мы сделались людьми?

Зачем потом заговорили?

Зачем, живя на четырёх,

Мы встали, распрямили спины?

Затем — и это видит Бог, —

Чтоб взять каменья и дубины.

Мы умудрились много знать,

Повсюду мест наделать лобных,

И предавать, и распинать,

И брать на крюк себе подобных!

И я намеренно тону,

Зову: «Спасите наши души!»

И если я не дотяну —

Друзья мои, бегите с суши!

Назад — не к горю и беде;

Назад и вглубь — но не ко гробу;

Назад — к прибежищу, к воде;

Назад — в извечную утробу.

Похлопал по плечу трепанг,

Признав во мне свою породу…

И я выплёвываю шланг

И в лёгкие пускаю воду.

Сомкните стройные ряды,

Покрепче закупорьте уши.

Ушёл один — в том нет беды,

Но я приду по ваши души! 

Или эти, например:

Штормит весь вечер, и, пока

Заплаты пенные латают

Разорванные швы песка,

Я наблюдаю свысока,

Как волны головы ломают.

И я сочувствую слегка

Погибшим им — издалека.

Я слышу хрип, и смертный стон,

И ярость, что не уцелели, —

Ещё бы: взять такой разгон,

Набраться сил, пробить заслон —

И голову сломать у цели!..

И я сочувствую слегка

Погибшим им — издалека.

Ах, гривы белые судьбы!

Пред смертью словно хорошея,

По зову боевой трубы

Взлетают волны на дыбы,

Ломают выгнутые шеи.

И мы сочувствуем слегка

Погибшим им — издалека.

А ветер снова в гребни бьёт

И гривы пенные ерошит.

Волна барьера не возьмёт —

Ей кто-то ноги подсечёт,

И рухнет взмыленная лошадь.

Мы посочувствуем слегка

Погибшей ей — издалека.

Придёт и мой черёд вослед —

Мне колют в спину, гонят к краю.

В душе — предчувствие как бред,

Что надломлю себе хребет

И тоже голову сломаю.

Мне посочувствуют слегка,

Погибшему, — издалека.

Однако Высоцкого не назовешь пассивным наблюдателем – вспомним «Охоту на волков»:

Рвусь из сил и из всех сухожилий,

Но сегодня - опять, как вчера,-

Обложили меня, обложили,

Гонят весело на номера.

Из-за елей хлопочут двустволки -

Там охотники прячутся в тень.

На снегу кувыркаются волки,

Превратившись в живую мишень.

Идет охота на волков, идет охота!

На серых хищников - матерых и щенков.

Кричат загонщики, и лают псы до рвоты.

Кровь на снегу и пятна красные флажков.

Не на равных играют с волками

Егеря, но не дрогнет рука!

Оградив нам свободу флажками,

Бьют уверенно, наверняка.

Волк не может нарушить традиций.

Видно, в детстве, слепые щенки,

Мы, волчата, сосали волчицу

И всосали - "Нельзя за флажки!"

Идет охота на волков, идет охота!

На серых хищников - матерых и щенков.

Кричат загонщики, и лают псы до рвоты.

Кровь на снегу и пятна красные флажков.

Наши ноги и челюсти быстры.

Почему же - вожак, дай ответ -

Мы затравленно мчимся на выстрел

И не пробуем через запрет?

Волк не должен, не может иначе!

Вот кончается время мое.

Тот, которому я предназначен,

Улыбнулся и поднял ружье.

Идет охота на волков, идет охота!

На серых хищников - матерых и щенков.

Кричат загонщики, и лают псы до рвоты.

Кровь на снегу и пятна красные флажков.

Я из повиновения вышел

За флажки - жажда жизни сильней!

Только сзади я радостно слышал

Удивленные крики людей.

Рвусь из сил, из всех сухожилий,

Но сегодня - не так, как вчера!

Обложили меня, обложили,

Но остались ни с чем егеря!

Идет охота на волков, идет охота!

На серых хищников - матерых и щенков.

Кричат загонщики, и лают псы до рвоты.

Кровь на снегу и пятна красные флажков.

Стихи — это не просто набор слов, записанный в столбик – ныне не все рифмуют. Стихи — это отражение мыслей. Поэтом называют того, кто мысли и чувства умеет выразить в стихах, а, прочитав их, многие читатели смогут сказать: это обо мне.

Вспомним строки из его стихотворения:

Я не люблю фатального исхода.

От жизни никогда не устаю.

Я не люблю любое время года,

Когда веселых песен не пою. 

Я не люблю открытого цинизма,

В восторженность не верю, и еще,

Когда чужой мои читает письма,

Заглядывая мне через плечо. 

Я не люблю, когда наполовину

Или когда прервали разговор.

Я не люблю, когда стреляют в спину,

Я также против выстрелов в упор. 

Я ненавижу сплетни в виде версий,

Червей сомненья, почестей иглу,

Или, когда все время против шерсти,

Или, когда железом по стеклу. 

Я не люблю уверенности сытой,

Уж лучше пусть откажут тормоза!

Досадно мне, что слово «честь» забыто,

И что в чести наветы за глаза. 

Когда я вижу сломанные крылья,

Нет жалости во мне и неспроста —

Я не люблю насилье и бессилье,

Вот только жаль распятого Христа. 

Я не люблю себя, когда я трушу,

Досадно мне, когда невинных бьют,

Я не люблю, когда мне лезут в душу,

Тем более, когда в нее плюют. 

Я не люблю манежи и арены,

На них мильон меняют по рублю,

Пусть впереди большие перемены,

Я это никогда не полюблю. 

Не раз в моей жизни возникали ситуации, когда невольно всплывали в памяти «Маски»:

Смеюсь навзрыд, как у кривых зеркал,

Меня, должно быть, ловко разыграли:

Крючки носов и до ушей оскал —

Как на венецианском карнавале!

Вокруг меня смыкается кольцо,

Меня хватают, вовлекают в пляску.

Так-так, моё нормальное лицо

Все, вероятно, приняли за маску.

Петарды, конфетти… Но всё не так!

И маски на меня глядят с укором,

Они кричат, что я опять не в такт,

Что наступаю на ноги партнёрам.

Что делать мне — бежать, да поскорей?

А может, вместе с ними веселиться?..

Надеюсь я — под масками зверей

Бывают человеческие лица.

Все в масках, в париках — все как один,

Кто — сказочен, а кто — литературен…

Сосед мой слева — грустный арлекин,

Другой — палач, а каждый третий — дурень.

Один — себя старался обелить,

Другой — лицо скрывает от огласки,

А кто — уже не в силах отличить

Своё лицо от непременной маски.

Я в хоровод вступаю, хохоча,

И всё-таки мне неспокойно с ними:

А вдруг кому-то маска палача

Понравится — и он её не снимет?

Вдруг арлекин навеки загрустит,

Любуясь сам своим лицом печальным;

Что, если дурень свой дурацкий вид

Так и забудет на лице нормальном?!

За масками гоняюсь по пятам,

Но ни одну не попрошу открыться:

Что, если маски сброшены, а там —

Всё те же полумаски-полулица?

Как доброго лица не прозевать,

Как честных отличить наверняка мне?

Все научились маски надевать,

Чтоб не разбить своё лицо о камни.

Я в тайну масок всё-таки проник,

Уверен я, что мой анализ точен,

Что маски равнодушья у иных —

Защита от плевков и от пощёчин.

Герои стихов Высоцкого: альпинист, подводник, канатоходец, шахматист ... 

Каждый читатель может найти в этих стихах строки, в которых поэт будто подсмотрел его жизнь.

Канатоходец

Он не вышел ни званьем, ни ростом,

Ни за славу, ни за плату,

На свой необычный манер

Он по жизни шагал над помостом

По канату, по канату,

натянутому, как нерв.

Посмотрите, вот он без страховки идет.

Чуть правее наклон - упадет, пропадет!!

Чуть левее наклон - все равно не спасти!!

Но должно быть ему очень нужно пройти

Четыре четверти пути!

И лучи его с шага сбивали,

И кололи, словно лавры.

Труба надрывалась - как две.

Крики "Браво!" его оглушали,

А литавры, а литавры -

Как обухом по голове!

Посмотрите - вот он

без страховки идет.

Чуть правее наклон -

упадет, пропадет!

Чуть левее наклон -

все равно не спасти...

Но теперь ему меньше осталось пройти -

уже три четверти пути.

"Ах как жутко, как смело, как мило!

Бой со смертью - три минуты!" -

Раскрыв в ожидании рты,

Из партера глядели уныло

Лилипуты, лилипуты -

Казалось ему с высоты.

Посмотрите - вот он

без страховки идет.

Чуть правее наклон -

упадет, пропадет!

Чуть левее наклон -

все равно не спасти...

Но спокойно,- ему остается пройти

всего две четверти пути!

Он смеялся над славою бренной,

Но хотел быть только первым -

Такого попробуй угробь!

Не по проволоке над ареной,-

Он по нервам - нам по нервам -

Шел под барабанную дробь!

Посмотрите - вот он

без страховки идет.

Чуть правее наклон -

упадет, пропадет!

Чуть левее наклон -

все равно не спасти...

Но замрите,- ему остается пройти

не больше четверти пути!

Закричал дрессировщик - и звери

Клали лапы на носилки...

Но прост приговор и суров:

Был растерян он или уверен -

Но в опилки, но в опилки

Он пролил досаду и кровь!

И сегодня другой

без страховки идет.

Тонкий шнур под ногой  -

упадет, пропадет!

Вправо, влево наклон -

и его не спасти...

Но зачем-то ему тоже нужно пройти

четыре четверти пути!

А как романтична песня «Здесь лапы у елей дрожат на ветру»:

Здесь лапы у елей дрожат на весу,

Здесь птицы щебечут тревожно.

Живешь в заколдованном диком лесу,

Откуда уйти невозможно.

Пусть черемухи сохнут бельем на ветру,

Пусть дождем опадают сирени,

Все равно я отсюда тебя заберу

Во дворец, где играют свирели.

Твой мир колдунами на тысячи лет

Укрыт от меня и от света.

И думешь ты, что прекраснее нет,

Чем лес заколдованный этот.

Пусть на листьях не будет росы поутру,

Пусть луна с небом пасмурным в ссоре,

Все равно я отсюда тебя заберу

В светлый терем с балконом на море.

В какой день недели, в котором часу

Ты выйдешь ко мне осторожно?..

Когда я тебя на руках унесу

Туда, где найти невозможно?.. 

Украду, если кража тебе по душе, -

Зря ли я столько сил разбазарил?

Соглашайся хотя бы на рай в шалаше,

Если терем с дворцом кто-то занял! 

Услышать эти слова из уст любимого мечтает каждая женщина. Такие стихи не могут быть сиюминутными – он говорит о вечных ценностях.

В разных передачах я слышала, что многие оказавшись в трудной ситуации вспоминали песни Высоцкого. В них особый ритм – биение сердца. Мне очень помогают его стихи и песни. Вспоминая их, я слышу его голос – сильный, своеобразный тембр.

Кажется, даже странно, чтобы строки: ‘я жив, снимите черные повязки’ и ‘лежу, так больше расстоянье до петли’ настроили на позитивную волну.

Он будто говорит: смелее, трудности временные, можно преодолеть препятствие.

Чтоб не было следов, повсюду подмели…

Ругайте же меня, позорьте и трезвоньте:

Мой финиш — горизонт, а лента — край земли,

Я должен первым быть на горизонте!

Условия пари одобрили не все

И руки разбивали неохотно —

Условье таково: чтоб ехать — по шоссе,

И только по шоссе — бесповоротно.

Наматываю мили на кардан

И еду параллельно проводам,

Но то и дело тень перед мотором:

То чёрный кот, то кто-то в чём-то чёрном.

Я знаю, мне не раз в колёса палки ткнут.

Догадываюсь, в чём и как меня обманут.

Я знаю, где мой бег с ухмылкой пресекут

И где через дорогу трос натянут.

Но стрелки я топлю — на этих скоростях

Песчинка обретает силу пули,

И я сжимаю руль до судорог в кистях —

Успеть, пока болты не затянули!

Наматываю мили на кардан

И еду вертикально к проводам.

Завинчивают гайки… Побыстрее! —

Не то поднимут трос, как раз где шея.

И плавится асфальт, протекторы кипят,

Под ложечкой сосёт от близости развязки.

Я голой грудью рву натянутый канат!

Я жив — снимите чёрные повязки!

Кто вынудил меня на жёсткое пари —

Нечистоплотны в споре и расчётах.

Азарт меня пьянит, но, как ни говори,

Я торможу на скользких поворотах.

Наматываю мили на кардан

Назло канатам, тросам, проводам.

Вы только проигравших урезоньте,

Когда я появлюсь на горизонте!

Мой финиш — горизонт — по-прежнему далёк,

Я ленту не порвал, но я покончил с тросом —

Канат не пересёк мой шейный позвонок,

Но из кустов стреляют по колёсам.

Меня ведь не рубли на гонку завели —

Меня просили: «Миг не проворонь ты!

Узнай, а есть предел — там, на краю земли?

И можно ли раздвинуть горизонты?»

Наматываю мили на кардан.

И пулю в скат влепить себе не дам.

Но тормоза отказывают… Кода!

Я горизонт промахиваю с хода! 

Горизонт»/

В словах песни «Вершина», мне слышится призыв быть решительней.

Здесь вам не равнина, здесь климат иной —

Идут лавины одна за одной

И здесь за камнепадом ревёт камнепад.

И можно свернуть, обрыв обогнуть,

Но мы выбираем трудный путь,

Опасный, как военная тропа!

Кто здесь не бывал, кто не рисковал —

Тот сам себя не испытал,

Пусть даже внизу он звёзды хватал с небес:

Внизу не встретишь, как ни тянись,

За всю свою счастливую жизнь

Десятой доли таких красот и чудес.

Нет алых роз и траурных лент,

И не похож на монумент

Тот камень, что покой тебе подарил.

Как Вечным огнём, сверкает днём

Вершина изумрудным льдом,

Которую ты так и не покорил.

И пусть говорят, да, пусть говорят,

Но — нет, никто не гибнет зря!

Так лучше — чем от водки и от простуд.

Другие придут, сменив уют

На риск и непомерный труд, —

Пройдут тобой не пройденный маршрут.

Отвесные стены… А ну — не зевай!

Ты здесь на везенье не уповай —

В горах не надежны ни камень, ни лёд, ни скала.

Надеемся только на крепость рук,

На руки друга и вбитый крюк

И молимся, чтобы страховка не подвела.

Мы рубим ступени… Ни шагу назад!

И от напряженья колени дрожат,

И сердце готово к вершине бежать из груди.

Весь мир — на ладони! Ты счастлив и нем

И только немного завидуешь тем,

Другим — у которых вершина ещё впереди.

В них столько энергии, силы – это просто удивительно. После таких строк кажется ничего невозможного нет!

Если что-то не так, вспоминаю:

Истома ящерицей ползает в костях,

И сердце с трезвой головой не на ножах,

И не захватывает дух на скоростях,

Не холодеет кровь на виражах.

И не прихватывает горло от любви,

И нервы больше не в натяжку,- хочешь - рви,-

Повисли нервы, как веревки от белья,

И не волнует, кто кого,- он или я.

      На коне,- толкни - я с коня.

      Только "не", только "ни" у меня.

Не пью воды - чтоб стыли зубы - питьевой

И ни событий, ни людей не тороплю,

Мой лук валяется со сгнившей тетивой,

Все стрелы сломаны - я ими печь топлю.

Не напрягаюсь, не стремлюсь, а как-то так...

Не вдохновляет даже самый факт атак.

Сорвиголов не принимаю и корю,

Про тех, кто в омут головой,- не говорю.

      На коне,- толкни - я с коня.

      Только "не", только "ни" у меня.

И не хочу ни выяснять, ни изменять

И ни вязать и ни развязывать узлы.

Углы тупые можно и не огибать,

Ведь после острых - это не углы.

Любая нежность душу не разбередит,

И не внушит никто, и не разубедит.

А так как чужды всякой всячины мозги,

То ни предчувствия не жмут, ни сапоги.

      На коне,- толкни - я с коня.

      Только "не", только "ни" у меня.

Не ноют раны, да и шрамы не болят -

На них наложены стерильные бинты!

И не волнуют, не свербят, не теребят

Ни мысли, ни вопросы, ни мечты.

Свободный ли, тугой ли пояс - мне-то что!

Я пули в лоб не удостоюсь - не за что.

Я весь прозрачный, как раскрытое окно,

Я неприметный, как льняное полотно.

      На коне,- толкни - я с коня.

      Только "не", только "ни" у меня.

Ни философский камень больше не ищу,

Ни корень жизни,- ведь уже нашли женьшень.

Не вдохновляюсь, не стремлюсь, не трепещу

И не надеюсь поразить мишень.

Устал бороться с притяжением земли -

Лежу,- так больше расстоянье до петли.

И сердце дергается, словно не во мне,-

Пора туда, где только "ни" и только "не".

      На коне,- толкни - я с коня.

      Только "не", только "ни" у меня. 

/«Истома ящерицей ползает в костях»/

Даже в следующих строках нет отчаянья, Высоцкий словно говорит: спокойнее, не спеши, отдохни.

Вдоль обрыва, по-над пропастью, по самому краю

      Я коней своих нагайкою стегаю, - погоняю, -

      Что-то воздуху мне мало, ветер пью, туман глотаю,

      Чую, с гибельным восторгом - пропадаю, пропадаю!

      Чуть помедленнее, кони, чуть помедленнее!

      Вы тугую не слушайте плеть!

      Но что-то кони мне попались привередливые,

      И дожить не успел, мне допеть не успеть!

            Я коней напою, 

            Я куплет допою,-

            Хоть немного еще постою на краю!...

      Сгину я, меня пушинкой ураган сметет с ладони,

      И в санях меня галопом повлекут по снегу утром.

      Вы на шаг неторопливый перейдите, мои кони!

      Хоть немного, но продлите путь к последнему приюту!

      Чуть помедленнее, кони, чуть помедленнее!

      Не указчики вам кнут и плеть.

      Но что-то кони мне попались привередливые,

      И дожить я не смог, мне допеть не успеть.

            Я коней напою, 

            Я куплет допою,-

            Хоть немного еще постою на краю!...

      Мы успели - в гости к богу не бывает опозданий.

      Так что ж там ангелы поют такими злыми голосами?

      Или это колокольчик весь зашелся от рыданий,

      Или я кричу коням, чтоб не несли так быстро сани?

      Чуть помедленнее кони, чуть помедленнее!

      Умоляю вас вскачь не лететь!

      Но что-то кони мне достались привередливые,

      Коль дожить не успел, так хотя бы допеть!

            Я коней напою, 

            Я куплет допою,-

            Хоть мгновенье еще постою на краю!... 

/«Кони привередливые»/

Высоцкий жив до тех пор, пока ощущается его энергия здесь — на земле, пока читают его стихи и слушают его песни. Не просто воспоминания и забытый томик стихов на полке. Да, кто сейчас листает книги? Многие, наверно, пыль вытирают один раз в несколько лет. Интернет под рукой. 

Тепло души оставил нам Владимир Высоцкий!

Хотите взбодриться, набраться положительной энергии? Включите песни Высоцкого и захочется жить! Слушайте песни Высоцкого в его исполнении – в них сила!

Выровнялось настроение? Закрепите его – послушайте шуточные песни: «Про дикого вепря», «Про джина», «Жираф», «Лукоморья больше нет», а лучше «Бермудский треугольник или письмо в редакцию телепередачи «Очевидное невероятное» из сумасшедшего дома»:

...Вместо, чтоб поесть, помыться, уколоться и забыться 

Вся безумная больница у экрана собралась

Говорил, ломая руки краснобай и баламут

Про бессилие науки перед тайною Бермуд

Все мозги разбил на части, все извилины заплел

И канатчиковы власти колют нам второй укол.

Уважаемый редактор, может лучше про реактор?

Про любимый лунный трактор? Ведь нельзя же год подряд

Все тарелками пугают, дескать, подлые летают,

То у вас собаки лают, то у вас руины говорят.

Высоцкий — это целый мир!  Счастливо поколение жившее в его эпоху. Заражайтесь энергией, слушая его песни. 

Для желающих послушать голос Владимира Высоцкого:  

+28
91

18 комментариев, по

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

Нещерет Татьяна
#

Высоцкий  - наша душа и совесть.

 раскрыть ветвь  3
Карин Андреас Автор
#

Совесть - бесспорно.

 раскрыть ветвь  2
Андрей Васильев
#

Да Господь с вами! Прижизненно у него ни одной книги не вышло, это так. А отдельные стихотворения публиковались довольно часто. В большинстве своем, разумеется, в региональных изданиях, но иногда случались и чудеса, они попадали в центральную прессу.

 раскрыть ветвь  1
Карин Андреас Автор
#

армяне говорят - пойди умри и возвращайся, полюблю.

 раскрыть ветвь  0
Iriya
#

Очень сильный, страстный и цепляющий поэт.

Для Вас то, что не часто цитируется, кмк.
А это одна из моих любимых.) "Баллада о времени"

 раскрыть ветвь  2
Карин Андреас Автор
#

"возвращаются все кроме тех, кто нужней..."

 раскрыть ветвь  1
 раскрыть ветвь  2
Карин Андреас Автор
#

"если не любил, значит и не жил, и не дышал..."

 раскрыть ветвь  1
Ника Ракитина
#

Высоцкий -- это эпоха.

 раскрыть ветвь  2
анс
#

не не не...

это цивилизация, чо 😱 

 раскрыть ветвь  1
 раскрыть ветвь  0
Аннабель
#

Как такое забыть!🌟 

 раскрыть ветвь  0
анс
#

ну эта... плюс, да

и ПАМЯТЬ 😱 

а так-то нет, в смысле...

Стихи — это не просто набор слов, записанный в столбик – ныне не все рифмуют. Стихи — это отражение мыслей. Поэтом называют того, кто мысли и чувства умеет выразить в стихах, а, прочитав их, многие читатели смогут сказать: это обо мне.

и всё остальное типа...

Поэтом называют того, кто написал стихотворенье, чо 😱 

какое стихотворенье - такой и поэт, блин

Поэт и Музы 

"...он такое, поэт, существо..."
В.Долина


- Я люблю поболтать, и поесть, и попить,  
И поспать, и поездить по свету…  
Господа, не мешайте поэту творить.  
Господа! Не мешайте поэту!…  

Все пытаюсь я суть мирозданья постичь,  
Постигая зеленого змия...  
Господа! Не бросайте в поэта кирпич,  
У него на кирпич аллергия.  

Отнестись и к закуске бы надо всерьез,  
А вздремнуть опосля - без вопросов!  
Господа, не целуйте поэта взасос,  
У него синяки от засосов...  

Почитательницы в неглиже из мехов  
 За автографы сдачи не просят.  
Господа, не читайте поэту стихов!  
Он чужие стихи не выносит!  

 раскрыть ветвь  0
Написать комментарий
7 551 3 110
Наверх Вниз