Белый город / Итта Элиман

Белый город

Автор: Итта Элиман

      Квартира у Марики на окраине Берлина. Дальше только поле и лесопарк. Обычно видом с третьего этажа можно распоряжаться широко, но сегодня мир скрылся за снежной завесой. Мела метель. Марика вышла на улицу купить что-нибудь к ужину. Ее окружило белым несущимся холодом.

      Замерзли руки, Марика сунула их в карманы и в правом нащупала камень. Сердце привычно вздрогнуло. Камень они с Петрой нашли в Италии, на летнем берегу, давно. Камень был простой, серый и, как уверяла Петра, волшебный. Марика ей верила. Петра ушла в ноябре, потому что скучала. Скучала, несмотря на заботу и преданность, даже скулы сводило от тоски. Она часто плакала по ночам, курила на балконе и рисовала свои дома. Много домов, столько, сколько и не вместить на куске тонированного картона. Петра вмещала. И все оставила Марике. Одной.

      Марика думала, что теперь Петре хорошо без нее. Так было легче.

      Продавщица разглядывала ее внимательно. Марика догадывалась, о чем думает продавщица. Она решала мужчина перед ней или женщина. Марика сама не знала, кто она. Внешнее и внутреннее перепутано. Худая, высокая, длиннолицая, с короткой стрижкой. Глаза синие-синие, да только кто их заметит? Одета по-мужски: в черные джинсы, кроссовки и куртку. Движения резкие, уверенные, а внутри - брошенная женщина. И больно.

      Обратно Марика шла тихим переулком по чистой снежной простыне, оставляя на ней первые следы. Затем переулок влился в большую улицу, и следы смешались с иными, неопознанными бусами на тротуарах.

      Дома Марика извлекла из пакета копченую рыбу, замороженный шпинат и бутылку белого вина. Поставила все на стол. По привычке достала два бокала. В комнате было необыкновенно уютно и светло от выпавшего за окном снега. Петрены дома затаились по стенам. Марика открыла вино, налила полный бокал и вышла с ним на балкон. Перила украсились белым воротником. В нем Марика натыкала пальцем рытвинки, словно крохотный эквилибрист неуверенно прошел по краю. Берлин засыпал. Где-то топили камин, слегка пахло дымом. Из окон доносился Пинк Флойд. Старая музыка, ровесница Марики. Город укутался снежным одеялом, сделался маленьким и кротким, как сонный котенок. Каждый дом - остров, каждая улица - белая река.

      По улице шел одинокий человек в заснеженной шапке. Не спеша - руки в карманы. "У него свой камень" - решила Марика, - "Он тоже тоскует".

      Она немного опьянела и потому, нисколько не смущаясь, окликнула его:

      - Ей! У вас есть в кармане камень?

      - Только зажигалка! - мужчина остановился. Он говорил с акцентом. - Ужасно хочу курить! Магазины закрылись, автомат на углу не работает. Почему вы спросили о камне?

      - У меня камень. Я лезу в карманы и всегда его нахожу.

      - Память?

      - Да. Я не курю, но подруга забыла у меня сигареты. Так что заходите. Угощу.

      - Спасибо! - обрадовался мужчина.

      - Я вам открою. Фамилия - Вайс. - Марика отправилась открывать дверь.

      Прохожий отряхивался на пороге. Очень высокий, светловолосый и немолодой. Правая половина лица когда-то сильно пострадала от ожога, левая улыбалась серым глазом и густыми усами.

      - Приятно, что в Германии легко доверяют незнакомцам! - акцент оказался просто чудовищным.

      - Вы русский?

      - Не совсем.

      - Проходите. Налейте вина себе, если хотите. Я поищу сигареты.

      - Уже поздно. - Гость осторожно вошел в гостиную, - Вас не стеснит?

      - Нет. Я одна. И мало чего боюсь в жизни. И потом, я не обычная женщина.

      - Не обычная? Да, у вас слишком синие глаза. Я таких не встречал раньше.

      Марика криво улыбнулась и подала гостю начатую пачку Голуас.

      - Вот, курите! Я имела в виду профессию. Я этолог. Психолог животных. Люди меня не пугают, а удивляют.

      - Да. Действительно редкость... - щелкнула зажигалка. Запахло сладко и резко. Мужчина присел на стул, замер от удовольствия.

      - Все-таки вы русский.

      - Я из России. Но я литовец. Знаю, акцент ужасный. А ведь я давно здесь живу...

      - Ваша профессия видно не требует языка?

      - Вы правы. Я придумываю декорации для телешоу. Знаете, дурацкие телешоу нуждаются в оформлении, чтобы хоть кто-нибудь их смотрел.

      - Я не смотрю.

      - Я тоже, - гость встал. - Спасибо вам за сигарету.

      - Не за что. Заберите пачку. Моя подруга вряд ли вернется за ними.

      - Вы скучаете без нее?

      - Привыкаю.

      - И рисуете психоделию?

      - Это ее картины. Она обожала рисовать дома.

      - Домам тесно. И это красиво.

      - Она воздвигала крепости для собственного успокоения.

      - Люди придумывают себе разные игры. Помогает сомнительно, но благодаря таким играм рождаются большие и маленькие шедевры.

      - Может и так...

      - Спасибо вам! - мужчина надел шапку и слегка поклонился, - Доброй ночи!

     

      С балкона она смотрела, как уходил гость, уходил прямо в снежную завесу. Следы его исчезали тотчас. Мир выглядел безобидно глупым, как накрахмаленная рождественская скатерть, на которой праздничными свечами горели огни чужих квартир.

      Марика патологически влюблялась в художниц. Наверное потому, что в юности она придумала себе Белый город. Город, в магазинах которого продают лишь бумагу, краски и кисти. Продуктовых лавок нет вовсе. Пищу горожане получают в одинаковых бутылочках. Все только и знают, что дни напролет рисуют, клеят и мастерят. Город фантазеров. Марика придумала целые квартиры из бумаги и картона, стеклянный зверинец и расписанные пейзажами стены домов. Ей казалось, что так правильно, а настоящий мир окружил себя ложными ценностями. Белый город Марика вспоминала часто, но только сегодня поняла, что действительно хочет сделать. Она допила вино и легла. Постель была холодная и чужая. "Спать!" - приказала себе Марика. - "Завтра начнем!"

     

      Снег лежал до марта, а в марте растаял. Растекся ручьями в стоки канализаций и канул. Наступило тепло. Как-то раз под вечер к Марике зашел рассыльный. Он принес букет белых тюльпанов. В нем оказалась визитка: Владас Кайлайтес. Берлинская киностудия. Адрес, телефон и записка на обороте: "Милая госпожа Вайс, очень вас прошу сделать исключение и посмотреть сегодня в восемь шоу по первому каналу. Будет сюрприз. С уважением. Владас".

      "Кайлайтес. Значит тот самый литовец". - Марику мучили подозрения. К восьми она приготовила чай, нарезала сыр и завернулась в плед перед телевизором. Шоу называлось "Тайны Берлина". Сюрприз появился сразу. Сцена была декорирована работами Петры. Массивные дома, жмущиеся друг к другу, врезающиеся друг в друга, кренящиеся, расходящиеся, отделанные балкончиками, ставнями, украшенные голубями. "Фотографическая память!" - поразилась Марика, - "Он был здесь пару минут и запомнил даже толстых петриных голубей! Невероятно!" Марика любовалась декорациями и мало обращала внимания на шоу. Не переставая довольно улыбаться, она допила чай и набрала номер мобильного, указанный на визитке.

      - Это Марика Вайс. Спасибо за тюльпаны и шоу! Великолепно! Приходите, Владас, мне тоже есть, что вам показать!

      - Если через час?

      - Идет.

     

      Лампочка в кладовой опять перегорела. Марика принесла фонарь и стулАккуратно вытащила с верхней полки драгоценные коробки, вынесла их в гостиную и принялась расставлять содержимое на столе.

      Сначала бумажная кирха величиной с чайник. Ранняя готика: две башни, высокие створчатые окна, резные решетки - все в мельчайших деталях. С кирхой Марика провозилась больше всего. Затем фонтан с колоннами, вокруг фонтана - скамеечки. Поодаль снежная крепость ожила бумажными ребятишками: кто на санках, кто на коньках, кто тащит на поводке собаку. Рядом с кирхой вырос каштан, его облепили голуби. На скамейке устроился бумажный старичок с настоящей газетой.

      Последней явилась белая лошадь. Она была совсем не к месту, но Марику это ничуть не смутило.

      Два месяца Марика только и делала, что творила бумажный мир. Конечно, она использовала вату для снега, газетные вырезки для вывесок, скрепки и зубочистки для каркасов. Но, в остальном, все было выполнено только из белой бумаги. Марика не ожидала, что все получится так здорово. Фантазия росла снежным комом, десятки новых идей и сюжетов просились в жизнь. Марика гнала их. Сначала требовалось закончить площадь.

      Наконец Марика решила сделать себя и тут с удивлением остановилась. Себя она представляла плохо. Образ разваливался, потому что выглядел туманно и непрезентабельно. Марика думала день, другой, попутно склеила еще трех голубей размером с наперсток. На третий день Марика решила придумать себя заново. Она мысленно отрастила волосы чуть выше плеч, купила белый плащ с широким поясом и длинный синий шарф под цвет глаз.

      Такую себя величиной с указательный палец Марика достала теперь из картонной коробки и посадила на лошадь. Потом она отыскала в шкафу небесного цвета ткань, отрезала длинную полоску и повязала бумажной себе на шею. Это было единственное цветное пятно во всей Белой площади, расположившейся на обеденном столе. Марика выключила весь свет и зажгла свечи. На столе возникло легкое движение. Город ожил.

      "Красиво! - решила Марика, - Завтра же куплю себе белый плащ и шарф. Синий шарф!"

      За окном весенняя ночь зажигала звезды, а Марике казалось: Берлин в снегу, пожилой литовец идет к ней в гости, оставляет на тротуаре одинокие бусы следов.

232

23 комментария, по

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

Кошка Моника
#

Как это красиво! ^^

Что тут точно что-то есть от театра абсурда, о. Годо, которого все ждут)

 раскрыть ветвь  2
Итта Элиман автор
#

))) 

Спасибо. Я рада, что ты там увидела Годо.) 

 раскрыть ветвь  1
Эйта
#

Красиво вышло, хорошо))

 раскрыть ветвь  1
Итта Элиман автор
#

Мери большое вам, Эйта! 

 раскрыть ветвь  0
Евгений Перов-Межин
#

Замечательный рассказ. Такой вот... с грустинкой.

 раскрыть ветвь  1
 раскрыть ветвь  0
Эльвира Дартаньян
#

Нельзя так хорошо. Такое близкое...

 раскрыть ветвь  1
Итта Элиман автор
#

Спасибо, Эльвира! Обнимаю! 

 раскрыть ветвь  0
Эмиль Широкий
#

💔 всегда!

(твой Снейп)

 раскрыть ветвь  1
 раскрыть ветвь  0
Галина Голицына
#

Неоднозначно, да... 

Марике сопереживаю. Петру жалко. Атмосфера затягивает. 

Непонятно, куда в однополую любовь сунуть литовца. Просто друг, единомышленник, такой же креативщик?

 раскрыть ветвь  1
Итта Элиман автор
#

Просто друг, я думаю, хотя кто знает как там дальше? 

 раскрыть ветвь  0
Доктор Шмурге
#

Лучше пишите порно.

 раскрыть ветвь  3
Итта Элиман автор
#

Пишите лучше. 😜😘

 раскрыть ветвь  2
Владимир Смирягин
#

Хууух, хоть не порно в этот раз)

 раскрыть ветвь  3
Итта Элиман автор
#

))) 

Я попробовала писать эротику в качестве эксперимента и упражнения. Типа, что и как я смогу. Не думаю, что это напрасные попытки - исследование ситуации изнутри. 🤔

А так, я вполне себе серьёзный автор рассказов. 

Поэтому заходите без страха. Троллю читателей только раз в квартал. 😁😁😁😘

 раскрыть ветвь  2
Ксения Шелкова
#

Ох ты, как атмосферно получилось! 🌹 

Про Белый город художников - интересная идея. Сказочная... 

 раскрыть ветвь  1
Итта Элиман автор
#

Спасибо! Рада, что сказка чувствуется))) ☺

 раскрыть ветвь  0
Написать комментарий
14K 15 239
Наверх Вниз