«Меня преследует тень отца. Полагаю, это дает мне право цитировать Гамлета, сколько душе угодно» / Анастасия Чепиль

«Меня преследует тень отца. Полагаю, это дает мне право цитировать Гамлета, сколько душе угодно»

Автор: Анастасия Чепиль

Прошлое прилипает к тебе, словно сахарная пудра к пальцам, после того как съешь пончик. Некоторые пытаются стряхнуть ее, но до конца это никому не удается. Это налет тех событий и поворотов судьбы, которые привели тебя туда, где ты есть сейчас. - Эрин Моргенштерн - Ночной цирк

Давно не читала очаровательных книг.

Вот прямо давно-давно, так что безумно соскучилась по волшебным мирам, запутанным историям и счастливым (в какой-то степени) концам.

Счастливым настолько, насколько он счастливый в книге Нилай Геймана «Звездная пыль», например.

Волшебным, как «Волшебник страны Оз» или даже как «Алиса в стране Чудес» и в «Зазеркалье».

Красочным и визуальным, как японская анимация.

Запутанным и геометрическим, как «Воображариум» и «Воображариум доктора Парнаса».

Кто-то должен хранить предания. Заканчиваются войны, и одни одерживают победу, а другие терпят поражение, пираты находят свои сокровища, драконы едят своих врагов на завтрак, запивая чашкой древнего чая, — и все это должно стать частичками новой запутанной истории. В этом тоже заключается магия. В том, что для каждого слушателя эта история прозвучит по-своему, и, передаваясь из уст в уста, обрастет новыми подробностями и оттенками, предугадать которые невозможно. От бытовых мелочей до глубинных изменений смысла. Ты можешь рассказать историю, которая поселится у кого-то в сердце, заставит кровь с новой силой течь в его жилах, станет его сущностью и придаст смысл жизни. Эта история станет источником сил и вдохновения, и кто знает, что может вырасти на этой благодатной почве из семени оброненного тобой слова.

Книга про чары. Про любовь (про любовь я, обычно, не люблю), но тут, пожалуй, любовная линия — один сплошной радужно-романтический штамп (архетип), которого так не хватает в книгах, где пытаются придумать нечто супер-психологичное и трагически-надрывное (или не пытаются).

Про сильную женщину. Сильную — во всех смыслах слова, и при этом — обычную, настолько, насколько возможно для героини подобной книги.

— И как же я на вас смотрю?

— Как будто вы еще не решили, боитесь вы меня или хотите поцеловать.

Достаточно интриги?

Еще немного добавлю — в «Ночном цирке» самое потрясающе волшебное описание цирка, какое только могло случиться.

И самая классическая викторианская Англия, какую только можно вообразить — с джентельменами и старыми леди, тайными обществами, рыжими близнецами, лентами, часовыми механизмами и спиритическими сеансами и экзотическими гостями на ночных встречах.

В основе книги — это можно узнать из аннотации — противостояние двух магов, хотя, на самом деле, все не так: не те маги, не то противостояние, и история совсем другая… Много историй в одной — как открытка с бумажным объемным вкладышем внутри, в котором много-много деталей.

Ладно, ладно, меня правда очаровала атмосфера — в «Ночной цирк» можно погружаться, кутаться, как в плед. Зимняя книга.

Самые приятные удовольствия - те, которых не ждешь.

Самые простые чары порой оказываются самыми действенными.

В общем, рекомендую прочесть ее не позже весны =) всем, кто любит «доброго» Геймана, сказки и хорошие книги.

Кстати, мальчикам (всех возрастов) тоже можно, если они, конечно, готовы читать книгу, пропитанную любовной историей (как бисквит ромом).

+2
70

2 комментария, по

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

Басти Родригез-Иньюригарро
#

Ромом, говорите?

Кажется, я соблазнился. На каком-то из абзацев решил «мне оно надо».

 раскрыть ветвь  1
Анастасия Чепиль автор
#

вам, кстати, вполне может зайти - это волшебная сказка, но - довольно добрая, я предупредила )

 раскрыть ветвь  0
Написать комментарий
767 3 18
Наверх Вниз