Историческая реальность и литературные допущения. Границы использованных возможностей. Исповедь / Вячеслав Паутов

Историческая реальность и литературные допущения. Границы использованных возможностей. Исповедь

Автор: Вячеслав Паутов

Данный пост представляется мне как раздумья над послесловием к «Солнце над фьордами»: степень авторских допущений в угоду литературному воплощению героев и ситуаций, художественная необходимость последствий и литературной естественности в пику  слепому следованию исторической последовательности и известности, застолблённой в сагах-хрониках. 

   И я не единственный, кто использует подобный метод подхода и литературного оформления достоверности исторических фактов. Ведь в любом художественном произведении последнее слово не за жёсткими рамками уже случившегося, отражённого и фиксированного в летописях, а за автором и избранным им подходом, потому и отмечаю, что литературный подход  имеет непосредственное отношение к значимости и сути исторических событий, потому что сам автор определяет их важность и последовательность для своих, пусть и исторических героев, но уже самой литературной свободой, отделённых от всем известных стереотипов и прототипов, событий и уже описанных фактов их бытия. 

Право автора, закреплённое ХудЛитом, как целостным мировым литературным явлением, заключается в свободе литературных образов, где свобода означает, именно художественный и индивидуальный подход к историческим героям-личностям, а так же событиям и известным историческим фактам... Нет, это не альтернативная литературная подача известных событий и судеб: ситуации развиваются согласно исторической достоверности, герои сполна выполняют свои уже известный исторический долг, исходы и результаты не противоречат известным подтверждениям и фактам...

       Потому и конунг Хальвдан Чёрный, ярл Игге Хитрый, херсир Харек Волк, Рагнхильд дочь Сигурда Оленя, Харальд Прекрасноволосый будут разными, в зависимости от всегда индивидуального авторского подхода, сколько авторов - столько и образных мнений-воплощений, но... историческая сущность их героев всегда будет оставаться строго определённой  исторической сущностью, а авторский подход всегда будет дополнять «белые пятна» героев саг, заполнять бреши в безобразных хрониках скандинавской древности...

Своё послесловие я планирую для оправданий в плане авторских допущений и трактовки исторических фактов, описания сущности использованных исторических личностей и событий. Подобные вещи обязаны быть или в сносках  - комментариях, или развёрнутых послесловиях, так я себе представляю этот процесс. Мне проще исповедоваться в цифровом порядке, что я теперь и делаю...

1. История гибели Гудрёда Охотника, отца Хальвдана Чёрного и Олава Гудрёдссона, прозванного в последствии Гейстад-Альвом и роль Асы, матери Хальвдана в этих событиях. В своих сагах Снорри Стурлусон утверждает, что Гудрёда убила его вторая жена именем Аса, из мести за насильственное замужество и увоз из Агдира, где правил её отец, подослав убийц к Охотнику, возвращавшемуся с пира.

    Но... замуж она пошла не сама, без благословения отца, он ведь не дал согласия  на свадьбу, потому Гудрёд и увёз её насильно. Любое событие такого плана, как убийство конунга, должно иметь свои предпосылки, здравые объяснения, а так же и последствия-исходы. И что мы видим далее? Аса покинула Вестфольд и больше никогда туда не возвращалась. Она не заняла место мужа, не стала претендовать на обладание всеми его землями и даже не пыталась ими править... Аса никогда больше не выходила замуж и прожила долгую жизнь в своём Агдире. Вроде бы у неё и была причина убить мужа, но саги не представляют ни вразумительных предпосылок этого убийства, ни последствий, благоприятных для Асы, да и исход просматривается единственный — Аса осталась Асой, матерью Хальвдана Чёрного и … ничего более.

А у истории этой есть ещё одна ниточка, где «уши заинтересованности» просматриваются достаточно чётко : есть предпосылки, умысел и последствия-исходы... Но в сагах Снорри Стурлусона они не нашли должного отражения, а сама же эта ситуация вылилась в долголетнюю войну за Вингульмёрк, войну за наследство Хальвдана Чёрного, ведь до своей смерти отец его, Гудрёд Охотник владел половиной этой области, но после известных событий она была захвачена Гандальвом Альвгейрссоном, владельцем сопредельной части Вингульмёрка (вот такой вот сосед оказался у Гудрёда Охотника). Так вспыхнула первая война за Хальвданово наследство в Вингульмёрке.

«Вермаланд и Вингульмёрк в то время ушли из рук братьев. Первый стал платить дань конунгу шведов, а второй был захвачен Альвгейром, который посадил там правителем своего сына Гандальва Альвгейрссона. Возмужав, Хальвдан принялся возвращать утерянные после смерти Гудрёда территории. Он пошел войной на Гандальва, но после нескольких битв стороны не выявили победителя и поделили область между собой...».

Вот в истоках этой войны и лежит причина внезапной гибели отца Хальвдана Чёрного и Олава Гудрёдссона. А теперь по поводу ниточки — вспомним о первой женитьбе самого Гудрёда Охотника.

«Он был дважды женат. В первый раз— на Альвхильд, дочери Альварика, конунга Альвхейма (историческая область на границе со Швецией, в районе современного фюлька Эстфолл и области Бохуслен между реками Гломма и Гёта-Эльв). Благодаря этому браку Гудрёд унаследовал часть области Вингульмёрк. У них родился сын Олав...»

Родители Альвхильд были из про-шведской партии и мыслили с помощью дочери прибрать часть Северного Пути к своим рукам. Олав должен был владеть Вестфольдом, Вингульмёрком и норвежским Альвхеймом, а его потомки — передать их во власть Альвхейма (Альвхеймара) шведского. Но... Альвхильд вдруг умерла, Олав же остался в Вестфольде, а Гудрёд отослал всех родственников жены обратно в их Альфхейм. Вот и предпосылки, и причины, и исходы -  следствия убийства Гудрёда Охотника. Данную позицию я вложил в мысли Олава Гудрёдссона, а первую — в сознание Хальвдана Чёрного. Подобные акценты мнений позволяют понять причину разногласий и недоверия между братьями, а так же воплотить лежащую на поверхности истину в литературный контекст.

2. Битва при Эйде в окрестностях озера Эйи.

«3aтeм к Xaльвдaнy cтeклиcь люди, и oн пoшeл пpoтив cынoвeй Гaндaльвa. Oни вcтpeтилиcь в Эйдe y oзepa Эйи и cpaзилиcь тaм. Xюcинг и Xeльcинг пaли в битвe, a иx бpaт Xaки бeжaл. Пocлe этoгo Xaльвдaн Чepный пoдчинил ceбe вecь Bингyльмёpк, a Xaки бeжaл в Aльвxeймap...»

В сказании Снорри Стурлусона «Сага о Хальвдане Чёрном» этой битве отведено определённое место — перед повторной женитьбой Хальвдана конунга, т.е., до рождения Харальда Прекрасноволосого. Я же сделал её финальной, воспринимая финал этой истории, как закономерное окончание властно-объединительных устремлений Хальвдана, результат всех его трудов, как зенит «солнца над норвежскими фьордами», потому что в финальной битве есть место всем героям романа-саги и для них  она — тоже закономерный финал, полное завершение старого пророчества... А вот Харальда Прекрасноволосого я удалил, согласно саге, в изгнание на земли Финнмарка, тут уже не погрешил против исторической истины.

      Время битвы — вот ещё один вопрос вопросов. Согласно разрозненным, можно сказать пунктирным, историческим сведениям битва могла происходить зимой, так, по крайней мере, её представила О.Григорьева в романе «Стая». Мне же кажется, что это авторское допущение. Насколько допущение и насколько авторское? Это судить читателям и скандинавистам. Моя же битва переместилась в лето и к тому есть свои резоны: не было решающих битв, с участием большой массы войск, в зимнюю бескормицу и кромешный холод; до правления Олава Святого у скандинавов не было конницы, как определённого рода войск, а лошади использовались как средство передвижения, хотя до указанного времени, скандинавскую пехоту называли «вечно пешие скандинавы (точнее, датчане)», предпочитали они передвигаться на своих судах и во время нормальной навигации — потому и воевали летом. И не последнее, окрестности озера — это долины с водопадами, автору раздолье, умолчать невозможно, но их нет зимой...

    Количество и качество сражающихся с обеих сторон — очередной важный вопрос, на который нет вразумительного ответа, но здесь проще. Посчитал количество судов и их возможность в перевозке живой силы, учёл  реальность  найма со стороны, финансовые возможности противников —  вот и получилось то, что получилось.

 Последнее... Исторически подтверждено, что Хальвдан Чёрный атаковал вингульмёркцев, т.е., напал на них первым. Однако «неподвижности» братьев Гандальвссонов есть своё объяснение, увы тривиальное, они просто не хотели тратиться на дорогу и прокорм воинов в пути (1600 человек едят немало), а с учётом того, что их войско состояло, по большей части, из наёмников, то делать это надо было регулярно, иначе, викинги просто обобрали бы этот плодородный край до нитки. И пришлось ущемить собственных бондов и селян (хозяйства непокорных жгли и вычищали всё подчистую). А также, задумай они двинуться в Вестфольд (на запад), то с севера их могли атаковать люди из Хальвданова Упплёнда, или просто разграбить сам Вингульмёрк, в отсутствии хозяев. Потому и осталось Гандальвссонам терпеливо ждать «гостей» у себя дома. 

3. Где находился Хальвдан Чёрный после поражения на пограничном хуторе в Вингульмёрке, куда направлялся с дипломатическим визитом? Судя по саге, то в Упплёнде, но про этот период жизни конунга ничего не известно — две скупых строчки одноимённой хроники, без конкретики, просто, как факт пребывания. И я перенёс его далеко на юго-запад, в Агдир, родовое владение его матери. Конечно, не было никакого поместья «Каменный двор» - это авторское допущение, для «приземления» развивающихся далее событий. И ещё, очень хотелось описать летнее морское путешествие войска Хальвдана Чёрного в Вингульмёрк, вдоль прибрежной полосы, с демонстрацией красоты фьордов.

4. Хотелось ещё отметить уровень допущений в образе брата Хальвдана конунга, Олава Гудрёдссона. Сгорал от желания показать его таким, каким не видит брата сам Хальвдан, не таким злоумышленником и стяжателем власти, каким Чёрный его себе представляет. Не предателем! Для меня образ Олава сложился как вольно-собирательный, да, он соответствует сагам Снорри Стурлуссона, но для меня он ассоциируется с фигурой Олега Рязанского, борьбой его за влияние на Руси, ради Рязани, а уж потом для себя самого... И это его земля была пограничной и горела во время очередного монгольского набега, это его политика была выстроена таким образом, чтобы избежать этого (сам отвечаю за себя), потому и не расцениваю Олега как предателя, а его поступкам вижу реальное объяснение и оправдание. Также жил и поступал первый сын Гудрёда Охотника. И Олава Гудрёдссона народ не зря посмертно прозвал  Гейрстад-Альвом — Светлым Эльфом Гейрстада (т.е., языческим святым, если так можно выразиться). А Хальвдан так и остался Чёрным...

На этом исповедь моя закончена, в своих литературных допущениях я старался не уходить от известных истин, героев, событий, не впасть в жёсткую альтернативность... Осталось немногое, доработать четвёртую, финальную часть «Солнце над фьордами», где свести в финал всё и всех, никого не забыть и не обезличить. Конец  - последние две главы готовы уже давно, а вот перед ними ещё очень много задумок-черновиков и самые трудные по исполнению, но, уж, очень важные — переориентация скрытого, тайного врага, вразумление заблудшего и, конечно... смерть Ормульфа Тощего.


-1
448

1 комментарий, по

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

Вячеслав Паутов автор
#

Хорошие рисунки-иллюстрации к первым переводным изданиям "Сага о Хальвдане Чёрном" расплылись под увеличением, попробую уменьшить, а то на "проруби" совсем ничего не видно - ни лошадей , ни людей... Нет, пожалуй заменю, жаль конечно, но несмотрибельно получилось.

 раскрыть ветвь  0
Написать комментарий
12K 42 224
Наверх Вниз