Встреча с Дэниелем Рюе, датчанином, бывшим 13 месяцев заложником у ИГИЛ в Сирии / Татьяна Русуберг

Встреча с Дэниелем Рюе, датчанином, бывшим 13 месяцев заложником у ИГИЛ в Сирии

Автор: Татьяна Русуберг

Вообще я редко хожу на всякие встречи и лекции. Только если по работе надо. Или если докладчик выдающаяся – в моих глазах – личность. Выдающаяся не потому, что имеет звездный статус или должность политика, посла и пр., а потому что получил уникальный жизненный опыт для меня интересный. Поэтому я и пошла на встречу с Дэниелем, история которого только что вышла в виде книги «Видишь ли ты Луну, Дэниель», написанной журналисткой Пук Дамсго. 

Идя на лекцию, я знала, что Дэниель работал в Сирии фото-корреспондентом, что во время плена он подвергался пыткам, что он был выкуплен своей семьей и вернулся домой, тогда как оставшиеся шесть узников в его камере были казнены ИГИЛ: им отрубили головы и засняли это на видео. Одним из этих узников был американец Джеймс Фоули, о котором, наверное, знают теперь все. 

То, чего я не знала, это то, что Дэниель пытался бежать из плена, и ему почти это удалось. А также то, что в тюрьме он пытался покончить жизнь самоубийством, чтобы прекратить истязания. Пожалуй, я и остановлюсь подробнее именно на этих наиболее шокирующих моментах повествования, которое заняло три часа и заполнило 300 печатных страниц книги, которую мне еще предстоит прочитать. 

Краткая предыстория: прежде, чем стать фотографом с интересом к горячим точкам, Дэниель был профессиональным спортсменом, гимнастом, входившим в сборную Дании и участвовавшим во всех крупных состязаниях, вроде чемпионатов Европы и мира. В общем, именно этот факт отчасти стал причиной того, что с ним делали в плену. Тренированное тело фотокорреспондента показалось подозрительным исламистам, и они решили, что он засланный к ним Западом шпион. Именно поэтому Дэниеля в течение трех недель подвергали допросам с пристрастием, попросту пыткам, в надежде на признание. Не вдаваясь в подробности, скажу что применяли к нему голод (не кормили две недели, так что он сбросил более 20 кг), сутками не давали пить, били током и просто били, подвешивали за руки, заставляли подолгу находиться в стрессовых позах. 

Помогли Дэниелю перенести пытки две вещи: надежда на спасение и умение находить во всем позитивные стороны. Начну со второго. Когда Дэниеля впервые закрепили на цепи за поднятые руки и оставили так на сутки, он нашел в себе силы думать: «Хорошо, что я знаю, когда закончится пытка, - через сутки». Потому что гораздо хуже, когда не знаешь, сколько времени будет продолжаться боль. Сутки Дэниель мог высчитать по молитвам, которые совершались пять раз в день. Еще он думал: «Хорошо, что я могу касаться ступнями пола. Ведь меня могли бы подтянуть выше». 

Теперь относительно надежды. Дания не ведет переговоров с террористами и заложников не выкупает – это политическое решение. Надежда Дэниеля была на его семью и на страховку, которую он оформил специально перед поездкой в Сирию – как раз на тот случай, если его возьмут в заложники. Он подготовил родственников к тому, как они должны действовать, если потеряют с ним связь, так что шансы на выкуп были высоки – если, конечно, исламисты не убили бы заложника без всяких переговоров. 

Итак, Дэниель выдержал сутки растянутым на цепи, после чего его снова повели на допрос. На тот момент дух заложника был сломлен, и он готов был признаться в чем угодно – вот только признаваться ему было не в чем. И его снова подвесили на цепь. Именно в этот момент Дэниель решается умереть, потому что смерть кажется ему облегчением. Но сделать это в его положении совсем не просто. 

В палате бывшей детской больницы, где он находился в тот момент, почти не было мебели. Но там стоял стол, до которого, как понял Дэниель, он мог бы дотянуться, если бы стал раскачиваться на цепи. Что он и сделал. Ему удалось постепенно подцепить стол ногами и пододвинуть ближе, так, что он смог взобраться на столешницу. Возня со столом, конечно, производила шум, но, к счастью, охранника за дверью на тот момент не оказалось, так что маневр прошел незамеченным. 

Сначала Дэниель просто стоял какое-то время, опустив руки и наслаждаясь облегчением. Потом он обмотал цепь вокруг шеи. Он надеялся, что если подпрыгнет вверх, прыгая со стола, то с помощью собственного веса сломает себе шею, и все закончится быстро. Он медлил какое-то время, вспоминая тех людей, которые были ему дороги, и которых он хотел поблагодарить перед смертью. Еще он думал о детях, которых у него не было (ему на тот момент не исполнилось и тридцати), и жалел о том, что их у него уже никогда не будет. 

В этот момент Дэниель увидел ребена, заглядывающего в окно палаты. Скорее всего, это была галлюцинация, - ведь заложник долгое время провел без пищи и еды. Но для Дэниеля это стало толчком – он спрыгнул со стола. Спасли его охранники, которые успели снять самоубийцу с цепи в последний момент. Меня больше всего поразило то, что Дэниель описывал ощущения от удушения как приятные. Ему казалось, что он попал в рай. 

Когда он немного пришел в себя, ему сковали наручниками руки за спиной и зацепили за батарею в том же помещении. Дэниель был так измучен, что сразу заснул, а когда проснулся ночью, решил бежать. Ранее он заметил в комнате торшер. Ему удалось дотянуться до лампы, опрокинуть на пол и использовать проволку из нее, чтобы открыть наручники. Заняло это все несколько часов, так что беглец выбрался из помещения уже на рассвете (вылез через окно). 

Дэниель пытался найти место, где можно спрятаться. Он обнаружил, что находится в промзоне (заложников всегда передвигали с места на место с повязкой на глазах), прошел через нее и укрылся на пшеничном поле. Он надеялся  добраться до деревни за ним в рассчете на то, что ее, возможно, занимает не та группировка, которая захватила его в плен. В то время (в 2013 г.) Дэниель не знал, что находится у ИГИЛ: когда его схватили, про ИГИЛ вообще никто на Западе не имел представления, эта организация тогда только начала активные действия в Сирии. 

На поле беглеца схватили. Дэниель не знал, кто, только надеялся, что не те же самые люди, что пытали его. К сожалению, вскоре выяснилось, что это снова оказались они. «Привет, Дэниель! Где же ты был? Мы по тебе скучали» - приветствовали заложника мучители. После чего последовала еще одна неделя истязаний.

Когда исламисты поняли, что ничего от пленника не добьются, его решили обменять на деньги. И вот тогда уже Дэниеля перевели в тюрьму, где держали других европейцев и американцев. Там Дэниель встретил Джеймса Фоули и других. Всего в камере их было почти два десятка, плюс пять женщин через стенку. 

Через какое-то время стало ясно, что исламисты хотят «продать» большинство, тогда как британцев и американцев ожидала другая участь. Их заставили сняться на видео, где они обвиняли правительство своей страны в своей смерти. Заложников выкупали одного за другим. Дэниель стал последним, кого освободили, потому что его родители использовали страховую сумму плюс собрали недостающие до 2 миллионов деньги. 

Больше всего меня потрясло описание того, как Дэниель прощался с друзьями (а за многие месяцы в одной камере они стали друзьями), зная, что их никто не освободит, и что, скорее всего, все они скоро умрут. Он думал: почему я? Почему я остаюсь жить, а он, отец двоих детей, или вот он – должны умереть? 

То, что помогло Дэниелю пережить 13 месяцев заключения, - это не только его умение во всем находить позитивные стороны и довольствоваться малым. Это также и те советы, которые он получил от эксперта по безопасности, готовясь к путешествию. Советы эти просты. 

Если ты оказался в плену, то:

1. Никогда не лги

2. Пойми правила игры и играй по ним

3. Организуй свой день

В общем-то этим советам Дэниель и следовал, чтобы выжить. 

Закономерный вопрос, ответ на который я знала еще до того, как пришла на встречу: зачем все это? Зачем ездить по всей стране и рассказывать о жести? Зачем еще и издавать о ней книгу? 

Сам Дэниель отвечает на них так. Лекции для него – что-то вроде терапии. Опыт жизни в плену оставил глубокую рану в его душе, и, рассказывая снова и снова свою исторю самым разным людям, он лечит ее. С другой стороны, своей историей он пытается показать, что такое война, и почему сотни тысяч сирийцев бегут от нее. Ведь в тюрьме он сидел не только с европейцами, но и с сирийцами – их там было большинство, и у них не было мирного дома, куда можно было бы вернуться. 

Вообще же в своем рассказе Дэниель не касался ни политики, ни терроризма, ни вопросов религии, за что я ставлю ему большой плюс. Он рассказывал исключительно о своих личных переживаниях во время плена и немного – после него. А ведь он даже не знал тогда, кто его держит в плену. 

В общем, на этом, наверное, и все. Вышел пересказ сумбурным, потому что все еще пока на эмоциях. Почему я лично захотела поделиться этой историей? Наверное, потому, что я поражаюсь мужеству этого молодого парня, который выжил в описанных выше условиях и остался человеком, более того, смог поддержать других и даже организовал в своей камере зантия по гимнастике. Я поражаюсь той смелости, с которой он снова и снова выходит перед публикой и рассказывает все так, как оно было, хотя это ему очень и очень нелегко. И еще я думаю о том, что ведь он самый обычный, такой, как вы или я. Ну, разве что бывший спортсмен :)

+8
314

7 комментариев, по

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

Татьяна Русуберг автор
#

И я точно знаю, что человек издевается над другим человеком не потому, что это нужно для достижения каких-то целей, а просто потому, что может.

высокими целями прикрываться зато очень удобно. 

 раскрыть ветвь  0
Laurovetlan
#

Жаль когда человек вынужден отвечать за дейсвия и решения других людей. 

И я точно знаю, что человек издевается над другим человеком не потому, что это нужно для достижения каких-то целей, а просто потому, что может. 

 "...Заложников выкупали одного за другим. Дэниель стал последним, кого освободили, потому что его родители использовали страховую сумму плюс собрали недостающие до 2 миллионов деньги."

А где в это время было государство, чиновники и политики? Ну кроме тех, кто отдыхал на Багамах? 

 раскрыть ветвь  5
Татьяна Русуберг автор
#

где было государство, чиновники и политики? Ну кроме тех, кто отдыхал на Багамах?

Нигде. Политически решено, что Дания не ведёт переговоров с террористами. И выкупы не платит. Об этом датчане недавно сняли великолепный сериал "Заложники". Самокритично очень. Если вы насчёт американцев и британцев, то там, кажется, та же история - переговоров не ведут. Спасти могут только родственники. 

 раскрыть ветвь  4
Написать комментарий
Наверх Вниз