Поговорим об этике / Antony

Поговорим об этике

Автор: Antony

             Сто философов живут и трудятся для того,  
чтобы убедить сто первого – жизнь бессмысленна.
(мой ответ на статью господина Архангельского   https://carnegie.ru/commentary/63999…)

       Вроде бы безобидная птица попугай, даже красивая. Дома многие держат. Говорить опять-таки умеет. Ну как говорить? Повторяет за другими то, что услышит, и вроде, как разговаривает. Мыслей, правда, своих нет, но это уже не проблема попугая – чему научили, то и повторяет. Не разбирается, но последовательно изо дня в день талдычит заученное.Конечно, разговор у нас не об орнитологии и попугаях, разговор у нас об этике.
      Попалась мне тут на глаза одна статья. Автор то ли музыкант, то ли журналист. Работает в «Огоньке». Статья как статья – ни о чем. Набор глупости и парочки цитат из тех двух книг по этике, которые автор прочитал. Я бы, наверное, не обратил на нее внимание, но несколько моих знакомых обозначили к ней интерес и больше того, сказали, что статья правильная, нужная.
      Эра Горбачева о ознаменовала приход в политику, экономику, мораль и культуру откормленной застоем обывательщины, в самой скверной ее ипостаси. В президиуме Дворца Съездов сидел и командовал, не «властитель слабый и лукавый», а воинствующий обыватель, взгромоздившийся на Олимп. Этого «вавкающего» толстолицего человека, с «контуром Африки» на рано заплешивевшей голове, соединяла с ему подобными, корыстная страсть к холопству. Родись он на полтора века раньше, то лучшего управляющего для задумавшихся крепостных помещики и не нашли бы. Он бы любил своего барина, желательного полуиноземца, и служил бы ему за хорошее жалование, барскую ласку, бекешу с каракулевым воротником, подержанный фрак и изысканные харчи. Пригашал бы его барин в Европу, вместе с его женой, так за это он и половиком бы пред ним стелился. Барин хвалил бы его иноземцам, иноземцы его голубили и, для смеха называли его «европейцем», а он, руководимый доброй женой, лихорадочно набивал баулы и чемоданы, а что не поместится - вязал в узлы. Он разорил бы дотла крестьян, улещивая «консенсусом» и «общеевропейским домом» от села Ханюневки до хутора Собачьи Выселки. Он науськивал бы крестьян друг на друга и уважал бы интеллигенцию в лице мохнатого попа, вечно пьяного «фершала» жуликоватого писарчука «обучавшегося в Европах» во время оно. Любя свой личный комфорт и проповедуя «терпимость», он валил бы все грехи на «прежних хозяев» и умудрился бы перессорить всех со всеми. Он позвал бы «во власть» подобных себе самому обывателей с гибкими поясницами и огромнейшими амбициями при минимальных способностях. В ответственные моменты, он бы укатывал за границу, к барину или показывал бы заезжему немцу одетому в хороший пиджак и брюки, как он прост и доступен и, даже, умеет землю сохой пахать.  Его уход, по воле барина, с житного места был бы отвратительным в своей мелочности, так как за весьма короткое время он сумел опаскудить донельзя сам образ «управляющего лица». И еще долго от него и от ушедших с ним вместе воняло бы краденными деньгами, предательством, предательством всего и всех, муторной говорильней и сквернословием.  
      Вместе с холопом-управляющим, холоп-обыватель заглянул в Европу с Америкой и захлебнулся слюной. Его крайне обеспокоила система талонного распределения. План или рынок, не все ли равно, лишь было бы «здесь похожее на там!»  Драчливые, шумные съезды «народных избранников» надоели. Журнал «Огонек» озаботился дележом должностей и денег.Первопроходцы-«революционеры» осели в Штатах, на сытных местах. Но продолжают оттуда вещать про то, что у нас все еще непорядок с демократией и этикой.
      Что ж, давайте попробуем разобраться что в ней правильного и нужного, тем более очень много развелось любителей поговорить об этике. И ладно бы разговоры велись профессионально, со знание темы и пониманием того, что такое этика. Но нет. Зачем.  
Есть такая наука – философия. Одна из самых сложных, если не самая сложная. А есть демагогия. На бытовом уровне, к сожалению, их любят смешивать, а точнее объединять. Занимаясь демагогией, используя термины, значения которых не понимаешь, ты окунаешься в область, где тебя, возможно, оценят.
      Классическая философия, та которая зародилась в античности состояла из пяти частей: этика, эстетика, логика, эпистемология и метафизика. Только человек проработавший все эти понятия мог называться философом.
      К сожалению, время шло, и такая проработка требовалась все меньше и меньше. Сейчас, любой, посетивший в институте пару лекций по философии считает, что разбирается в ней.
Примерно такой уровень у разбираемой мной статьи и, конечно, ее автора. Говорят, у него (автора) два образования – журналистское и музыкальное. Возможно. Охотно в это верю. Еще больше поверю в то, что когда он учился, то лекции и семинары по философии просто прогуливал. Потому что если бы не прогуливал, то не допускал бы такие ляпы в своей статье. Хотя может быть и не прогуливал, а сознательно передергивает и подтасовывает факты для того, чтобы донести до читателя вполне конкретные мысли.
      Но оставим лирику и перейдем к фактам. С первых строк, автор дает посыл: «Происходящее сегодня в России все чаще заставляет делать именно моральный выбор. Давать этическую оценку теперь не блажь, а необходимость».  
      Прискорбно, что выпускник журфака так плохо разбирается в русской культуре и русском менталитете. Вся русская литература есть не что иное, как поиск морального выбора. Вся. Да и не только литература. Моральные ценности, моральный выбор, это то, что на протяжении тысячи лет отличало наших предков.  
      В то время, когда в Европе шли постоянные процессы раскола в церкви, появление различных культурных течений, противоречащих тогдашним, принятым этическим нормам (что, кстати, привело к созданию инквизиции) и многое другое. В России с точки зрения этики была абсолютная норма.
       Но автор по всей видимости не считает нужным заняться изучением вопроса. И с места в карьер начинает писать об «авторитарной этике» применительно к СССР. Но позвольте, «авторитарная этика» это термин введенный Эрихом Фроммом в 1947 году в его работе «Человек для самого себя», причем эта работа является продолжением его же «Бегства от свободы» 1941 года. Книги, в которой он, собственно, рассматривает человека западной культуры. Не будем сейчас вступать в диспут с Фроммом, желающие могут найти работы с критикой его представлений, речь не об этом.
      Давайте разберемся с тезисами, которые выдвигает автор статьи.Начнем с тезиса об «авторитарной этике» в связи с тезисом «этика-Сталин». На самом деле, именно эта идея и является ключевой во всей статье, остальное лишь поток сознания призванный только подкрепить тезис Россия – страна без этики.
      Какие же аргументы приводит нам автор? Цитирую: «Отказ от этики в качестве оценочного критерия решает проблему с оценкой прошлого. Как только мы перестаем давать этическую оценку репрессиям, социальным экспериментам и миллионам их жертв, политическим действиям – любое прошлое превращается в механическое движение к нынешнему величию.»
      Классическая фраза любого либерала-западника. Не пнуть историю нашей страны, считай не отработать очередной грант. Но позвольте, любой мало-мальски разбирающийся в истории и философии человек знает, что историю надо рассматривать только и исключительно в контексте того времени, когда она происходила. Больше того, всегда надо очень четко придерживаться ИЗВЕСТНЫХ и ДОКАЗАННЫХ цифр.Но дело даже не в этом. А в том, что нам в очередной раз пытаются подменить понятия.  
      Напомню: этика, как философская дисциплина занимается исследованием нравственности и морали! Т.е. проблем добра и зла, смысла жизни и назначения человека, проблема свободы воли. Все точка. Именно из этого и надо исходить, когда занимаешься достаточно сложным вопросом изучения этики, особенно в историческом контексте.
Давайте разберемся, что же с точки зрения нравственности и морали 30-40х годов 20 века было нарушено в СССР? Подчеркиваю, именно в СССР. Автор разбираемой мной статьи очень плохо изучал философию, иначе бы он знал, что разным культурам и разным обществам принадлежат различные этические основания. Хотя, справедливости ради, стоит отметить, что вопросы этики в СССР стоит рассматривать с точки зрения бытовавших тогда идеологических доктрин. В СССР этика своей научно-методологической основой имела марксистско-ленинскую философию в виде исторического и диалектического материализма, что определяло общий способ исследования нравственных проблем, т.е. лежала корнями в западной философии 19 века. Следовательно, говоря об этике того времени надо очень четко понимать, что строилась она на классических европейских подходах того времени. Дальше только вопрос вкуса, кто вам ближе в своих философских построениях Маркс, Ницше, Милль или Кьеркегор? Определяйтесь.
      Позволю себе напомнить и то, что любая этика ВСЕГДА и АБСОЛЮТНО строится на традициях, на представлении что правильно и что должно. Именно с этих позиций и надо подходить к рассмотрению этого вопроса.
      Говоря о том, что в СССР этика учила «не столько жить, сколько умирать», автор просто лукавит, приводя цитаты нескольких авторов, как иллюстрацию подчеркивающую его мысль. Но позвольте, вот вам другие цитаты «Нам песня строить и жить помогает».
Кстати, автор, так критически относящийся к этике Сталина и СССР в курсе, что именно политическая и идеологическая доктрина СССР привела к росту революционно-освободительного движения во всем мире после окончания второй мировой войны? И что авторитет, в том числе моральный, СССР был высок как никогда? Именно эта этическая концепция дала толчок к краху колониальной политики? Нет? Пусть изучает историю по источникам, а не по статьям таких же как он. Фултонская речь Черчилля, является ничем иным, как реакцией, причем истеричной на тот моральный авторитет, который был в мире у СССР! Да и вообще, что за постановка вопроса «этика-Сталина». Нам, опять, вбрасывают новое понятие.
      Я не буду уподобляться нашим ура-патриотам, живущим по принципу «а у вас там индейцев вешали». Да у них там индейцев и вешали, и травили и просто уничтожали тысячами, и они, с точки зрения своей ПРОТЕСТАНТСКОЙ ЭТИКИ были абсолютно правы. Ужасно звучит, но это так! Именно поэтому у западных ученых вы не найдете осуждения тех событий. Почему. Да просто все. Парламент Англии решил, что индейцы, это не люди! Вот так просто Парламент решил и все! А чего переживать за нелюдей? Так что все в рамках существовавшей тогда этики! Точка!
      Но вернемся к авторитаризму и авторитарной этике. Напомню, термин, введенный в оборот Эриком Фроммом, который анализировал Европейское общество. Европейское.
Процитирую: «Рассматриваемая формально, авторитарная этика не признает за человеком способности познать добро и зло. Нормы, заданные авторитетом, всегда превалируют над индивидуальными. Такая система основана не на знании и разуме, а на осознании субъектом своей слабости и зависимости от авторитета и благоговении перед ним; подчинение авторитету происходит в результате применения последним неограниченной власти; его решения не могут и не должны подвергаться сомнению. Рассматриваемая же содержательно, авторитарная этика отвечает на вопрос о смысле добра и зла с точки зрения интересов власти, а не интересов индивидов; она по существу эксплуативна, несмотря даже на то, что индивиды могут извлекать из нее значительные для себя выгоды как в плане психического, так и материального благополучия.» Где здесь сказано про СССР, про «сталинизм»? Ни слова!    
      Фромм рассматривает типичную картину того самого западного общества. Как-то все забыли про «Рейды Палмера», «Маккартизм», «Черный список Голливуда», «Чрезвычайный указ № 9066», «Бенгальским Голодомором 1943−1944» и многое другое в США и Англии.  
Но упоминая об этом, наши либералы разрушат стройную и красивую (в их представлении) картинку демократии и ее этических ценностей.
      Позволю себе лирически-историческое отступление.  Никого не удивило и даже ни мало не насторожило то, что на первом этапе разгрома российской государственности к концу 80-х годов ХХ века огромнейшую роль сыграли дети и внуки пострадавших в 30-е годы начальников и «пламенных революционеров». Факт личной мести своей стране, которую ненавязчиво превращали в «эту страну» отметался напрочь. Сами «арбатские детки» хорошо про это молчали, а если кто и цеплял их папаш, то набрасывались всей стаей. Шла волна «покаяния и очищения» и то, что изнанкой «волны» было банальнейшее обгаживание и действовал принцип «Вали столбы – заборы сами повалятся», ощущали не многие. А вот разговорится на тему «отпор клевете на прошлое» позволено было личностям одиозным и недалеким. Следует отметить, что наша интеллигенция (я не говорю о «творческих личностях», державших нос по ветру и всегда приближенных к трону) иногда напоминает умную, добрую и красивую, но очень одинокую женщину, неимоверно чуткую на любую грубость и тем более глупость, но облапошить которую может всякий талантливый проходимец умно и ярко громоздящий нелепости и галиматью из полуправды и полу лжи. Сделав ставку на очень одаренных, но совершенно бессовестных «звонарей нового мышления» на передовую с «другой стороны» выставлялись люди, знакомство с речениями и писаниями которых оставляло горестное впечатление об умственных их способностях. В эту дурную «компанию противовеса» в силу личной честности и порядочности попали и очень умные, талантливые и совестливые люди, что компрометировало их неимоверно. Интеллигенция не простила им «неэстетичности» зрелища их братания с «недоумками-ретроградами», и заподозрила их в страстной любви к «почестям и привилегиям». От интеллигенции большего и не требовалось. На «ортодоксов» спустили свору. На них вешали все свои и чужие грехи, их остервенело травили люди, ничем кроме вечной фиги в кармане не отличавшиеся, и при этом хапавшие при «советах» и ртом и задницей. Практически никем не замечено, но многотомная, приносящая немалый доход «писарчукам» серия «Пламенные революционеры» была, в основном, написана будущими «невозвращенцами», шкурными эмигрантами, людьми с двойным, а то и с тройным дном. Публика за это долго терлась на «Голосах» и «Свободах», где ее держали до времени «западло», чтобы затем вернуть на родину в качестве «вшей за воротник» и триумфаторов. А вот писателей – «деревенщиков» топили и топят при всех наших режимах. Людей талантливых и горячо любящих свою Родину для начала сунули в «идиотскую кампанию», а затем и просто заткнули им рот. Интеллигенция с радостной дурью внимала липовым краснобаям-«пророкам» и сменила этику на «эстетику».
      Наверное, «дети Арбата» любили своих отцов, больше чем мы своих. Они сумели отмыть, а то и отвоевать их доброе имя, тогда как мы в неразумии и горячности пылко плевали на дело и имя своих отцов. Борьба со «сталинщиной» велась с размахом. На первом этапе ее доказывалось, что плохие коммунисты – резали коммунистов хороших. На втором – зарезанные превращались уже в социал-демократов, приближалась борьба с «ленинщиной и марксовщиной». На третьем – «невинно убиенные» стали вообще антикоммунистами, сторонниками чего-то с чьим-то лицом и общечеловеческих ценностей. Когда и как они эти ценности приобрести исхитрились, если сами были весьма умелыми мясниками – загадка для простачков.  
      Попробуем ненадолго «возвысится над простотой» и промоделируем ситуацию. К моменту «большевистского переворота» человеки с ружьем изобильно водились. Причем многие из «человеков с ружьем» с ним расставаться не собирались. Инстинкты, разбуженные четырехлетней войной, вводить, выражаясь по нынешнему в «цивилизованное русло» – задача неимоверно сложная. «Из свинцовых инстинктов не выработаешь золотого поведения» – любил повторять философ Герберт Спенсер. Идея какого-то Учредительного собрания, или даже Земского Собора, который им, человекам, чего-то даст, а может и не даст – привлекала немногих. Человеки с ружьем хотели многого и сразу, среди них комиссарили «отцы с Арбата» и науськивали друг на друга. Запад лез с интервенциями, бойкотами и «общечеловеческими ценностями» в колониальной упаковке, на что весьма охотно клевали и «белые рыцари» и разношерстные националисты. Победив в Гражданской войне, справившись с интервенциями и загнав чрезмерно ретивых человеков с ружьем «за можай волков морозить» Ленин, Троцкий и Сталин выковали трех Победных лошадей – Идеологию, Армию и Номенклатуру. Цену последней кобыле – Номенклатуре, Сталин знал как никто другой, и ее создав – возненавидел сразу. Сталин давал «отцам с Арбата», полупомешанным «мировым революционерам», дорвавшимся до власти хапугам и малограмотным выдвиженцам «ленинского призыва», совавшим рыло в кормушку под видом «старых борцов», топить друг друга в крови. При необходимости – сам резал и свежевал, ценил кадры, опутал вороватую номенклатуру и «мятущуюся» интеллигенцию тотальной слежкой, надзирал за Идеологией, как папа за дочкой-девственницей, и считал армейскую верхушку самым коварным сообществом для нового и молодого государства. Умных говорунов, вождей и партий в России хватало, но уцелеть и осуществить при этом огромнейший качественный прорыв своей страны сумели большевики, бессовестно и гениально поставившие на насилие, демагогию и желание большинства. Что всегда и везде применялось в критических ситуациях любыми толковыми политиками в любой из точек земного шара. Свирепо лаять на действия или бездействие своих предков в конкретных и только им одним понятных ситуациях, подобно ругани на свою прабабушку, за то, что она не спала с цыганами и поэтому ты не родился брюнетом. И не надо вешать мне «надежды на героя на белом коне», «теорию заговоров» – это такая же ахинея, как слепое следование «традициям исторического материализма» или «роковых в истории личностей». Нас сознательно путают в трех соснах. Всякий талантливый полководец не составляет «законов» и «заговоров» и не смотрится в западное или восточное зеркало перед сражением, а выстраивает тактику и стратегию боя исходя из знания своей армии – от солдата до генерала, где помогая, где не мешая им воевать. Всякий талантливый политик прежде всего краеугольным камнем своей деятельности ставит – узнавание и знание своего народа и своей страны, а затем уже выстраивает какие-то там «противовесы во власти». Единомыслие встречается только в бане, где все помылись и всем выпить хочется. Единство желаний – только в инстинктах, да и то, природа и здесь намудрила. Политик «милостью Божией» властно и нежно, чутко и жестоко прислушивается и приглядывается перед роковыми решениями к почти мистическим связям, желаниям, мыслям и стремлениям миллионов людей своей и только своей страны, но всегда осторожен к любому пришлому, цели которого неясны  и заемному, потому что рецепт «выписанный издалека» грозит оказаться смертельным. Такому политику народом простится многое при его жизни, но после его смерти, и такое случается достаточно часто, его будут безжалостно поносить соратники, которым он не дал «побороться» за власть, насладиться «созданием противовесов», а тяжелой кровавой дубиной гнал на работу во имя страны. И, горе народу, уверовавшему в «новое мышление» этих любителей воевать с мертвецами. Из их. Якобы, «чистых помыслов» вырастают смуты и войны, ничем, кроме грязных амбиций не спровоцированные.
      Иногда людей умеют убедить, что политика – грязное дело и они вместо того, что бы отправить немытых политиков в баню, разбираются в грехах своих и чужих отцов и каются в несовершенном.  Но вернемся к разбираемой теме. Пытаясь замазать нашу историю, подобные авторы начинают рассказывать про ценностные кризисы, причем упирая на то, что у нас эти ценностные кризисы «Это свидетельство зияющей пустоты, огромной дыры на месте этики», а «на Западе вовсе не означал отказа от этики; напротив, он предполагал ее усложнение и переосмысление. Это привело к появлению своеобразного Голема – Антиэтики, также возведенной в абсолют (точнее, в анти-Абсолют). «Весь мир плох, я тоже плохой, и я горжусь этим»». Увы, уже привычная точка зрения тех самых либералов, которые на протяжении последних тридцати лет, как раз и пытаются убедить нас в том, что принцип западной этики «Весь мир плох, я тоже плохой, и я горжусь этим» как раз  нам и необходим. Давайте с вами разберем этот тезис на вполне конкретном примере.
Общенациональная компания по выяснению роли Павлика Морозова и Зои Космодемьянской давно отшумела, вернее, открякала как и многие утки-несушки времен перестроя и постперестроя. И кому теперь нужен пионер-герой, восставший на отца своего ради какой-то там человеческой и ли политической справедливости? Некоторые из теперешних мальчиков, и тому примеров великое множество, желая быстро разбогатеть, не дрогнув чубчиком, залезают в миллионные долги и спокойно «делают ноги» ни мало не заботясь о том, что их отцов, матерей. И прочих могут просто-напросто вырезать поголовно. И «защитники прав человека» помалкивают. Как можно-с! Ведь у Павлика-то был офицер ГПУ, фигура ужасная, кошмарная и, ко всем грехам, государственно-служащая и государственные интересы охраняющая, а тут другое.  
      Сторона первая – поступок Павлика Морозова с точки зрения людей старшего поколения правильный и героический. Мальчик «сказал на отца» не из шкурных соображений, а по чести-совести и по нормам морали, соблюдать которые он клялся, вступая в ряды пионерской организации. Был ли фактор личной, детской обиды на бросившего семью отца? Скорее всего был, так как трудно представить себе ребенка, особенно мальчика, бестрепетно переносящего такую огромную семейную трагедию. Тем более – деревенского мальчика. Но Павлик донес на отца не как на «бытового разложенца», а в те годы (об это знали и дети) за подобные художества папане могли здорово стукнуть по буйной его головенке, а как на политического противника, врага всего того, во что мальчик пламенно верил. В это верят и ортодоксы, что выгодно отличает их от ни во что не верящих «общечеловеков». Ортодоксы-коммунисты не всегда фанатики, но они люди верующие, а любая вера требует своих святых и своих мучеников. И самое интересное, на роль русского мученика Павлик великолепно подходил, только даже потому, что его зарезали. Святополк окаянный зарезал юных Бориса и Глеба, и Церковь признала их мучениками, хотя ничего особо героического они не совершили, но подобное было необходимым, чтобы стать мучеником в России. Мученически, по народным преданиям, был зарезан ничего для страны и веры не сделавший царевич Дмитрий, сын Иоанна Грозного. Ничего совершить не успела и зверски запытанная и повешенная Зоя Космодемьянская. Но именно это и делало ее образ преемственно близким душе миллионов русских людей. Павлик «восстал за Правду» и был убит, что добавляло к ореолу мученичества – ореол святости. По-христиански, он нарушил пятую заповедь: «Чти отца твоего и матерь твою», но подошел к Заповедям Блаженства, составляющим в совокупности нравственный идеал христианина: «Блаженны изгнанные за правду, обо их есть Царствие небесное!» Следовательно: «воюя» с ортодоксами за «очищение ленинизма» с Павликом Морозовым, со «сталинщиной» шустрые дядеобразные мальчики забивали первый кол в сердцевину вековечных нравственных законов русской души. И одновременно закладывалась хорошая бомба «под старичков», якобы вылезших из «инкубатора доносчиков тоталитарного государства».
      Вторая сторона этого «давнего темного дела» не видна только для очень наивных и довольных своей «простотой» людей. Любой человек, мало-мальски знакомый с правом гражданским и международным, объяснит вам на пальцах: создание прецедента – такая палка о двух концах, что вопрос палочного удара – единственно дело времени. Прецедент возможности предательства своего отца был подсунут так ловко в истории с Павликом, что и не подкопаешься. Если можно предавать своих отцов «дуракам и фанатикам тоталитаризма», людям не дальновидным и построившим «неизвестно что», то почему бы нам, хорошо усвоившим принцип полезности индивидуальной жизни, молодым, крутым, и ловким – не сделать то же самое! Они не воспользовались, их перерезали, пересажали и перебили потому, что для себя лично они не умели стараться! Шантажируй Павлик Морозов папку, глядишь, и вся семья каталась, как сыр в масле, а у папки только мерзла его начальническая попка. И Павка был бы цел – и папка сыт. Такие Лжепавлики – все уцелели, всех пережили – именно они составили ту когорту «тайных советников вождей и вождишек» десятилетиями загаживающих «просторы Родины чудесной».
      Наконечником пули, отлитой «для Павлика» было ожидание слова – Пора! Пора начинать кидаться грязью в историю советского периода развития России или не пора!? Пора создавать новых «молодых волков» без роду и племени или не пора!? «Павлик» прошел «на ура!», и значит – Пора! Вот именно в этом и состоит их цель – лишить нас своих ЦЕЛЕЙ! Замазать тех, кто с точки зрения морали и нравственности служил и продолжает служить тем самым этически ориентиром, которого у нас (по мнению разбираемого автора) нет.
Еще раз хочу обратить ваше внимание на то, что автор не очень сильно разбирается в вопросах этики, если не сказать, что совсем не разбирается. Такой маленький штришок, опять цитата: «Были, конечно, и позитивные результаты, формировались новые профессиональные этики – научная, менеджерская, врачебная, журналистская; сложилось даже подобие сетевой этики». Это, повторюсь он пишет о сегодняшнем дне. По его мнению, врачебная этика появилась в России вот совсем недавно. Как же так, зачем подчеркивать свою безграмотность, клятва Гиппократа, в частности, и клятвы, формулирующие моральные нормы поведения врача, существовали ещё в Древнем Египте. Да и другие тоже.
Впрочем, на этом он не останавливается. Неуклюже, но крайне убежденно начинает выстраивать следующий слой своих рассуждений: «Наконец, в последние два года, после 2014-го, появился этический реверс – гибрид авторитарной этики и отрицательной. Когда удобно, работает советская этика (мы всегда правы), а когда нужно – включается отрицательная (все одинаково плохи). Отсюда эта двойственность, вечное мигание и переключение, от которого рябит в мозгах. Если свести к силлогизму, получится: «мы всегда правы, потому что все остальные врут»».  Обратите внимание, он даже не затрудняется в аргументации, по его глубокому убеждению уже все было сказано им выше, теперь время выводов. И что же за выводы мы видим: «Единственный ответ на вопрос, как это уживается в одной голове, такой: это следствие нерешенного вопроса об этике. Но нерешенная проблема все время напоминает о себе – именно своей травмирующей пустотой, – принимая чудовищные и абсурдные, все новые и новые формы неприятия: мигрантов, либералов, геев, Украины, США, Запада, мира. Немотивированная агрессия, желание наказать, проучить мир и, в конце концов, просто его побить (как на Евро-2016)».
Вот он, собственно, ключевой момент во всей статье. У нас нет этики, потому что мы не принимаем: «мигрантов, либералов, геев, Украины, США, Запада, мира», потому что нам свойственна: «Немотивированная агрессия, желание наказать, проучить мир и, в конце концов, просто его побить (как на Евро-2016)»! Тут бы воскликнуть браво, но не хочется. Становится даже очень и очень противно! Оказывается для того, чтобы у нас появилась «правильная», «гуманистическая» этика нам всего лишь надо отвергнуть нашу «авторитарную» этику и признать те самые «гуманистические», «общечеловеческие ценности» и мы тут же выйдем из: «зияющей пустоты» и «огромной дыры на месте этики».  
Как прост оказывается рецепт от наших либералов. Но как я уже писал вначале, слышали мы это еще в конце 80-х, начале 90-х годов от идейных отцов этого автора, так же как и он работавших в «Огоньке». Поколения в журнале меняются, а ненависть к своей стране остается.
      Но вишенкой на торте можно считать то, что автор пишет в окончании своей статьи. Вчитайтесь: "АВТОР ОСОЗНАЕТ ВСЮ БЕСПОМОЩНОСТЬ ПОПЫТКИ В ДВУХ АБЗАЦАХ СФОРМУЛИРОВАТЬ СОВРЕМЕННЫЕ ТЕОРИИ ЭТИКИ, но суть – очень грубо – можно свести к следующему: гуманистическая этика теперь понимается как инструмент, а не как постулат. Этика – это прежде всего диалог, коммуникация (заметим, что основной удар в последние годы был нанесен пропагандой именно по этим важнейшим понятием этики)". Я специально выделил жирным и подчеркнул! Вдумайтесь какой апломб! Автор может сформулировать современные теории этики, просто не в двух абзацах!
      В этом все наши либералы. Зачем быть профессионалом, достаточно прочитать две книжки и можно сразу решить вопросы, над которыми бьются лучшее умы человечества и не могут их решить! Он ведь даже подраздел своей статьи назвал: «Новая этика. Язык и диалог». Чего скромничать? Аристотель-Конфуций-Эразм Ротердамский-Ницше-Фромм-Архангельский!
      Но вернемся к его последнему тезису: «Необходимо решить, главная угроза внутри нас или снаружи? Принять необходимость работать, в первую очередь со злом в себе, а не в других».
      Давайте еще раз вдумаемся. Почему так усиленно продвигается эта мысль, что угроза нам в нас же самих! Нас опять пытаются заставить поверить в то, что мы зло. И пока мы это зло в себе не искореним, в очередной раз посыпав голову пеплом и покаявшись в грехах, которые не совершали, мы не придем к этике.
      Нам в очередной раз пытаются навязать абсолютно чуждые нам ценности: «Без нового человека, а стало быть, и новой этики невозможно построить ни общество, ни экономику: они не работают без решения человека быть».
      Наступим ли мы опять на те же грабли? Или перестанем оглядываться на вот таких вот либералов и вспомним, что наша история насчитывает более 1000 лет. Что наши предки построили Великое государство только потому, что жили не по принципу «гуманистической этики» – «каждый сам за себя», а по принципу Веры – сам погибай, а товарища выручай!

-16
152

6 комментариев, по

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

Доктор Шмурге
#

вкинул +3, чтоб своре минусаторов было тяжелее.

 раскрыть ветвь  3
Алия
#

Да вы, батенька, прямо бунтарь! Работаете так, чтобы сам Баженов спасибо сказал. 

 раскрыть ветвь  2
Саша Ким
#

Дима Поспелов - это вы?

 раскрыть ветвь  0
Константин Константинов
#

Как прост оказывается рецепт от наших либералов.


хороший, правильный текст, но смысл с животными говорить и тем более спорить с фантазиями в которые они сами не верят.

 раскрыть ветвь  0
Написать комментарий
417 8 3
Наверх Вниз