Рецензия на роман «"Император из стали" Книга 1я: "Император и Сталин"»

Сергей, спасибо за ваш труд. Я убежден, что любой творческий человек должен своё мастерство применить хотя бы в одной художественной книжке. Может быть, по одной удачной книге и запомнят всё наше поколение… Оценивать степень удачности – непросто, должен признаться, что я не мастер рецензировать, и в обсуждаемой исторической теме неспециалист. Мой опыт – прочтение массы художественных произведений приключенческого и прочих жанров… Посему в моих впечатлениях наверняка будут дилетантские или неловкие суждения, заранее прошу извинить за это.

1. Попаданческий жанр в нашей литературе фактически стал подразделом художественной приключенческой литературы. Можно даже говорить о сформированных канонах стиля. Поскольку перечислять их все – это задача, достойная монографии, остановлюсь только на методе переноса. Мое личное отношение к канонической процедуре перемещения и адаптации – мне, как читателю, она надоела своей повторяемостью. Я прекрасно понимаю издержки жанра, с проблематикой обоснования переноса информации из реальности «А» в реальность «Б». Задача есть и она диктует типовое решение, и никуда от придуманных реализаций не денешься. Однако, мечтается увидеть что-то новое. Немного представляю, что ещё можно придумать и как это можно оформить (см. ниже), но это уже на ваше усмотрение.

2. Действие главного героя напрямую зависит от того, как произошла процедура адаптации. У многих авторов этот момент рассматривается в разной степени подробности. Но есть серьёзные основания считать, что проблема адаптации не настолько проста, как можно думать ради развития сюжета. Сопротивление среды – оно в общем случае системное, и его продавить можно только системно. А для этого нужно с нуля учить кадры, которые минимально контактируют со старой средой, иначе это будет та же старая система, просто имитирующая новизну. Это фундаментальный исторический вопрос. Как делать реформы: или ломать всё и строить из обломков, или же сначала рядом возводить параллельную новую структуру, а потом уже разбирать старую. Как мы знаем по историческому опыту, реформаторы мечутся между стройкой и закручиванием до предела срыва резьбы всех гаек, а потом больше ничего не строят, а тупо латают дыры.

3. Действия интеллекта уровня Сталина в реалиях среды Николая Второго осложнены тем, что тогдашнее общество было растравлено недовольством и непониманием всех классов. Что ни делай – недовольны будут все, и сопротивляться будут все, и ломать, и сдавать врагам государство ради сиюминутных преимуществ - будут все. Хоть все полномочия сдай ради блага всех, как это Николай 2 сделал в минуту депрессивной глупости. Это цайтгейст был такой. Это недовольство можно сломать только большим коллективным тяжелым испытанием, чтобы до всех дошло, что шибко быть недовольным тем, что у тебя ещё есть – опасно, легко может случиться ещё хуже. Вот этого – что может быть ещё сильно хуже – российское общество в массе никак не понимало. В упор. А потом, когда это «сильно хуже» действительно случилось, всё завертелось так, что и через сто лет потомки никак в себя прийти не могут, сколько жутких решений, с дикими потерями, было принято ради хоть какой-то стабилизации.

4. Интеллект уровня Сталина содержит в себе опыт вот этих потерь. Насколько я себе представляю эту личность – он уже настолько закалился опытом, что ему, наверное, должно быть плевать на потери вообще. И вот в этой связи, моделирование вообще всей этой ситуации, может упереться в совсем иную канву событий. Может быть и так, что перенесенная личность Сталина, осмотревшись, не будет заниматься прогрессом и охранительством существующей царской базы. Зачем, если очами видно, что «кругом трусость, предательство и обман?» (с) Прецеденты в виде достопамятной петровской рубки голов – слишком очевидны. А это означает, что репрессивный аппарат всё равно будет решительно оформлен и включен.

5. То есть, эта модельная неизбежность просто подталкивает к развитию эпически жестокого, в своей сути, сюжетного расклада. Остается посмотреть на такое произведение  немного со стороны, и сравнить с существующими похожими. Это, на самом деле, получается классический роман или сценарий фильма ужасов, когда извне в мир проникает закаленная безжалостностью многоопытная сущность. Это всё вместе возвращает нас к изначальным вопросам о целях произведения, о воспитательных мотивах. Если есть цель, скажем, о технике и мерах безопасности во время проведения опасного эксперимента – это одно направление. Если о теме разнотемпового превращения человека в сверх- или не-человеческое создание со своими целями и задачами – другое направление. Любые развития сюжета мне лично интересны, учитывая ваше несомненное мастерство, Сергей.

-3
349

8 комментариев, по

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

villimilli автор
#

Как бы в продолжение рецензии.

Сергей, должен вас предупредить, что выбранная модельная сюжетная линия по сдуванию революционного (мятежного) пузыря - это частный случай жанра производственного романа, у которого, даже если его создаёт человек «в теме», т.е. специалист (или историк, или современный специалист-жандарм), литературная перспектива в целом неважная. Когда-то и «Аэропорт» Хейли был бестселлером, сегодня впечатление от него, когда в голове восстанавливаешь-представляешь картинку событий - отдаёт перегоревшим духом. Интересно, но не настолько, чтобы мысли всё время возвращались к описаниям преодоления вариантов ошибок и потерь. Да, некоторые аспекты запоминаются, но в целом результат со временем угасает.

Почему некоторые аспекты запоминаются. Жанр попаданцев у нас концептуально стартовал со Звягинцева в «Одиссей покидает Итаку», но мощно выстрелил только после Конюшевского «Попытка возврата» и Дойникова «Варяг», потому что эти парни начали вовсю добавлять в сюжет крайне важную, как обнаружилось, тему заклёпок. Как отметил Переслегин, технические специалисты у нас ещё есть, и они не выносят пренебрежения к своей вотчине… Мгновенно выяснилось, что заклёпки чрезвычайно важны, потому что они добавляют в картину детали, существенно или исчерпывающе объясняющие события – в общем, они работают натурально как «луч света в темном царстве» (с). В частности, например, стало известно об ужасном техническом состоянии машин и дальномеров «Варяга», о чем ранее совсем не упоминалось в исторической и художественной литературе. То есть литература попаданцев вошла в резонанс с существующей у нас субкультурой читателей-технарей и близких по организации техногуманитариев, и полученный эффект внимания к частностям усилил их фиксацию.

Почему результат со временем угасает. Да потому давно отмечено - за деревьями не видно леса! Понятно, что заклепки и частности важны, и процесс как движение всё, а цель – ничто и всё такое… Но именно по этой причине, например, произведения ценимых мною Анатолия Дроздова заканчиваются скомкано, а у Александра Конторовича тонут в сиквелах и описаниях умных схваток во имя непонятно когда грядущей победы, которая всё время отодвигается и отодвигается. Понятно, что есть и писательский финансовый интерес, но как быть с усталостью читателя от незавершенности целевого плана?  Поэтому про целевой план сегодня вообще говорить не приходится. Нигде и ни в чём. Вот на что надо обращать внимание, Сергей! При всем разнообразии рассуждений и моделирований – нет главной достижимой цели и внятного плана, есть только маленькие достижимые – а дальше слепота и авось. Именно поэтому все попаданцы у нас сливают знания и ответственность за путь дальше кому-то, и по-разному, но ищут уединения и/или смерти, находят их или не могут найти. Вот вам факт, доказывающий глубинную фаталистичность русской культуры, несмотря на слова отдельных её представителей. 

Таким образом, у нас имеется противоречие между одновременно существующими в русской культуре внутренним фатализмом и внешней мечтой о победе. И попаданчество, как жанр, спонтанно возникший по общенародному запросу, из-за жажды социальной и духовной терапии, хоть откуда-то прочитать, хотя бы о фантастических победах и превозмочь общекультурную депрессию, не выполняет свои задачи! Читать и осознавать эту картину крайне грустно.

Возникает вопрос, а что же это такое – главная достижимая цель и возможный план для неё? Цель должна быть простой, и она должна быть по-настоящему сильной и яркой. Приведу пример. Был такой автор, по фамилии Джованьоли. Он написал один приключенческий роман, весьма родственный попаданческому жанру, можно сказать – прадедушка, который выстрелил как пушка, сверкнул как молния, и стал слепком эпохи. Другие у него не получились, потому что не срезонировали с цайтгейстом. Вспомните, он там не разводил какие-то особые экономические политесы, он вывел небольшую и откровенно маловероятную своей слабостью любовную линию, но вписал кучу информации по истории и стратегическим заклепкам, отметил трудные, но славные проблемы формирования команды – и всё на эпическом пути к свободе. Описал цель, план и результат, которые дают пищу для размышлений и каждый раз воскресают во всё новых поколениях.

Вот примерно к такому уровню, я считаю, нужно стремиться. Сам я не автор, но хочу хотя бы немного вдохновить. И не только свободу брать как целевой ориентир – она лишь часть из целевых архетипов. Есть общечеловеческие, несмотря на оскверненность западной пропагандой этой характеристики, например, семейные, есть цивилизационные. Если осмотреться в поисках леса за деревьями, то его вполне можно заметить даже невооруженным глазом, и обнаружить, что он совсем не один. Американский лес озабочен темой создания подконтрольного обществу сверхчеловека, и моделирует разные инструкции по соблюдению техники безопасности. Японский лес тоже богато о сверхсущностях фантазирует, причем отмечает, что чем поганее супермен, тем больше у него желания к слабым внедриться и напакостить. Ради чего? И страшно одному, и повеселиться негде. Соображает, однако. Английский лес озабочен темой точных и недорогих решений по поиску и вбрасыванию камешка в чужие злые мельничные жернова. И так далее. Русский любимый лес, конечно, весь целиком в теме «кто виноват и что делать», но, на самом деле, мне кажется, он очень стесняется своего интереса к теме генезиса красивого сверхчеловека. Ведь про него пишут очень часто. Очами видно, что все ждут спасителя, пусть он будет ущербный и несовершенный, но хотя бы с точной информацией об ошибках, предателях и немного с информацией о заклёпках. Некоторые даже понимают, что спаситель не обязан быть добреньким, а может быть вообще превосходно свирепым. Но у него должно неоспоримое свойство – он должен быть несомненно красив в своем сокрушительном деле спасения. (Ремарка - Английский лес, кстати, очень пристально за этой русской темой подсматривает. У Роулинг на эту тематику целый Гарри Поттер написан, например.)

Я не очень представляю, как это можно сделать. Стиль писателя и его чувство красоты в этом - определяющи... Впрочем, подсказки в принципе можно выцепить из Достоевского, только их надо переработать. Тоже тема для размышлизмов…

 раскрыть ветвь  3
Алексей Курносов
#

Мда, начал за здравие, закончил за упокой. Не умею красноречиво и доходчиво излагать мысли и образы, но попытаюсь. 

Идея сверхчеловека, как пишут и говорят, пошла от Ницше, и была развита в сначала в европейских интеллектуальных кругах, продолжена в СГА. Нам она не близка из-за религиозности(душа бессмертна и имеет возможность развития(во время жизни, без права на ошибку, об этом авраамические религии))  и специфического мировоззрения(общинный образ жизни - жизнь одного - ничего по сравнению с продолжением общества (похож на азиатский, без их перегибов)). Следовательно цель одна: духовное развитие - стремление к божественному идеалу и приближение образа жизни общества к райскому. 

Вывод: вы атеист, сторонник западного мышления и образа жизни. В остальных догадках Вангу строить не буду: скромность, говорят, украшает, а вероятность ошибки в суждениях возрастает. 

Ps.: помимо современной художественной литературы почитайте к примеру историю Отечества, историю религий, цивилизаций и т.д. освежите знания... 

 раскрыть ветвь  2
Сергей Васильев
#

Спасибо за рецензию. Модельная неизбежность эпически жестокого расклада действительно предопределена и ничего с этим не сделаешь. Моя же сверхзадача - указать на некоторые исторические параллели николаевского, сталинского и - тут я делаю акцент - НАШЕГО времени, где сверхличность может, конечно, подкорректировать ход событий, но не способна его развернуть в противоположном направлении.

При этом я не фаталист. Да, мы не сможем отменить, то, ЧТО произойдет, но в наших силах смоделировать КАК это произойдёт, сколько жертв потребует и как быстро закончится (если речь идет о неблагоприятном сценарии).Вот, собственно об этом и есть все мои книги. И нынешняя, и предыдущие, и будущие

 раскрыть ветвь  3
Виктор Масюк
#

Следует понимать так, что Сталин в Вашем понимании признает неизбежность террора, который будет развернут революционными партиями против представителей императорской власти, и просто пытается канализировать его в нужном для себя направлении?

 раскрыть ветвь  2
Написать комментарий
25 1 0
Наверх Вниз